Once Upon a Time. Сhapter Two.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Once Upon a Time. Сhapter Two. » Архив отыгранных эпизодов » Дело «в шляпе»!


Дело «в шляпе»!

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

1. Название эпизода (квеста):
Дело «в шляпе»!
2. Участники:
Mr. Gold
Jefferson
Patrick Whale
3. Место действия:
Зачарованный лес.
4.  Дата и время действия:
После «неудачной» попытки воскрешения возлюбленного Регины.
5. Краткое описание:
Дело сделано, дело, как говорится «в шляпе» - доктор Франкенштейн отлично справился со своей ролью в разыгранном для Регины представлении и теперь осталось только встретиться с Темным, чтобы получить обещанное им сердце.
6. Очередность постов:
Patrick Whale
Jefferson
Через пару кругов Mr. Gold
7. Возможно/невозможно присоединиться к эпизоду:
Невозможно
8. К чему мы должны прийти:
Разойтись каждый в своём направлении
9. Статус эпизода:
ЗАВЕРШЕН
10. Наблюдатель:
Mr. Gold

0

2

Виктор не очень был доволен историей, которая с ним приключилась. Но мужчина так жаждал получить желанное, что был готов забыть обо всем на свете. В том числе и о своей совести. Барон искал взглядом Дефферсона, благодаря которому и оказался в этом мире. Он бы мог поблагодарить его за то, что он познакомил его с чудесной женщиной, но та была обречена любить того, кто навсегда покинул этот мир. Виктор не сожалел, ведь сам испытывал нечто подобное. Но в его силах было многое изменить. Он мечтал добиться совершенства в своей науке. Мечтал научиться возвращать к жизни тех, кто нам дорог. Эта цель вела его по жизни, как яркая звезда на небе.
Джефферсон должен был проститься с Региной и ждать его где-то в стороне. Вместе они должны были вернуться к Румпельштильцхену, чтобы получить свою награду. роль в этой истории для Джефферсона была тайной для Виктора, но барон не торопился задавать вопросы, надеясь, что на это у него еще будет время.
- Джефферсон, - выкрикнул Виктор, в темноте пытаясь разглядеть знакомую фигуру. Но в ответ ему прозвучала тишина. Мужчина лишь поежился от промозглости незнакомого мира. Лишь чужая улыбка согревала его душу. Он задумался об этой юной деве, чей образ будет долго преследователь его. Она была прекрасна. Каждое ее слово откладывалось в его сознании. Мелодию ее голоса он пронесет в своем сердце. И не сможет отказаться от этого. Ведь каждый человек имеет право любить, даже если это чувство безответно. - Джефферсон.
Снова позвал в темноту мужчина. Он присел на небольшой пень в ожидании своего спутника, своего проводника между мирами. Когда-то Виктор не верил в эту возможность, считая что его мир единственный реально существующий. Как же сильно он ошибался. Появление в его доме Румпеля фон Штильсхена круто изменило его мировоззрение. Знакомство с Шляпником подтвердило, что не все так однозначно, как кажется. Виктор пришлось поверить собственным глазам, которые не могли лгать. Доктор, Франкештейн расслаблено вытянул ноги перед собой, ожидая появление своего приятеля, чтобы продолжить путь.

+1

3

Ох уж эти женские слезы! Не зря их считают одним из основных очагов влияния на мужчин. Сегодня Шляпник на своем опыте испытал всю тягость их давления. Плоды их с доктором спектакля пришлось пожимать и Джефферсону. Регина была буквально убита после неудачной попытки вернуть к жизни ее жениха. Как же больно потерять последнюю надежду, надежду на любовь и счастье.
Возможно, в глубине свой души Шляпник сострадал и соболезновал несчастной, но эти чувства были глубоко спрятаны за личиной равнодушия и безумства. Конечно, ему пришлось вновь показать свои актерские способности, изображая сожаления и сострадание Регине, как и требовал задуманный ранее план.
Успокаивая несчастную Королеву, мужчина едва не потерял Франкентштейна из виду. Похоже, доктору не терпелось вернуться в свой мир, да и от участия в очередной авантюре Румпельштильцхена особого удовольствия он не испытывал. Однако было, похоже, что он искренне сострадает Регине, но он был ученый, так доктор назвал себя сам.  Для Джефферсона это слово было в диковинку, он предпочитал называть его чернокнижником. Наконец вспомнив о своих обязательствах, Шляпник еще раз выразил слова своего "глубочайшего сожаления" и распрощавшись, оставил Регину, наедине, со своими мыслями.
Джефферсон поспешил нагнать своего необычного компаньона, который уже успел скрыться в лесу некоторое время назад. Не спеша, попутно созерцая красоты природы, мужчина направился по следам доктора. Похоже, чернокнижник успел пройти довольно далеко, так как его голос раздался довольно не громко. Наконец Шляпник завидел своего знакомого, мило отдыхающим на небольшом пне.
Полностью соответствуя своей манере, он бесшумно подошел к доктору со спины и затем несильно похлопал своего знакомого по плечу.
- Я гляжу, вы притомились, доктор? - надменно поинтересовался Джефферсон.
Обойдя место отдыха Франкентштейна, Шляпник решительно направился дальше, крутя свою бесценную шляпу в руках. Он брел, куда-то в сторону середины леса. Направление их пути было не так важно, уж кто-кто, а Румпельштильцхен точно сможет отыскать своих коллег по осуществлению сегодняшних событий.

Отредактировано Jefferson (2013-04-15 21:51:33)

+1

4

Виктор криво ухмыльнулся глядя на молодого и амбициозного спутника. Излишняя самоуверенность юноши портила его, но было в этом и определенное очарование. У них не было времени, возможности, да и чего скрывать, желания узнать друг друга ближе. К томе же, они не девицы,чтобы болтать всю дорогу. Вместо этого они хранили гробовое молчание, разыграв сцену перед молодой девушкой. Виктор снова ухмыльнуся.
- После сложных операций я, обычно, позволяю себе перекур, - туманно отозвался блондин, лениво поднимаясь на ноги, чтобы нагнать Джефферсона. Он не много знал о Румпельштильцхене, но даже этого было достаточно, чтобы понять, что искать волшебника не нужно, он сам найдет тех, кого втянул в это дело. Он еще лелеял надежду получить шкатулку, в котором стучало горячее сердце. Живое, дышащее силой. Удивительное явление, о котором ему не терпелось рассказать Игору. Франкенштейн  остановился рядом с Шляпником. - И что теперь?
Барон пригладил волосы и осмотрелся. Лес его пугал своей сущностью. В нем он был чужим. Барон предпочитал одиночество замка и холодных могил на кладбище. Этот лес дышал жизнью., и это не совсем нравилось доктору.
- И как часто тебе приходится выполнять такие поручения? - он склонил голову к плечу, наблюдая за Джефферсоном. Ему было плевать кто он и откуда. Его интересовала личность Шляпника. Может, сейчас появится немного времени, чтобы поговорить. Скорее всего они больше никогда не увидятся. Вряд ли кто-то позволит ему организовать подпольный бизнес по доставке сердец. Больше никогда ему не удастся обмануть ту леди, а значит, не будет больше возможности и другого шанса спасти брата. Но у него было еще немного времени.
Франкенштейн сделал несколько шагов вперед, обходя корягу, преграждающую путь двум молодым людям.
- Ты ведь тоже не из этого мира? Для него ты слишком...сумасшедший - обернулся барон, сохраняя равновесия,балансируя на одной ноге. Ему слишком рано пришлось стать взрослым, чтобы забыть о том, что такое дурачество.

0

5

-Пере кур?, - недоуменно переспросил Шляпник, лихо набросив свой головной убор обратно на макушку. - И как же вам помогают расслабляться курицы, любезный чернокнижник? Неужели в вашем страшном мире неизвестно, что все несушки в сущности сущие пущества? - пренебрежительным щелчком, мужчина сбил цилиндр на затылок, пытаясь хоть так смириться с удушливой влажностью, царившей в лесу в этот жаркий полдень.
И если новый знакомец предпочел обойти привольно раскинувшуюся корягу, то Джефферсон попросту на неё запрыгнул, и с легкой, едва различимой, насмешкой посмотрел на блондина сверху вниз. Даже сделал несколько скользящих элегантных шагов, но от последнего, относительно грациозного, пируэта каблук сапога внезапно поехал по осклизлой и подгнившей древесине, да так, что Шляпник опасно пошатнулся. И едва-едва успел ухватиться за ствол ближайшей березы, и изобразить, будто бы он попросту бдительно вглядывается куда-то вдаль, в густой зеленый подлесок.
- Нечасто, но и не так редко, чтобы начать волноваться - это все-таки Темный. - пожал плечами мужчина, задумчиво разглаживая между пальцами клейкий резной листочек. - Странно думать, но когда я встретил его в первый раз, то подумал, будто бы его интересуют привольно росшие в нашей округе грибы. Или новый костюм, а он сразу, с места в карьер - У тебя есть волшебная шляпа, бла-бла-бла... - буркнул Шляпник и неопределенно взмахнул рукой, отгоняя привязавшегося майского жука, вознамерившегося угнездиться на полях его цилиндра.
- Ах, вспомнить бы,где тот залитый солнцем край, где молод был я. И где сгорел сарай. - величаво произнес подбоченившийся Шляпник, панибратски опираясь на березу. - О каком сумасшествии можно рассуждать, если главный вход во дворец нашего правителя загораживало чучело огромного лося. Дабы поданные проявляли высочайшую степень уважения, низменно рыская промеж голенастых коленей, задолго до того, как предстать перед самим королем. Или императором, что-то я запамятовал, кем был тот надутый индюк... - Джефферсон нахмурился и потер лоб большим пальцем, старательно припоминая картины собственной юности.

Отредактировано Jefferson Hatter (2013-06-18 13:20:03)

+2

6

На какое-то мгновение Виктор опешил. Он остановился на полушаге, и просто смотрел на мужчину. Он говорил, но эти слова никак не укладывались в голове молодого адепта науки. может, он использовал какой-то иноземный говор, а может, это был признак сумасшествия. Шутка ли раз за разом нарушать все мировые законы, пересекая материю в другой мир. Это просто по определению не могло пройти бесследно. И как видно, не прошло.
- Темный? - переспросил Виктор. Он был умным человеком, талантливым ученым. но личность Румпеля фон Штильцхена была для него загадкой. До это встречи Чернокнижник не верил в магию и чудеса, только фактам, только своим глазам. Глаза его не подвели на этот раз. Он видел нечто, наполненное таинственным волшебством, а потом ощутил на себе все краски происходящего. - Кто он, это Румпельштильцхен?
Блондин чуть пригладил волосы на голове, испытывающе вглядываясь в своего темноволосого спутника. Молодой человек ему импонировал. Он был полной противоположностью Виктору, от чего и привлекал его внимание своими выходками. Кроме того, доктору казалось, что Джефферсон абсолютно свободный человек. Насколько это правда, трудно было даже представить.
- И все-таки? У тебя ведь наверняка есть семья, - в данной фразе он имел в виду родителей и близких родственников. Виктор искренне жалел тех, кто вырос в одиночестве, лишенный возможности быть кому-то опорой или надежной защитой. Его сюда привела жажда заботы о своем младшем брате. Воспоминание о Герхардт заставило сердце болезненно сжаться. Пока он прохлаждается по лесу, холодное тело его младшего брата лежит на столе, закрытое белой простыней, ожидая своего часа. Оставалось надеяться. что Игор хорошо о нем заботится. Иначе и быть не могло. Слугу хорошо воспитывали и хорошо платили ему за проделанную работу. Кроме того он был отличным помощником в крайне-трудных операциях.
Виктор не спрашивал, хоть и опасался, что Темный может нарушить часть своей сделки и попросту не явиться на место встречи, однако его спутник выглядел уверенным в обратном.
- Ты часто добываешь для него что-то?- Виктор слегка перефразировал, скорее уточнил вопрос, который задавал несколько минутам ранее.

+1

7

Шляпник встрепенулся и низринулся вниз с пасторальных холмов, на которых прошло его трогательное детство мальчика-в-шортиках, навстречу серым будням. Заодно сошел и с коварной коряги, чтобы усесться на нагретый солнцем пригорок.
- Разговоры о таких вещах требуют вдумчивости, осторожности и порядочной безмозглости, - неохотно проговорил Джефферсон, машинально поправив ремень переметной сумы. - Темный есть ни что иное, как порождение всемогущей магии, квинтэссенция её возможностей, слабостей и противоречий. Он безжалостно расправится с любой неугодной фигурой, зато сверх меры одарит полезную игрушку. Вы сами видели его беспринципную справедливость, не так ли? Возлюбленный жив, но только в мечтах милой девушки... - Шляпник пожевал нижнюю губу, борясь с весомым искушением обвинить чужестранца в скверной актерской игре, а то и жестокой двуличности. Все-таки отчаяние Регины не шло ни в какое сравнение с хитро сконструированным двойным дном их плана. Эта боль была Джефферсону отчего-то ближе, чем все холодные расчетливые планы иноземного колдуна. Не от того ли, что страдало существо, хоть как-то вписывающееся в устои шляпниковского мира? Но, с другой стороны, какое дело было мужчине до нелепой влюбленности богатой дурочки? Какую пользу могло бы принести это неуместное заступничество? Какую выгоду?
- Я... я не очень-то помню, - Джефферсон страдальчески поморщился, позволяя тени накрыть его лицо, представляя собой аллегорическое изображение отчаяния и растерянности. Чужестранец был так трогательно забавен, что Шляпнику на какой-то миг стало безумно интересно, в каком же мире рождаются такие застегнутые на все пуговицы мечтатели, люди с тонкими душевными струнами внутри, но с рукавами набрякшими от крови. Может стоило его навестить?
- Хотя нет, помню. Это было до странного спокойное место, небольшое поселение мастерового люда, где каждый за каждого горой и стеной. Вот только, и зависть жила там и коварство кустилось - и стал милый мальчик в один миг сиротой. - Джефферсон прищурился и замолчал, пытаясь ухватить ускользающие мысли, подсовывающие ему самые разнообразные сцены и события, не утруждаясь при этом расставить их хоть в каком-то порядке.
- Так что, я был один сколько себя помню. Сам нашел себе наставника, сам обучился портновскому искусству. Сам сшил себе волшебную Шляпу. - брюнет вдруг фыркнул и невесело рассмеялся. - Не знаю как вы, сэр чернокнижник, но я бы не смог доходчиво объяснить благочестивой родне, с какой это стати промышляю продажей таких странных товаров: проходами между мирами, человеческими сердцами, когтями дракона и самыми первыми снежинками, рождающимися на Крайнем Севере. И якшаюсь с опасными людьми, а может даже сам стал таким?

+1

8

Виктор слушал. Вообще, он всегда был внимательным слушателем. Возможно, потому что любил людей, возможно, по каким-то другим причинам. Ведь любовь к людям постепенно испарялась, равно как и их вера в его науку. Все сложнее становилось удержать аудиторию и получить поддержку в своих опытах.
Отношение Джефферсона к жизни и его прошлому было слишком легкомысленным. Внезапно, ему захотелось отчитать молодого человека, но Виктор вовремя прикусил язык. Это было бы слишком. Они не настолько знакомы, да и это вряд ли бы посодействовало зарождению их дружбы, или некого подобия дружбы.
- Ты забываешь, что в моем мире нет магии, и понятие "Темный" для меня не известное, как для тебя формальдегид или любой другой научный термин. Я просто хотел знать, с чем я имел дело, - мягко улыбнулся Чернокнижник, задумчиво касаясь указательным пальцем подбородка. - Порой мне кажется, что одиночество - не такое уж бремя. Всяко лучше отца, которые пытается за счет сыновей воплотить свои несбывшиеся мечты.
Франкенштейн неосторожно переступил черту, которую, разумеется, переступать не собирался. И тем не менее, этот разговор заходил в тупик. Как подержать разговор с импульсивным Джефферсоном уравновешенный доктор не понимал. Зато понимал, что ответы молодого человека  начинали раздражать его, и заставляли вспоминать, что в семье он был старшим ребенком.
- Неловко говорить об этом, но ты выполнил свою часть сделки, проведя меня через миры, я выполнил свою, - Виктор сопровождал свою речь жестами, указывающими на личности. - Но...
Виктор слегка закатил глаза. Действительно, возникла неловкость. Он пытался намекнуть на то, что пора бы рассчитаться за устроенное представление. Мужчина, право, никуда не торопился, но все же ему хотелось узреть плату за свои труды. Кроме того, быть обманутым идиотом в его планы не входило. Тем более быть обманутым идиотом в чужом мире.
- Тебе даже на минуту не показалось, что это слишком жестоко? - Виктор часто заморгал, прогоняя наваждение. Вряд ли он сможет так легко забыть ее лицо. Такое юное и такое нежное. Еще при первой встрече ему захотелось ощутить вкус ее поцелуя на своих губах. И рядом с телом ее жениха, он знал, что не сможет поступить иначе. Виктор дернул бровью. - Опасным? Неужели? Смелым точно. Одному Создателю известно, сколько миров и сколько материй создано в этой вселенной.

+2

9

Джефферсон беззвучно проговорил странное, слишком уж длинное слово, но спрашивать о его смысле не стал, с чего-то подумав, что из этого "ормальде-что-то" получилось бы неплохое ругательство, а то и название какого-нибудь редкого цветка.
- Всякое бремя достойно той спины, что его несет, - невозмутимо пожал плечами Шляпник и широко улыбнулся, про себя решив, что в этом человеке был какой-то толк. Просто слишком правильный и прямой, чтобы быть привычным для него. - Мураш несет палку, которая тяжелее его в десятки раз, а ты побывал там, где твоему отцу и не снилось путешествовать. Но сможешь ли ты снести десятикратный вес муравья? - мужчина оперся локтем на колено и терпеливо стерпел подведение всех итогов и безыскусное сведение счетов.
- Не спешите, драгоценный сэр, приличествующая награда уже почти в ваших руках. Но права на её передачу я не имею, как не может пчела сразу снять с цветка хоть толику меда. Время и чуточку терпения, право слова. - Джефферсон легонько похлопал по своей суме, намекая, что за те прошедшие минуты или часы с резной шкатулкой ровным образом ничего не произошло. И чужое сердце мерно стучало где-то в глубине, все такое же яркое, как и в ту минуту, как его опустили на бархатное ложе. Тук-тук, тук-постук, тук-перестук...
И все-таки никакая сдержанность не может сдержать душевные порывы - Шляпник, как бы прозаично не звучало, изумленно вытаращился на доктора, удерживая рвущийся наружу смешок. О ножницы и кулиски, да это просто невероятно! Джефферсон чуть ли не подпрыгнул, желая подлить масла в едва занявшийся огонь страсти и рассказать, каким же жестоким был ритуал. Как испуганно трепетало тело Регины в тот краткий миг, когда молния вгрызлась в навершие шатра, и девушка неосознанно приникла к единственному свидетелю этого таинства. Шляпник безошибочно умел снимать свою порцию сливок, но бахвалиться этим было бы глупо. А при всей своей склонности к сумасбродству, Джефферсон идиотом не был. Полным так точно - он вообще тщательно следил за фигурой.
- А разве из материи не только шьют? - нет, все-таки до конца побороть свое любопытство Шляпник не смог.

+2

10

Чертовски полезное умение, находясь в тени и будучи никем не замеченным, быть совсем близко, слышать и видеть все до последней детали. И, конечно, Румпельштильцхен не мог отказать себе в удовольствие немного понаблюдать, сам оставаясь невидим для собеседников. Иногда ужасно интересно послушать, что о тебе говорят другие. От этого не жарко не холодно, но интересно ведь. И потом, подобную информацию всегда можно после использовать себе во благо, вовремя козырнув услышанными словами, повторяя их в точности, возвращая тому, кем они были сказаны.
Но, дело и правда было сделано, а значит пришел час выполнить свою часть сделки – отдать Виктору честно заработанное сердце. И, отрадно было слышать, что Джефферсон усвоил урок – ни одного лишнего шага без его, Темного, на то дозволения. Умный мальчик. С такими как он, определенно, приятно иметь дело – исполнителен, никогда не задаёт лишних вопросов, и при этом всегда понимает все с полуслова. Одним словом, находка, а не человек.
Румпель сделал шаг из тени, становясь заметным для всех присутствующих, и в ту же секунду разговор мужчин прервало до боли знакомое хихиканье. Ох, как же он все-таки любит эти внезапные появления. У людей при этом всегда такие уморительные лицо.
- Я посмотрю, вы тут уже почти спелись, – ехидно протянул маг, с хитрой улыбкой осматривая беглым взглядом сначала шляпника, а после доктора.
- Да-да-да, ты заслужил обещанную награду, доктор, но, всему своё время! – театрально-поучительным жестом Румпель вздернул к нему указательный палец и, хихикнув себе под нос, развернулся в сторону устроившегося на пригорке шляпника.
- Как все прошло? – не особо-то проявляя интерес к заданному вопросу поинтересовался, неторопливо подходя к Джефферсону и наклонившись к нему, вопросительно вздернул бровь, - Она рыдала? – а вот тут заинтересованность уже почти что сквозила в каждом звуке и изменении черт подвижного лица. И не дожидаясь ответа, хотя он непременно последует, как же иначе, протянул руку, недвусмысленно намекая на то, что пора бы отдать ему ларец с сердцем для доктора.

+1

11

Виктор устал до изнеможения, но решил отбросить свои аристократические замашки. В этом мире он был никто, и звать его было никак. Лишь в своем черно-белом мире он мог претендовать на какие-то почести. Здесь вряд ли кто-то мог бы правильно, не совершая ошибок, повторить его имя. Его губы непроизвольно дернулись, когда снова зазвучал голос Джефферсона.
- Мой отец военный человек, как мой дед, как мой прадед, как мой младший брат, но никак я. Похоже ты и без того знаешь, каково это быть белой вороной, пусть и считаешь себя сиротой, - хрипло проговорил Чернокнижник. Тем и смысл разговора явно ускользала от двух мужчин, срочно требовалось появление третьего, но Темный не спешил, выжидая подходящего момента, как тогда в подвале его замка. - Материя - понятие тонкое. Ты называешь это мирами, я называю - материей. Вся вселенная разложена на сотни тысяч материй, какие-то из них пересекаются и сплетены, какие-то никогда не пересекутся.
В его голосе звучала небрежность. Виктор не слишком силен был в этой сфере, больше он предпочитал опыты с медициной. Франкенштейн хотел совершенствоваться в своем деле, используя свои знания и знания тех, кто хотел делиться.
Снова разговор вернулся к награде, и в этот момент на главную сцену вышел режиссер сего представления. Виктор уже не удивился его таинственному появлению. Для того, чтобы доктора снова охватила мертвенная бледность, Румпельштильсхену нужно придумать что-то новое. Франкенштейн лишь изящно поклонился старшему из присутствующих здесь мужчин. Определенно старшему. Определенно намного.
- Еще не успели, герр Штильцхен, - растягивая гласные проговорил доктор, прислушиваясь к своему нутру. Каждый раз, когда рядом с ним было это Существо, его словно било электричеством. Он постоянно находился в напряжении, потому что прекрасно знал, что любой его жест может оказаться последним, но внешне Виктору удавалось сохранять достаточно спокойный вид. Адепт науки лишь кивнул, когда речь Румпельштильсхена коснулась награды. Его сердце даже чаще забилось, но в следующий миг пришло опустошение.
Виктор несколько раз сжал и разжал тонкие пальцы, облаченные в черные перчатки, в кулаки. Но когда заговорил, голос звучал достаточно ровно.
- Все прошло лучше, чем ожидалось. Джефферсону виднее, рыдала ли она, но со мной она была достаточно сдержанной, - его глаза впивались в Темного, а после перекинулись на его кисть, откинутую в призывном жесте. Сейчас он получит то, зачем проделал такой долгий путь и участвовал в этом фарсе.

+1

12

В глазах Джефферсона словно зажглись мириады звезд, вторивших и подпевавших словам колдуна - от одной только фантазии про множества стран и городов, лежавших непознанными, его собственное сердце сбилось с привычного ритма. Хотя он и не мог понять, как все эти чудеса могут скрываться под таким неказистым названием. Все-ленная. Если все там ленятся, то какой тогда в этом смысл?
Но серьезная мысль о загадках мироздания не смогла надолго удержаться в беспутной голове Шляпника, но и не то чтобы растворилась без следа. Всего лишь добавилась к целому сборнику таких "недо-думок", которые рано или поздно возникали на горизонте, поворачивались новыми гранями, блестя и заманивая.
- Чтобы петь, ваше высоко темнейшество, нужен чистый разум и свободное сердце. А наш могущественный друг слишком задумчив. Да, и сердце его, кажется мне.... - Джефферсон сделал значительное лицо, но намек так и повис в воздухе, так ни во что не оформившись. Шутить про королеву, даже в виду отсутствия её всяческого присутствия было бы верхом неосмотрительности. А распускать сплетни в такой компании было бы глупо - на всякую новость найдется свой покупатель. Либо желающий знать, либо мечтающий, чтобы слух упокоился вовеки веков. К тому же, при всей своей непостоянности, скоропалительным Шляпник не был. Иначе бы, как ему хватило бы терпения расшить золотой нитью хоть одну шляпку? Нонсенс!
- Она ничего не заподозрила и была впечатлена до самой крайности. Эти молнии, раздирающие полночь, разочарование гения и чистосердечное сочувствие доктора, - мужчина взмахнул рукой, дабы передать все величие момента и немного потянуть время. Темного не стоило заставлять ждать, но и дергаться по первому же трепетанию узкой ноздри Шляпник не собирался. Но и зарываться в землю раньше времени не стоило, потому Джефферсон ловко высвободил ремешок из-под пряжки и вытащил из недр сумы небольшой ларец из темного дерева. Сквозь искусный кованый рисунок на боковых сторонах тревожно мерцало ярко-алое свечение, различимое даже при полноценном солнечном свете.
- Было слышно, как холодеет её сердце. Хотя, на мой взгляд, она даже слишком быстро разуверилась, в ваших способностях, нда... Может, она и не особо любила этого своего конюха? - Шляпник пожал плечами и вручил шкатулку Румпельштильцхену.

Отредактировано Jefferson Hatter (2013-06-20 01:08:44)

+1

13

- О, ну разумеется, она была впечатлена. Уверен, наш дорогой доктор сделал все в лучшем виде, – в очередной раз хихикнув себе под нос, при этом дёрнув бровью кинул шляпнику весьма говорящий хитрый взгляд, который Виктор, к счастью, видеть не мог, мол «ну мы то знаем, чья заслуга в произведении визуального впечатления», после чего забрал протянутую ему шкатулку и выпрямившись, развернулся к Франкенштейну, - Не знаю любила она его или нет, но я видел последствия её разочарования, и они были… Впечатляющими! – произнося последнее слова Темный сделал рукой в воздухе широкий театральный жест, подчеркивающий значимость сказанного, после чего водрузил ладонь на крышку ларца, в котором тихо стучало сердце, и выдержав паузу, нагнетая ожидание, почти кокетливо-игриво погладил её подушечками пальцев, при этом с лукавой улыбкой глядя на доктора, словно испытывая того на выдержку. Когда пауза начала затягиваться, все же говоряще, не снимая при этом с лица немного пугающей своей странностью, дернул бровями и протянул сундучок его новому законному владельцу, - Так что, думаю, наша сделка состоялась.
Собственно, так оно и было. Виктор выполнил свою часть договора. Он устроил Регине представление, он заставил её поверить в неудачу и в то, что никто не в силах вернуть мертвого к жизни (не без косвенного участия Румпельштильцхена, разумеется – молнии, и все такое… Нужно ведь было придать шоу более эффектный вид), тем самым подтолкнув на тот путь, который был предназначен ей судьбой, или, быть может, выбран для неё Темным, не важно… Одним словом, доктор сделал все в лучшем виде, а значит, он будет вознагражден за свои труды. Румпельштильцхен всегда воздаёт по заслугам и держит слово, даже если последствия будут не самыми безоблачными. В конце концов, он даёт только то, что у него просят, и за дальнейшие события не отвечает. Как говориться, «за что боролись, на то и напоролись!». Виктор жаждал воскресить брата, мечтал заполучить сильное сердце, чтож он его получит и исполнит своё желание.

+1

14

Если бы в лесу стояла полная тишина, то двое его спутников услышали бы, как скрипнули его зубы в момент, когда оба говорили про Регину, с какой-то брезгливостью в голосе. Он не знал ее, но в душе зарождалось странное чувство, такое незнакомое. Как минимум Виктору было жаль ее, ведь потерять любимого человека - это страшно. Но с другой стороны - швейцарец был в точно такой же ситуации. Он потерял дорого человека, потратил столько времени и сил на то, чтобы у него появилась возможность вернуться с того света. Ему совершенно некогда жалеть юную особу. Виктор уговаривал сам себя, постепенно снова овладевая своим разумом. Хищная улыбка коснулась его губ, когда в руках Темного появилась его шкатулка. Там билось живое сердце. Сердце, которое вернет ему брата.
- Не знаю, зачем вам это нужно, - Виктор безразлично пожал плечами. Он был уверен, что любое зло воздается по заслугам, но в его голове давно перепутались понятия зла и добра, грань между ними стала почти неосязаемой. И вряд ли он мог сейчас смело назвать Румпельштильцхена воплощением вселенского зла. - Ну, что ж, если потребуется кого-нибудь воскресить или снова устроить представление, ваш покорный слуга к вашим услугам.
Чернокнижник театрально поклонился. Подумать только, всего несколько часов в кампании с Джефферсоном, и он уже перенял от него жесты и повадки. Стоило задуматься об этом. негоже аристократу из богатой семьи вести себя подобным образом. Виктор представил в каком шоке будет Игор, начни его хозяин скакать по лаборатории аки Джефферсон. Сердечный приступ его слуге был просто гарантирован. Так что стоило отложить это дело на потом, когда рядом снова будет Герхардт.
Виктор терпеливо ожидал дальнейшего развития событий, а именно - его возвращения домой. Конечно, он был не прочь задержаться здесь в столь приятной кампании, но лишь ненадолго. Если слишком медлить, то с телом Герхардт начнут происходить необратимые процессы, и тогда его возвращение в мир живых станет под большим вопросом.
- Будете у нас в Швейцарии, буду рад видеть, - великодушно проговорил аристократ, в глубине души надеясь, что больше никогда не увидит эту парочку. Хотя признаться честно, будет скучать.

+1

15

Джефферсон снова подпер щеку ладонью, нечитаемым взглядом рассматривая то лучащегося самодовольством Темного, то более сдержанного доктора, про себя размышляя о всеобщей невероятной тяге к ритуалам и многократному обмену реверансами и прочему расшаркиванию. Шляпника вообще резко потянуло в сон, хотя бы потому, что вставить свои комментарии в данном случае он не смел. Как не мог кто-либо другой бросить свинцовый шар на тонкие изгибы хрустального бокала - звона потом не оберешься. Про возможность пораниться разлетевшимися осколками так же стоило не забывать. Во всяком случае, мужчина подумал, что любым неосторожным словом можно было обратить на себя совокупный гнев этих двух замерших друг на против друга гадюк. Печальная перспектива. Какая мучительная смерть.
- Ни разу не проводил на одном месте столько времени, - проговорил Джефферсон, обращаясь скорее к себе, нежели к своим собеседникам. Чтобы, не дай святые лекала, кто-то ненароком не подумал, будто бы он угнетен присутствием на этом сомнительном празднике жизни. Шляпник сам поразился глубоководности своего собственного измышления, что ненавязчиво ущипнул себя за предплечье, чтобы стать полностью уверенным в собственном бодрствовании.
- Мы будем с нетерпением ждать вашего следующего визита, любезный чернокнижник! - Шляпник прикоснулся к полям цилиндра, но чрезвычайно самостоятельно распоряжаться не стал. Кто его знает, закончил ли с этим человеком Румпельштильцхен? Или расплата за этот бесценный артефакт настигнет светлоголового Виктора прямо сейчас, не сойти им всем с этого места. 
Так или иначе, но Джефферсон снял с буйной головы шляпу, даже перевернул её, но не стал торопиться и раскручивать привычный для многих проход. Он задумчиво поглядел на подкладку цилиндра и, едва заметно, но все же повернул голову в сторону Темного, не намереваясь просить разрешения более явно. Не хватало еще, прослыть на всю округу чьим-то прислужником. Пусть даже в качестве патрона выступал бы помазанник всего темного колдовства, существовавшего при свете всех на свете звезд.

+1

16

Чтож, пожалуй, и правда пора было заканчивать весь этот цирк. Игра была занимательной, но, как все и всегда, подошла к своему логическому завершению. А значит, пора было отпустить чудо-доктора в его родной скучный серый мир, где он изо всех сил будет стараться вернуть к жизни своего погибшего брата. И у него ведь это даже частично получится. Ну, как получится… Он ведь оживет – а уж все остальное можно списать на побочные действия.
- С вами приятно иметь дело, доктор, – Темный улыбнулся одной из тех своих улыбок, глядя на которую легко было заработать чувство паранойи, словно он знает о собеседнике что-то такое, что собеседнику не пришлось бы по душе. Переглянувшись с Джефферсоном, маг хитро улыбнулся. Они двое явно знали больше чем Виктор. Знали и не собирались раскрывать всей правды. - Благодаря вам я создал своего монстра. Надеюсь, теперь вам удастся создать своего. – столь говорящее заявление, и при этом настолько туманное, в стиле Румпельштильцхена, но, он просто не мог не приоткрыть завесу того, что ожидает Виктора в будущем. Разумеется, сейчас он начнет отрицать факт создания монстра. Ну конечно, он ведь вдохновляется благими намерениями – вернуть к жизни любимого брата, как можно в подобной ситуации говорить о монстрах!
Поймав взгляд шляпника, а точнее заметив легкий поворот его головы в свою сторону, Темный театрально развел руками, словно бы говоря «ну а что нам тут еще делать?», тем самым давая молчаливое разрешение Джефферсону открыть портал и вернуть Виктора домой. Все же, работать с этим болванщиком одно удовольствие – парень отлично знает свою роль и место, не пытаясь прыгнуть выше головы и при этом исполняя все, что от него требовалось в самом лучшем виде.
- Удачи, доктор, и помните, чем бы вы там не занимались в своём мире, у этого тоже есть цена, – хихикнув себе под нос, маг хитро улыбнулся и дернул бровями, придавая своим словам еще больше иронического звучания, после чего отступил на шаг назад, давая больше простора для действий Джефферсону.

0

17

Виктор тоскливо посмотрел на своих собеседников. Чем дальше, чем меньше ему нравилось здесь находиться. Но воспитание не позволяло ему и слова сказать об этом. Поэтому вежливая улыбка и отрешенный взгляд голубых глаз. Барон внешне выглядел абсолютно спокойным, но внутри ему не терпелось поскорее оказаться дома, чтобы испытать это сердце, бьющееся в шкатулке в его руках. Герхардт получит второй шанс. Он получит второй шанс быть лучшим братом.
- Вы очень добры, милорд, - снова поклон, но на этот раз без лишней театральности. Он прощался с ними, и надеялся навсегда. А может в тайне надеялся снова с ними увидеться.
В целом замечания Темного, его не тронули. Он и сам знал, что ему придется дорого заплатить за свою затею. Но в глубине души он так же верил, что его труды в будущем будут признаны. Пусть и в узких кругах.
- Джефферсон, - приглашающий жест. Всем своим видом, барон показывал, что готов вернуться домой, стоит только проводнику отворить портал в его родную Швейцарию. - Будете в наших краях, мой замок всегда в вашем распоряжении.
Негромко проговорил барон. Эти слова относились исключительно к Джефферсону. Ему хотелось больше узнать этого человека. Общество Игора ему порядком надоело. Было бы неплохо разнообразить свои будни явлением под именем - Джефферсон. - Джефферсон - это имя или фамилия? - задал внезапный вопрос Виктор, но тут же отмахнулся, не желая знать ответа на этот вопрос. Он шагнет в портал, как только он откроется, и посему не терпеливо переминался с ноги на ногу.

+1

18

Шляпник перевел внимательно-насмешливый взгляд с одного собеседника на второго, про себя прикидывая чье именно позволение стоит принимать в расчет. Это очень льстило, то не одного, а то сразу два. И как правильно распорядиться этим свалившимся на голову богатством? Правильно, самым мудрым было бы поспешать и стремительно убираться с точки пересечения чужих интересов. Так же можно и свои позабыть.
- О, спасибо, вы так любезны, - проворчал Джефферсон, перехватывая цилиндр по-удобнее и раскручивая Шляпу - волшебный предмет беззвучно завертелся на лесной траве, потихоньку распространяя темно-сиреневый дым. - Вы оба, просто... - мужчина махнул рукой и промолчал, напоследок запечатлевая образ доктора в своей памяти. Не стоило разбрасываться такими знакомствами. Это же такое наслаждение заставить человека раскаяться в скоропалительно произнесенном приглашении!
- Я бы сказал, что это образ жизни, но соврал бы дважды. - рассмеялся Шляпник, прикрывая глаза от разлетающегося мелкого сора. - Джефферсон или Хаттер, милостивый доктор, как вам удобнее. - портал расширялся и формировал четкую воронку, в которую можно было отправляться. В ближайшее время. Сначала стоило полюбоваться и проверить, что-что, а некоторым ритуалам Шляпник не изменял. Правда, периодически менял прямо на ходу, поскольку запоминать все это сумбурное нагромождение...
- Ваш мир ждет. А мы будем очень-очень скучать! - ласково улыбнулся болванщик и сделал приглашающий жест рукой. Время пришло.

Отредактировано Jefferson Hatter (2013-06-30 03:45:36)

+1

19

Кажется, эти двое и правда нашли общий язык. Чтож, пусть так, какая собственно ему, Темному, разница. Дело сделано, и сотрудничество с Виктором подошло к концу, то есть – Румпельштильцхену больше нет, ровным счетом, никакого дела ни до него, ни до его дел. Хотя, интересно все же было бы взглянуть на результат его трудов по воскрешению любимого братца, но, это уже детали.
Шляпа была брошена на землю, раскрывая вокруг себя черную воронку, окруженную сиреневым туманом – дверь в другой мир. Ах, какая досада, что эта шляпа не способна открыть переход туда, куда так необходимо было попасть Темному. В мир, ради одного только шага за его границы маг готов был сломать жизни всех здесь живущих, перешагнуть через их боль и страдания, растоптать их желания и чувства, раз и на всегда стерев с лица земли все, что окружает их здесь и сейчас – и все это только ради одного этого шага, такого маленького и такого огромного, шага навстречу к своему сыну, сыну, найти которого он так жаждал вот уже столько лет, и встречи с который ужасно боялся, не зная наверняка, простит ли тот то, что он сделал. Но, все это в будущем. Однажды он сделает этот шаг. Совершит все то, что было задумана, вложив механизм уничтожения целого мира в руки пока еще такой невинной и неопытной волшебнице, которой суждено стать настоящей грозой Зачарованного леса. А пока… Пока он еще не на много приблизился к главной цели.
Наблюдая за тем, как его спутники сделали шаг в сторону воронки, готовясь к прыжку, Румпельштильцхен хитро улыбнулся и играючи помахал им вслед, передирая в воздухе пальцами.
- До встречи, доктор, – произнеся это, маг как-то уж очень загадочно хихикнул. Да, Виктор был уверен, что больше никогда не встретит на своём пути странного Темного мага, но он то знал, что придет время, и они снова встретятся, и встреча эта произойдет уже в том самом мире без магии, куда однажды откроет двери Злая королева, несчастная девочка с разбитым сердцем, сердцем, которое с каждым новым днем будет наполняться ненавистью и черной злобой. Уж об этом Темный позаботится.

+1


Вы здесь » Once Upon a Time. Сhapter Two. » Архив отыгранных эпизодов » Дело «в шляпе»!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC