Once Upon a Time. Сhapter Two.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Once Upon a Time. Сhapter Two. » Архив отыгранных эпизодов » Сердце застучит, чтобы вновь начать любить.


Сердце застучит, чтобы вновь начать любить.

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

1. Название эпизода (квеста):
Сердце застучит, чтобы вновь начать любить.

2. Участники:
Regina Mills, Patrick Whale

3. Место действия:
Дорога от кафе "У Бабушки" до дома госпожи Миллс., дом мэра.

4.  Дата и время действия:
поздний вечер в ноябре

5. Краткое описание:
Жители Сторибрука устроили небольшую вечеринку в честь возвращения мэри Маргарет и Эммы из Зачарованного леса, но оказывается не всем были рады на этом празднике. Патрик видел, как Регина покинула мероприятие и поспешил уйти за ней. Дождавшись окончания разговора Эммы и Регины, доктор следует за женщиной в надежде поговорить.

6. Очередность постов:
Регина, Патрик

7. Возможно/невозможно присоединиться к эпизоду:
нет

8. К чему мы должны прийти: 
Очередное признание в чувствах и предложение полной и неограниченной помощи.

9. Статус эпизода:
Открыт

10. Наблюдатель:
Patrick Whale

+1

2

Бывший мэр города, была удивлена, когда получила приглашение на междусобойчик в честь возвращения Белоснежки и ее дочери. Кто бы что ни говорил, но слухи о том, что это она спасла всех, преувеличены, ведь, если подумать, то и заварила это все Регина. Ей хотелось увидеть сына, а, может быть дождаться и чуда, где все ей будут рады, но реакция была ожидаема. Сначала все были готовы накинуться на нее, как это любит делать толпа, почуявшая себя в безопасности, а потом, бурча про яд, съела ее угощения, не обратив на колдунью никакого внимания.
Наверное, именно сидя с чашкой кофе в полном одиночестве, Миллс поняла, что как бы она ни старалась, ее не примут к себе, к ее титулу, кем бы она ни была, всегда будет приставлено слово «злая», ведь большинство не помнит добро, считая это тем, что само собой разумеется. Пусть хоть Регина трижды спасет город, какое-нибудь неосторожное слово снова обратит всех против королевы. Так в чем же смысл сидеть здесь и натянуто улыбаться, к чему этот цирк, где все пялятся на нее как на диковинку? Больше бывший мэр находиться здесь не желала, поэтому, не сказав никому ни слова, вышла на улицу, никто и не заметит ее отсутствия, а если так, то вздохнут с облегчением, но голос Эммы, приглашавшей поесть торта, вывел ее из раздумий, однако королева моментально отказалась, но, немного подумав, решила поблагодарить за все. Это было нелегко, все же слово «спасибо» было такой редкостью для женщины, что она начала о нем забывать, но вроде бы все добрые персонажи так говорят.
Ответ ее поразил, все же Миллс не ожидала, что это была инициатива Генри, он единственный, кто видел в ней что-то хорошее, может быть потому, что он видит всего того, что она творила в Зачарованном Лесу, в сказках всего не напишут.
- Может, я могла бы видеться с ним почаще? – уцепившись как за последнюю соломинку, произнесла Регина. – Его комната в моем доме всегда его ждет.
Она по сути ожидала отказ, пусть хоть он и был сказан якобы с сожалением и многими ненужными фразами. Это было последней каплей сегодняшнего вечера, которая совсем вывела королеву из себя и она вспылила:
- Ты же прекрасно знаешь, что ему нужно, пробыв с ним пять минут. Поговори с Дэвидом, он заботился о нем, пока тебя не было, я заботилась о нем десять лет, пока тебя не было раньше.
Регина не привыкла мило улыбаться и покорно соглашаться с тем, что ее не устраивало, как бы она не исправлялась, но характер-то остался прежний, ей надоели постоянные ограничения, решения, принятые за нее, все эти прикрытия о том, кому и где будет лучше. Она была вежливой, но этого никто не ценит.
- Ладно, спасибо что пришла, - сухо прозвучало ей в ответ.
И вокруг словно пустота, осознание того, что она совершила ошибку, навалилось на бывшего мэра, ведь рассорившись с биологической матерью Генри, она может потерять его навсегда, все труды пойдут насмарку, поэтому, еще сложное было просить прощения, однако отчаянье было хорошим стимулом к этому. И это, как ни странно, помогло, на мгновение, ей показалось, что все вернется к тому моменту, как было в начале вечеринки, но дальнейшие слова Эммы стели итак натянутую улыбку с ее лица. Местный психолог, решил выдать все ее тайны на обозрение горожан, забыв о том, что он всего лишь сверчок. Она доверилась кому-то, опять, после стольких лет, и снова никто не может держать язык за зубами. Однако сейчас врываться в кафе и требовать объяснений, при Генри, королева не будет, поэтому просто стояла и кивала, сказав лишь напоследок:
-Мне пора идти.
До ее дома было не так уж далеко, по сути, весь городок не представлял собой один из шумных городов,  с наступлением ночи, здесь все словно погружалось в сон, поэтому, Регина, решила пройтись пешком до дома, чтобы привести свои мысли в порядок и решить как быть дальше, однако шаги за спиной, заставили ее обернуться и с непониманием посмотреть на приближающуюся во тьме фигуру.

+3

3

В том душном и унылом помещении ему стало трудно дышать. Разрываемый противоречивыми чувствами, Патрику все сложней удавалось сохранить равновесие внутри себя. Он едва не закатил скандал, но вовремя был остановлен Марианной и Эдгаром. Доктор был им благодарен. Действительно, только драки не хватало для этого чудесного возвращения. Возвращения Мэри Маргагерт и Эммы. Хотелось закатить глаза, но Рик терпеливо выслушивал все, что пытались донести до него друзья. Не отмахиваясь и даже не отшучиваясь.
Говорили, что на этот праздник были приглашены все жители Сторибрука, но даже невооруженным взглядом было видно, насколько был избирательный глаз нынешней власти. Хотя отсутствие той же Дюпри, конечно, было на руку Чармингам, потому как если бы мадам присутствовала на вечере, то драки было бы точно не избежать. В подстрекательстве этой даме просто нет равных.
Пока друзья пытались угомонить ушедшего в себя доктора, он же продолжал тоскливо следить за женщиной, чье появление омрачило этот праздник для большинства, но только не для него. Наконец, устав, от "поддержки" мужчина поднял руку в предостерегающем жесте.
- пожалуй, я лучше пойду домой, не хочу портить праздник, - столкнувшись взглядом с Лероем, мужчина лишь дежурно улыбнулся, пытаясь встать из-за стола. Неловкость момента никто не заметил, разве что Мариана и Эдгар, но какое им дело? Еще раз пообещав, что отправится именно домой, и не натворить никаких глупостей, доктор попытался добраться до черного выхода, чтобы не тащиться через зал. Хватит с него глупостей. Одна едва не стоила ему жизни, когда Франкенштейн воплотил в жизнь кошмар большинства жителей города, отправив гулять по тихим улочкам полуживое существо с лицомДэниеля, бывшего жениха Регины. Поморщившись от воспоминаний, Уэйл буквально вывалился на улицу.
Темный тупик встретил его тишиной и прохладой, отрезвляющей и вдыхающей в легкие новую жизнь. Несколько минут Патрик просто стоял возле захлопнувшейся двери и дышал глубоко, как будто не мог надышаться. Несколько шагов в сторону улицы, и до ушей барона долетели знакомые голоса. Не желая быть замеченным, Уэйл предпочел сохранить свое присутствие в неизвестности, даже поборол свое любопытство подойти ближе, чтобы слышать лучше. В конце концов, этот разговор его вряд ли касался, даже косвенно, даже случайно.
Однако когда мужчина услышал звук закрывающейся двери, Рик вышел из-за угла и смотрел в след удаляющейся фигуре. В пустоте улицы она казалась брошенной, совсем крошечной, и такой хрупкой. Не долго думая, и забыв о том, что обещал не делать глупостей, доктор поспешил нагнать стремительно удаляющуюся госпожу Миллс. Словно почувствовав его приближение, Регина остановилась и обернулась. Она не сводила с него глаз, пока он не поравнялся с ней.
- Добрый вечер, Регина, - остановившись рядом с ней Патрик улыбнулся. Это такое странное, забытое чувство - постоянно робеть, когда она смотрит. Каждый человек заслуживает, чтобы его любили. Достоин этого. И он способен любить. Конечно, тот странный разговор, состоявшийся пару дней назад, не давал ему повода надоедать женщине своим присутствием, но не смог удержаться, чтобы снова не увидеть ее улыбку и не услышать мелодию ее голоса. - Разрешите составить вам компанию?
Они оба были лишними на тот празднике. Она - потому что так решило общество. И Он - потому что так решил он сам. Но сейчас не имело значения, что было несколько минут назад. Иногда человеческое участие делает другого человека важным и необходимым.

+3

4

Пустынная улица. Одинокая как и она сама. А чего она ожидала, получив приглашение, черт возьми? Что её примут с распростертыми объятиями? Глупо было на такое рассчитывать. Как и глупо было думать, что ей позволят остаться для Генри кем-то важным. Его отняли у неё. Отняли так безжалостно, что ком подступал к горлу всякий раз, когда она думала о том, что теперь его обнимает не она, а другая, что не её, а другую теперь он называет мамой. А ведь это её, её сын. Это она вырастила его. Это она не спала ночами, когда он болел. Это она радовалась всем его первым успехам. Она, все она! А Эмма – приехала ниоткуда, ворвалась в их жизнь, и вот так просто вдруг стала матерью её сына. Не справедливо! Ведь Регина любит его. Любит так, словно сама родила его четырнадцать лет назад, а до этого девять месяцев вынашивала как самую большую в мире драгоценность. И она так просто не отдаст его. Пусть она проиграла этот тайм, но игра еще не окончена. Она станет хорошей для него, она станет такой, какой её хочет видеть её мальчик.
Позади послышались шаги.
«Генри!» – невольно влетела в голову шальная, и безумно счастливая мысль. Неужели он все же решил догнать её. Он все же не смог отпустить свою маму так просто. Он попросит её вернуться, или… он уйдет с ней!
Не в силах скрыть улыбку от подобных мыслей, Регина обернулась. Улыбка в тот же миг исчезла с её лица, словно её там и вовсе не было. Это был не Генри. Силуэт взрослого мужчины, знакомый силуэт. Мисс Миллс внимательно всматривалась в полумрак, пока не поняла, что силуэт этот принадлежит доктору Уейлу. Когда тот поровнялся с ней, Регина только улыбнулась ему, молча приветствуя в ответ, вот только улыбка получилась какой-то не очень веселой, и жестом указала на дорогу ведущую вперед по темной улице.
«Хоть какая-то компания…»
-Вам тоже не рады на этом празднике жизни, доктор Уейл? – нарушила она тишину только тогда, когда они оба зашагали по улице.

Отредактировано Regina Mills (2013-07-22 23:23:48)

+2

5

Патрик не знал, что нужно говорить в таких ситуациях. Точнее он умел обращаться с женщинами, доказательство тому не хилый послужной список его похождений, но это особый случай. Для него Регина была особенным случаем. И Рик, честно говоря, ума не мог приложить, каким образом стоит показать ей это. Ну да, был разговор о том, почему он совершил то, что совершил, но он совершенно не внес ясности в их отношения. Даже зерно сомнения не обронил.
- Разве может быть праздник для всех, если на нем рады далеко не всем? - риторически изрек мужчина, неспешно шагая рядом с ней. Именно этот факт буквально вывел из себя доктора, и он едва не запечатлел себя не в самой порядочной истории. Хорошо, что ему хватило ума удалиться следом за ней, а не остаться выяснять отношения с Чармингами. - Генри будет гордиться вами.
Так и должно быть. Генри Миллс не глупый парень, он прекрасно знает и видит, что происходит в городе. И знает, на что пришлось пойти Регине, чтобы помочь Эмме и Мэри Маргарет вернуться обратно в Сторибрук. Доктор не был уверен, что на ее месте смог бы поступить так же. В отсутствие преград бег намного легче и быстрее.
Патрик вложил руки в карманы куртки. Между ними повисла пугающая тишина. Когда двоим людям не о чем говорить, на нет сходит попытка любых отношений между ними. Рик чувствовал, как реальность ускользает сквозь тонкие пальцы хирурга.
- Регина, - он все-таки нарушил тишину. - Насколько нелепым я буду казаться вам сейчас, если приглашу вас прогуляться в парк?
До дома мисс Миллс можно было добраться разными путями. Эти дороги Патрик Уэйл изучил вдоль и поперек. Дорога через парк была едва ли не самой длинной, но самой безопасной. Кроме того, добрая часть города до сих пор оставалась в кафе, отмечая возвращение местных героинь. И Виктор надеялся получить несколько вожделенных мгновений в ее обществе, пока собирается с мыслями и смелостью признаться в своих чувствах.

+1

6

Генри будет гордиться ею. Однажды, он сможет по-настоящему ею гордиться. И она постарается, чтобы этот день наступил как можно скорее. Как же хочется увидеть одобрение в его глазах. Одобрение, а не молчаливое осуждение её поступков, как было все последнее время. А ведь она так старается быть хорошей.
Регина кивнула в ответ на слова Патрика о её сыне и улыбнулась ему в ответ едва заметной улыбкой. Кажется, Уейл действительно переживал за неё. С чего бы иначе он стал догонять её сейчас. Остался бы со всеми развлекаться, по случаю благополучного возвращения главной героини всея Сторибрука. Вместо этого он… Решил пригласить её прогуляться в парке? Прочем, сейчас Регине действительно не хотелось оставаться одной. Слишком много мыслей начинали лезть в голову. Она еще сполна успеет ими насладиться, когда ляжет спать, и наверняка не уснет до самого утра.
- Почему бы и не прогуляться. Тем более, что мне все равно некуда торопиться, – Регина легко пожала плечами. Про себя же она закончила недосказанную вслух фразу, «- Дома меня все равно никто не ждет.»
Они повернули в сторону парка. Здесь свет от фонарей стал чуть ярче. Наверное чтобы гуляющие поздно не заблудились в ночной темноте, среди деревьев. Правда, как можно заблудиться в трех соснах, представить сложно.
Снова повисла тишина. Разговор явно не клеился. То ли им просто не о чем было говорить, то ли Патрик не знал, как начать беседу. Сама же Регина на какое-то время просто снова погрузилась в свои мысли. Однако, в какой-то момент все же разорвала тишину, поняв, что ей действительно нужно отвлечься. Путь на пустые разговоры не о чем, но переключить своё внимание.
- Почему вы ушли с праздника, Патрик? – в столь неформальной обстановке, пожалуй, можно было обратиться и по имени, тем более, что сам доктор Уэйл давно уже называл ей никак иначе, как Региной.

+1

7

Патрик не рассчитывал, что она согласится, поэтому ему едва удалось скрыть довольную улыбку. Доктор закашлялся, прикрыв ладонью дрогнувшие уголки рта. Ему нравилось просто проводить с ней время. Когда-то у него не было даже этой возможности. Когда память вернулась, его сердце разрывалось на куски. Но он продолжал делать то, что делал, потому что не мог иначе. Какое-то время они шли молча, потом Рик все же соизволил ответить на этот вопрос.
- Мне не хотелось там оставаться. Не хотелось быть там без вас. Да и не правильно это как-то, что кто-тов этом городе будет один, когда все остальные веселятся, - правда, если это можно было назвать весельем. Его убивал тот факт, что люди заново делились на хороших и плохих. Когда было время забвения, все давно перемешались. И даже в Темном можно было увидеть отблески положительных чувств. Это было так приземленно. - Я восхищаюсь вами. Вы знали, что вам там будут не рады, но нашли в себе силы, чтобы прийти. Это достойно похвалы. Не каждый человек смог бы поступить так же...я бы не смог...
Они шли неспешно. Им обоим некуда было торопиться. В его голове роились вопросы, но Патрик не спешил их задавать. Зачем портить такой чудесный вечер, ставший таким чудесным так внезапно. 
- Регина, наш разговор в тот вечер так и остался незаконченным, - неизвестно на что надеялся Уэйл. Было бы глупо, да и он бы сам не оценил, если бы Регина, услышав признание, упала в его объятия так легко. Он надеялся добиться ее расположения, но был вынужден действовать в слепую. Это его убивало. Нет ничего хуже неизвестности.

+2

8

Весьма откровенное признание, услышав которое, Регина не смогла не повернуться в сторону Патрика, бросив на того, не то чтобы сильно удивленный или заинтересованный, но все же не совсем уж равнодушный взгляд. Все таки не каждый день кто-то ей вот так признавался в том, что не захотел оставаться где-то без неё, или что восхищается её поступками. Чаще она слышала совершенно противоположные вещи. Её осуждали, её не понимали, её компания была не приятна, пусть о последнем и не говорили вслух, но это всегда было заметно. Именно поэтому слова Патрика и произвели столь неоднозначное впечатление. Регина давно подметила про себя, что она нравится доктору. Нравится как женщина, но признаться в этом мужчина не осмеливался. Только завуалированные фразы, в которых нужно было читать между строк. Женщина никогда не придавала этой симпатии большого значения. Не то, чтобы не воспринимала её всерьёз, а скорее была занята другими вещами, куда более важными, чем отношение к ней доктора Уйэла. Сейчас же это самое отношение оказалось куда как кстати. Это, наверное, было немного эгоистично с её стороны, но ведь так не хочется в момент, когда ты никому не нужен, даже собственному сыну, оказаться действительно совершенно одной.
- Я сделала это только ради Генри. Я знаю, он был рад тому, что я пришла. И пусть сейчас все не так, как этого хотелось бы, однажды… Я верну его, – Регина уверенно кивнула в дополнение к своим словам и снова взглянула на своего полуночного спутника.
- У вас есть еще что-то, что рассказать мне о произошедшем, – во взгляде читался вопрос, - Или вы хотите услышать что-то от меня? Мне вам сказать нечего. Вы признались, это делает вам честь, но не думаю, что теперь это имеет какое-то значение, доктор. Слишком поздно, чтобы что-то изменилось от того, что я знаю правду.
«Разве что еще один пункт в список под названием «почему нельзя доверять Румпельштильцхену» добавился.»

+1

9

Я за нелюбовь тебя простил давно
Ты же за любовь меня прости
Я не могу без тебя
Жить нелюбви вопреки
И от любви умирать

Патрик никогда не задумывался, почему поступает так, а не иначе. Никогда не задумывался над тем, что будет делать дальше, и редко раскаивался в своих поступках. Бывали случаи, как этот например, когда чувство вины преследовало его, не отступая ни на мгновение. Но на его памяти их всего было двое. Чувство вины за произошедшее с Герхардтом, и чувство вины за то, что он сделал с Региной. Тогда он не мог решить иначе. На чаше весов были две жизни, точнее смерти, и обратную дорогу мог найти только один. Виктор был проводником для своего брата, тем, кто звал его обратно и лелеял надежду свершить то, к чему шел так долго. О Регине он не думал. Точнее, наоборот, думал, даже слишком. Но не думал о ее возлюбленном Дэниеле, когда оставлял его обнаженное тело на столе для опытов, заранее зная, что все, что произойдет в следующий миг будет фарсом. Красиво продуманной трагедией, которая подтолкнет Регину к тому, что мы имеем сейчас. Но вся прелесть в том, что у Франкенштейна была возможность видеть Регину еще тогда, когда ее сердце не было так сильно отравлено местью.
- Мы вернем, - тихо поправил доктор, снова выдерживая паузу, как будто это давало ему силы. Даже в своем мире он никогда не был таким. Каждое слово в ее присутствии он взвешивал, будто драгоценные граммы редкого вещества. Не должно быть ничего, что сделало бы пропасть между ними такой непреодолимой. - Вы можете положиться на меня.
Может, это замечание звучало слишком пафосно, и скорее так оно и было. но Доктор точно знал, чего хочет, и точно знал, за кого отдаст свою жизнь, не задумываясь о том, что он еще кому-то нужен. Ее речи были немного резкими, но за все эти годы, Виктор привык к такому отношению к себе. Он целенаправленно шел вперед, невзирая на преграды, которые чинили ему общество да и она сама. Его самоуверенность и упертость рано или поздно сослужат ему.
- Да...я должен еще кое-что сказать. Возможно, после этих слов мы больше никогда не увидимся, но лишь потому что вы этого захотите, я же все равно останусь рядом незримой тенью. Я знаю, что такое одиночество, и знаю какую больно оно причиняет, - мужчина обогнал ее на несколько шагов и остановился прямо напротив нее. От неожиданности она сделал еще пару шагов и буквально уперлась ему в грудь. Длинный пальцы хирурга несильно сжали ее локти, отстраняя от себя на безопасное расстояние. В такой близости Патрик боялся потерять самоконтроль. - Вы верите в любовь с первого взгляда? Когда Румпельштильцхен нашел меня, я был в отчаянии. Уверен, он чует такие чувства в людях и манипулирует ими. Когда человек катится вниз, его так легко подтолкнуть к пропасти. Я пришел в Зачарованный лес, уверенный в том, что чтобы я не сделала, я сделал это на благо своего брата. Но когда увидел юную особу, ради которой затевался весь этот спектакль, моя уверенность испарилась в ту же секунду. Может быть, я не хотел его воскрешать.
Голубе глаза Патрик Уэла смотрели в ее карие глаза, словно заглядывали в душу.
- Я ничего не мог изменить, потому что в моих руках даже не было сердца, пустой ларец, но даже если бы сердце было там, я бы все равно поступил именно так, потому что внезапно испытал острое чувство ревности, что кто-то другой окажется рядом с вами, и вы будете с ним счастливы. Пусть мои слова ничего для вас не значат, но я говорю от своего сердца, пока еще живого, но израненного и кровоточащего. Я люблю вас, Регина. И если вы прикажете мне исчезнуть, я не смогу этого сделать...
Патрик всплеснул руками. Слова внезапно застряли в горле, и он просто развел руками. Предательская влага в глазах, и мерцающий свет фонарей над головой.

+3

10

Он говорил что-то о боли, о том, что ей нужно еще что-то узнать, и что это «что-то», возможно, станет причиной того, что они больше не увидятся. Регина же, в свою очередь, молча слушала, пытаясь понять, к чему может привести этот разговор, потому как чем дальше, тем больше становилось понятнее, что, кажется, в лице доктора Уейла у неё есть, не то чтобы союзник, но человек, который готов протянуть руку помощи, если она будет нуждаться в ней.
То ли Регина снова задумалась, погрузившись в свои мысли, то ли Патрик слишком быстро возник на её пути, обогнав и остановившись на дороге, а может и то и другое разом – эффект один, женщина едва не врезалась в преградившего ей дорогу доктора, в последний момент выставив вперед руки, скорее рефлекторно, чем осознанно, упираясь тому ладонями в грудь и удивленно глядя в глаза. Вопрос так и остался невысказанным, так как Патрик, осторожно отстранив Регину от себя, заговорил сам. И чем больше он говорил, тем удивлённее и внимательней становился взгляд мисс Миллс. Патрик заговорил о любви и о ревности и… Признание прозвучало подобно раскату грома в ясном небе. Регина знала, что нравится мужчине, но что он влюблен в неё, причем уже давно, это стало настоящим откровением. И это после всего того, что она успела сделать, после всех тех темных деяний, когда все кругом готовы загнать её на костер – он говорит, что любит?
Повисла пауза. Нужно было что-то сказать, что-то ответить на столь громкое признание. Вот только что? Что она чувствует по отношению к мужчине? Патрик, безусловно, достоин уважения, даже не взирая на то, что пошел на поводу у Темного и сломал её жизнь. У него были мотивы. Мотивы, которые, спустя столько лет, Регина могла понять. Но любовь…
- Вы… – наконец разорвав затянувшуюся тишину, произнесла Регина, но после вновь замолчала, так как слова застряли где-то на половине пути.
«Вы в своём уме, Патрик?» – едва не сорвалось с её губ, - «Вы не можете меня любить. Никто не может…»
Правда тут же на смену этим мыслям пришли другие. Именно они помешали Регине произнесли слова вслух. Если это правда, если Патрик действительно любит её а в его глазах отчетливо читалось то, что говорит он более чем искренне), как говорит, то в его лице она может найти союзника. А сейчас это важно как никогда. Сейчас она совершенно одна, и поддержка и помощь лишними не будут. Влюбленный мужчина готов на многое. А Патрик… В конце концов, он довольно симпатичный мужчина, и почему бы не дать ему шанс доказать свою любовь, подав надежду. Регина устала быть одна, устала от тишины и одиночества. После смерти Грема, которого она сама и убила, не в силах принять «измену», мисс Миллс была одна. Нет, Грема она не любила. Он был просто способом развеяться, не больше. Она вообще никого не любила, кроме Даниэля. А теперь, отпустив его, отпустив любовь к нему… Возможно она и не полюбит снова, но, в крайнем случае, почему бы не заменить доктором общество покойного шерифа.
- Хотите кофе? – после короткой паузы, Регина все же закончила предложение, начатое с многозначительного «вы» и коротко улыбнулась. Завуалированное предложение зайти в гости, которое Патрик, безусловно, должен был понять, потому как, где еще в столь поздний час можно было найти сей напиток – только дома.

+2

11

Патрик ожидал чего угодно, например, небо разверзнется над его головой, и в его непутевую голову ударит молния. Или госпожа мэр накажет его за такие беспечные слова, вырвав сердце прямо здесь. Он ожидал пощечины и слов брани. Он ожидал признания или слов схожих с ним, но не этой растерянности. Сейчас она напомнила ему ту самую герцогиню, которая плакала и просила Чернокнижника вернуть к жизни ее возлюбленного.
- Хочу, - согласился мужчина. Это было что-то удивительное, совсем не похожее на то, что было раньше. Патрик не мог подобрать слов. Он лишь молча развернулся, предложил ей свою руку, и они вместе продолжили свой путь. Уэйлу стало намного легче, когда он все высказал Регине. Теперь ей решать, как поступить с его чувствами. Ей думать над тем, как использовать его в своих целях. Даже на это доктор был согласен, лишь быть рядом с ней. его любовь, как наваждение. Кто-то вспомнит, что именно он вел толпу на расправу со Злой Королевой. И Виктор согласно кивнет, что так и было. Но ему было необходимо сделать это, чтобы сжимая ее плечи в остервенении внезапно вспомнить все чувства, которые его захлестнули однажды. Вспомнить каждое мгновение его безутешной любви, которую он пытался искоренить. Ничего не случается без причин, и она первая, кто должна это понимать.
Дорогу к ее дому он знал наизусть, и мог найти ее с закрытыми глазами. Пару дней назад он уже был у нее, и их совместное чаепитие надолго останется в его памяти. Пропустив ее вперед, мужчина деликатно остался позади, все еще оставляя возможность передумать.

+1

12

Оставшийся путь они оба прошли молча. Обоим было о чем подумать. Патрику о том, что он только что признался и что теперь будет дальше, а Регине – ох, о чем больно ей не нужно было подумать, а теперь еще и доктор со своим признанием. Она держала его под руку… Патрик предложил руку, и совсем уж не вежливо было бы отказаться от такой мелочи, тем более, после того, как он сказал, что любит её.
У самого дома Уейл пропустил женщину вперед, сам оставшись позади, у первой ступеньки невысокого крыльца. Поднявшись, по пути доставая из сумки ключи, Регина открыла дверь и, поняв, что Патрик не торопится подниматься следом, повернулась к нему, бросая на того вопросительный взгляд.
- Так вы идете, или нет? – легко дернув бровью в дополнение к вопросу, она дождалась, пока мужчина сделает первый шаг на ступеньки, и только после этого вошла в дом, оставляя дверь открытой настежь. Не закрывать же её перед самым носом у гостя.
«Кофе. Много кофе!»
Оказавшись дома, Регина внезапно поняла, что устала. Этот вечер, весь этот фарс на празднике в честь возвращения Эммы и Мэри-Маргарет, изрядно её измотали.  Сейчас бы, наверное, самым верным решением было принять душ и лечь в постель, но, раз уж пригласила в дом гостя, не выставлять же его за дверь даже не напоив обещанным кофе. Да и все равно уснуть не получится, так что, к черту сон.
- До сих пор не могу привыкнуть, что его здесь нет, – конечно она говорила о Генри, и говорила она это так, словно разговаривала сама с собой, хотя, безусловно, обращалась к мужчине, - Скажите мне честно, вы действительно верите в то, что у меня удастся вернуть его? Или вы говорите это только для того, чтобы не ранить меня еще сильнее? – остановившись у кухонного стола и взяв в руки турку, Регина обернулась, внимательно посмотрев на доктора, словно требуя от него прямого и точного ответа, но, не дождавшись его, принялась на приготовление кофе.
- Я знаю, он все еще любит меня.

+1

13

Дверь за его спиной, и на мгновение ему показалось, что он загнал себя в ловушку. Патрик растрепал волосы и прошел следом за ней на кухню. Сценарий повторялся, вот только вести беседу они уже будут о другом.
- Генри умный мальчик, он понимает, что происходит в городе. Кроме того, глупо отрицать, что вы отдали всю душу, чтобы воспитать его. Вы любите его, и Генри, несомненно, любит вас. Просто он находится на распутье. Но какую бы дорогу он не выберет, ничто не изменит того, что вы его мать, и он вас любит, - его голос звучал уверенно. И совсем не потому, что хотел убедить ее в этом, а потому что был уверен в своей правоте. Сейчас Генри, как любой мальчик его возраста идет за всем новым, тем, что его интересует, порой забывая о том, что, действительно важно. Но это не его вина. пройдет немного времени, и он снова вернется к прежним устоям. И к Регине. Патрик не пытался убедить ее в полной победе над Эммой и Чармингами, потому что этому не суждено быть. В этой битве нет победителей, как бы они не проиграли обе. Борьба за Генри должна быть тоньше, чем есть сейчас. - Он любит вас.
Едва не добавил, что он тоже любит ее. Но это было ни к чему. Тот факт, что она не прогнала его, говорил о том, что не все потеряно для доктора. И у него есть надежда на то, что он может получить в ответ путь не такое же, но ответное чувство.
- Я бы хотел вам помочь, но в голову ничего не приходит, кроме того, как связать его и приволочь сюда, - негромко проговорил уэйл. - Но это не поможет вернуть его чувства. Вам остается только ждать.
Про Эмму доктор благоразумно умолчал, все-таки госпожа мэр держала в руках горячую турку с не менее горячим кофе.

+2

14

Конечно - Генри любит её. Ведь она вырастила его, она столько лет была для него любящей, быть может, порой строгой, но иначе ведь нельзя, матерью. Регина это знает. Она уверена в этом. Нельзя перестать любить близкого и родного тебе человека в один миг. А ведь она для Генри как родная… Конечно как родная. Он же её сын, пусть она и не подарила ему жизнь, выносив в утробе. Она знала это, знала, не взирая ни та что, и все ровно, слова поддержки сейчас были просто необходимы. Регина сильная женщина, но даже сильным иногда бывает тяжело, и руки начинают опускаться, и тогда хочется почувствовать рядом плечо. Патрик появился, подставляя это самое плечо, как раз кстати.
- Силой его не удержишь. Поверьте, я пыталась, и, совершила этой попыткой большую глупость, только оттолкнув его от себя своими же руками, – кофе начал закипать, и сняв турку с огня, Регина разлила горячий ароматный напиток, запах которого теперь разливался по всей кухне, по чашкам. Поставив одну на стол напротив стула, на который, собственно, и предлагалось сесть Патрику, сама взяла вторую и присела на стул напротив.
- Наверное, мне стоит сказать вам спасибо, Патрик, – она легко улыбнулась, подняв взгляд от своей чашки на мужчину, - Мне начинало казаться, что весь город против меня, но, оказывается, есть исключение.
Хватит строить из себя сильную и властную женщину. Патрик видел её в момент, когда она рыдала над телом своего возлюбленного – сломленную и потерянную, так стоит ли сейчас, когда они одни, и разговор идет не о работе, продолжать носить маску, которая давно уже стала её настоящим лицом. Конечно, прежнюю Регину не вернуть, её давно уже нет, она навсегда осталась в прошлом, но и продолжать храбриться сейчас тоже не имело смысла.

+2

15

- В любом правиле есть исключение, - философски заметил доктор. Он даже не осознал, что произнес эти слова вслух. В кухне было спокойно, как будто это было воссозданный мир только для них двоих. За стенами дома был совершенно чужой город. ставший чужим для них обоих. Они оказались на другой стороне, но вместе. Виктор прекрасно знал, как тяжело, когда рядом нет никого, кто был бы готов подставить дружеское плечо. Но он испытывал к ней поистине нежные чувства. - Вам не нужно благодарить меня, Регина. я делаю то, что считаю нужным. И мое желание поддержать вас не связано со страхом за свою жизнь и вашей силой. Да, только с тем, что я сказал вам в парке. Я мог бы остаться на нейтральной территории, но не смог бы смотреть, как вы страдаете. Я уже говорил, что мне нравится видеть улыбку на вашем лице.
Патрик потянулся вперед и коснулся ее ладони в поддерживающем жесте, потом подумал и просто накрыл ее ладонь своей, чуть сжав. Он готов был отдать ей все свое тепло. Ему было не жалко.
- Моя помощница хотела прийти к вам, чтобы сказать "спасибо", - голубые глаза весело заблестели. - И думаю, он все равно это сделает. Оливия получала второй шанс. Многие из горожан получили второй шанс, и они совсем не против тебя , Регина, но они еще не могу разобраться в этом. А это значит, что Генри скоро поймет, что в тебе есть свет, и его видят люди.
Главное в своих речах быть самому уверенным. А доктор не сомневался. его профессия позволяла ему быть в курсе всех событий,при этом не задавая неудобных вопросов. Он улыбнулся. Ему хотелось быть к ней ближе, но пока это невозможно.

+2

16

Раньше Регина не задумывалась, что её проклятье, созданное, чтобы лишить людей счастья, чтобы отнять у них любовь, способно принести кому-то благо. Новая жизнь, подаренная забвением о прошлом, если задуматься, для кого-то действительно могла стать настоящим подарком судьбы. Ведь не все в Зачарованном лесу были счастлива. Кто-то страдал от неразделенной любви, кто-то совершал ужасные поступки и мучился угрызениями совести, кто-то терзался сомнениями и страхами, а позабыв об этом, получив новую личность здесь в Сторибруке, смог начать жизнь заново, не оглядываясь на то, что было в прошлом, позабыв про боль и несчастья. Так значит, пусть далеко не для всех, но она совершило вовсе не черное дело, а… спасительный жест и дала надежду на счастье. Пожалуй, подобный аргумент мог бы стать весомым в разговоре с Генри, заговори тот о всем том зле, что она причинила людям.
Регина улыбнулась, даже не думая убирать руку из-под ладони Патрика.
- Мы все получили второй шанс, Патрик, – фраза прозвучала довольно многозначительно, особенно после того, как доктор признался в своих чувствах, а сейчас сжимал её руку в своих пальцах, сидя на кухне в её доме. Он перешел на «ты» и, что удивительно, это совсем не резануло по слуху, хотя обычно, когда кто-то, все время соблюдающий дистанцию, вдруг переходит в рамки более неформального общения – цепляет восприятие.
- И, передай Оливии, – Регина тоже перешла на «ты», глупо выкать, когда это самое «вы» вдруг стало лишним, - Что я рада, что она сумела воспользоваться вторым шансом так, чтобы стать счастливой в этом мире. Хочется верить, что она не исключение, и среди горожан найдутся еще люди, которым не хочется сжечь меня на костре. – женщина почти незаметно улыбнулась, - И, сейчас как никогда мне действительно важна поддержка. Так что, да, я с радостью принимаю твоё предложение о помощи и… Заверение в её бескорыстности.

+2

17

- Ничто не происходить просто так. У всего есть свое время и место, разве не так? - к чему именно была сказана эта фраза не имело значение. Это банальная фраза, но значила она очень много. Хотя бы для него.
Он никогда не был на ее месте, Бог его уберег, Мерлин и Моргана сжалились над доктором, но он мог догадываться, какие мучения и угрызения совести будут ждать ее в будущем, Виктор лишен всего этого, барон слишком просто смотрел на жизнь. Еще мгновение, он смотрел на нее, легко улыбаясь одними уголками губ. Не будет жарких слов о любви, они итак поняли, что между ними происходит. Это химия. Франкенштейн удивился своей решимости не переступать невидимую черту и оставаться незримым спутником ее жизни.
Возможно, потом все изменится, возможно, все пойдет по-другому, но доктор не придавал этому никакого значения. Патрику просто удобно не замечать того, что происходило вокруг него, если его не бьет по голове чем-то тяжелым. Виктор помнил едкий табачный дым от трубки отца, он изменил барона. Виктор помнил яркие вспышки и искры – последствия медицинских экспериментов, это его изменило. Патрик помнил сладкий привкус алкоголя, но она пахла куда лучше, и на вкус была слаще. Он был в этом убежден, и чем больше времени доктор проводил с ней, тем меньше было поводов в этом сомневаться. Дэниель был счастливым человеком. На какой-то миг барон Франкенштейн позволил чувству зависти прорваться через твой ментальный блок и полоснуть его сердце острой бритвой, но Патрик продолжал улыбаться. Для нее.
Обойдя стол, чтобы оказаться рядом с ней, Патрик медлил, потому что она была особенной в его жизни. Не такой, как все женщины, с которыми он имел отношения.
- Регина...можно, я тебя поцелую?

+2

18

- Да, у всего есть свое время и место, тут ты прав. Это я, оглядываясь назад, понимаю теперь как никогда. – что именно она имела ввиду, Регина решила не уточнять. Вспоминать прошлое сейчас не хотелось. Да и вообще вдруг совершенно расхотелось говорить. Быть может, виной всему то, как Патрик смотрел на неё? Давно Регина уже не видела такого взгляда, в котором, казалось бы, если присмотреться, можно было рассмотреть своё собственное отражение. И от этого становилось не по себе, и одновременно – не хотелось отрываться и смотреть, смотреть не отрываясь, чувствуя этот взгляд.
Регина проследила за мужчиной взглядом, когда тот поднялся из-за стола и подошел к ней. Повисла короткая пауза. Он смотрел на неё, она, сидя на стуле и запрокинув голову, на него. Регина уже поняла, что просто так Патрик сегодня отсюда не уйдет. Он признался ей в любви, а это что-то да означает. Она пригласила его к себе на кофе, какой банальный предлог. Пусть она и правда, в тот момент, позвала его только на кофе, но ведь они взрослые люди и оба знают, чем обычно заканчиваются подобные приглашения.
Патрик, будто уловив смысл её мыслей, попросил разрешения на поцелуй. Женщина медленно поднялась на ноги и, несколько секунд просто смотрела на него, а потом легко подала плечами, чуть наклоняя в сторону голову и приподнимая бровь, беззвучно говоря, что, почему бы, собственно и нет, раз они сейчас вдвоём, говорили о любви и она не против попробовать развить то, что приподнесла её судьба. Положив ладонь Патрику на грудь, и глядя ему в глаза, Регина сделала шаг к нему на встречу.
- Ты всегда спрашиваешь у женщин разрешение?
«Или ты все же боишься меня?»

+1

19

Патрик Уйэл никогда не спрашивал разрешения. Он был хищником по натуре. Возможно, это стало известно ему только в новой жизни, но факт оставался фактом. В этой жизни было многое, она подарила ему возможность начать жизнь сначала. Она подарила ему то, чего у него никогда не было. И то, что он никогда не мог иметь. Но вместе с этим она подарила ему уверенность в себе и в том, что он может сделать то, что захочет. Но Регина была особым случаем в его жизни. Он не мог понять, почему его так тянуло к госпоже мэру, хотя он осуждал ее поступки, не всегда понимал и принимал ее слова, но его тянуло к ней, влекло. И сначала Патрик считал, что это банальное вожделение. Ему просто хотелось заполучить ее. Но постепенно это чувство отступало, на смену ему пришло другое. Это чувство невозможно описать, но Уэйл просто сгорал от него, таял, словно свеча. Когда пало проклятие, он не находил себе места, потому что должен был ее ненавидеть, а вместо этого его любовь становилась лишь сильнее. И Виктор никак не мог понять – пугает его это или наоборот, делает сильнее. Стоя на ее кухне, глядя в ее глаза, он чувствовал себя самым счастливым человеком на земле. Неважно, что говорили про нее. Для него она была самой лучшей. Безгрешных людей не существует. А любой грех можно искупить. Она достойно заплатила за свою ненависть и жажду мести. Никто и не помнит, что в ее жизни были и страдание. Создатель должен был ее вознаградить.
- Нет, не у всех, ты особенный случай в моей жизни. Ни одну из тех женщин, что были со мной, я не любил, - хрипло проговорил доктор, понимая, что тянуть дольше просто не сможет. Желание ощутить ее вкус на своих губах просто уничтожало его. Подавшись вперед, ей навстречу, мужчина припал к ее губам, впитывая в себя ее боль, которую желал разделить с ней.

+2

20

Патрик поцеловал её, и поцелуй этот словно электрическим током прошиб вдоль позвоночника. Когда она в последний раз вообще целовалась? Когда был жив Грэм. Да, когда он еще был жив, пока не появилась Эмма и не… Мысль так и осталась незавершенной. Подавшись навстречу, она сильнее прижалась к мужчине, отвечая на поцелуй. Как это обычно бывает в подобных ситуациях, руки, словно сами, словно живя отдельной жизнью, обвились вокруг его шеи притягивая казалось бы еще ближе и словно не желая отпускать. А впрочем, так оно и было. Почувствовав на своих губах поцелуй, Регина в полной мере осознала, насколько она одинока, и как она устала от этого одиночества. Это невыносимо. И дело даже не в банальном отсутствии мужчины, а в том, что у неё никого нет… Совершенно никого. Она одна, совершенно одна в этом городе, во всем мире. Даже Генри отвернулся. Даже её милый мальчик предпочел общество женщины, которая когда-то отказалась от него. И вот теперь, когда она этого совершенно не ждала, судьба даёт шанс почувствовать себя хоть немного счастливой. Её любят! Это было как гром среди ясного неба, но – её любят! Глупо отталкивать от себя того, кто может подарить хоть немного спокойствия. Даниэля больше нет, нет окончательно и бесповоротно, она отпустила его, и нужно жить дальше.
- Останься… – на считанные мгновения разорвав поцелуй, она тихо произнесла одно единственное слово Патрику в губы. Одно слово, но разве нужны какие-то еще слова, кроме него. Все и так понятно, без лишних разговоров, которые сейчас совершенно лишние.
Кто знает, быть может утром она пожалеет о своём столь спонтанном поступке, но сейчас она действительно этого хочет, а значит… нет, она просто уверена – сожаления не будет. Будет новая страница в книге, под названием «Взлеты и падения Злой королевы», королевы, которая изо всех сил старается перестать быть Злой.

+2

21

В мыслях Патрика это происходило не раз, даже не два. А сотни или тысячи. Стоило ему закрыть глаза, как ему являлся ее образ. Если это не любовь, то что? Патрик не мог найти достойного объяснения своим чувствам или оправдания. Дать волю, рвущимся эмоциям. Дать им впитать в себя твою силу, понять твою сущность и изменить тебя. Не сопротивляйся. Но уже поздно, он как будто сдался на милость рвущимся чувствам. Раньше Виктор не был так эмоционален. Раньше ему удавалось одерживать верх над эмоциями, раньше ей они были не нужны. Да и сам Франкенштейн не видел необходимости во всем этом, считая все полнейшим бредом.
А сейчас он стоял перед ней, обнимал ее за талию, сжимая в своих руках, словно боялся, что она растает невесомой дымкой, если он ее отпустит. В знак того, что все, что здесь происходит - правильно, прозвучали ее слова. Прямо в его губы, и Патрик не удержался, улыбнулся.
- Не уйду...никогда, - отозвался доктор, но вместо ее губ он стал покрывать поцелуями ее лицо. Это были одновременно благодарные и требовательные поцелуи. Словно ему еще нужны были подтверждения. Словно ему нужно было что-то еще, что докажет ее присутствие и тот факт, что она никуда не исчезнет. Уэйл гладил ее по волосам, изредка задерживая ладонь на ее затылке. Второй рукой он скользил по ее спине, натянутой, как звонкая струна. Ему не верилось, что все это происходит взаправду.
Но мир соткан из радостей и разочарований. Они переплетались замысловатыми узорами, составляя целостность Вселенной. А люди в ней всего лишь песчинки, бесчисленное множество песчинок. Они слишком малы для великих свершений, но слишком большие, чтобы безрадостно проживать годы своей жизни. Они большие фантазеры, строят догадки и загадочно улыбаются, глядя в лицо своему будущему. Лишь иногда взгрустнется, когда вспомнится прошлое, но быстро отпустит, ведь впереди ждут небывалые свершения.
- Мы не можем...не тут...а если Генри захочет вернуться, - с трудом но он оторвался от ее губ. Мужчина понимал, что теряет самоконтроль. Еще немного и его уже ничего не сможет остановить, даже магия. Заниматься любовью на кухне соблазнительно и возбуждающе, но мысль о том, что Генри может вернуться билась о его виски, заставляя остановиться. Чуть отстранившись от нее, Виктор обхватил ее и легко поднял на руки. Он знал, где ее комната, вычислил по конам, за которыми порой наблюдал с улицы.

+2

22

Голова начала кружиться. И все таки, как же давно она не испытывала ничего подобного… Сейчас же, словно все воспоминания о былых страстях нахлынули одной огромной волной, заставляя задерживать дыхание, чтобы не захлебнуться и не пойти ко дну. Могла ли она подумать еще пару часов назад, стоя в помещении кафе, под колючими взглядами собравшихся на праздник, что эта ужасная ночь закончится столь… неожиданно и приятно.
Поцелуй был разорван как раз в тот миг, когда женщина уже было собиралась начать стаскивать с Патрика одежду.
Генри?.. Никогда бы не подумала, что его появление в доме может оказаться нежеланным…
Разумеется, эти мысли были лишены серьёзности. Реши Генри прийти к ней, она всегда будет рада ему, даже если мальчик появится на пороге в самый не подходящий момент. Она встретит его с распростертыми объятиями, даже если весь мир рухнет из-за того, что Регина отвлечется от какого-то важного дела. Она все равно бросится к нему навстречу, позабыв про все на свете. Но, здравый смысл подсказывал, что сегодня этого точно не произойдет. Сегодня он слишком занят праздником, устроенным в честь возвращения женщины, родившей его, женщины, которую он называет «мамой», и от этого каждый раз больно сжимается сердце в груди той, кто воспитала его.
- Как бы я не хотела, чтобы он пришел, думаю, этого не случится… – тихо произнесла Регина, обхватив мужчину рукой за шею, когда тот поднял её на руки. Так легко, что на миг показалось, что она почти ничего не весит. Обняв Патрика, она наклонила голову к его плечу и несколько раз коснулась губами его скулы, - Так что, не волнуйся, сегодня ночью в этом доме будем только мы, – добавила у самого уха, снова касаясь губами кожи.

+2

23

Может быть, все происходило слишком быстро. Но Уйэл как никто другой понимал ее стремление быть любимой, и отдаваться этому человеку. Порой люди сами себя загоняют в угол. Регина была из таких. Отравленная местью, она не понимала к чему приведет ее выбранный путь. Но разве кто-нибудь заслужил, чтобы быть одному?
Виктор поднимался по лестнице, едва ощущая ногами пол. Если бы он мог себе позволить, то преодолел бы это расстояние бегом. Дверь в ее спальню была чуть приоткрыта. Наверно, сквозняк. Уэйл помнил, как сжималось его сердце, когда он видел ее с Грэмом. Ходили слухи, что она забрала его сердце, что она заставила его быть с ним. Может быть, это была правда, но сейчас Патрик делал осознанный шаг по собственному желанию. Чтобы получить его сердце, Регине не нужно использовать магию, оно уже принадлежит ей.  Он нес ее с такой нежностью, словно она была фарфоровой куклой, которую он боялся разбить. Бережное прикосновение, и Патрик уложил ее поверх одеял на кровать. Ему все еще не верилось, что это происходило с ним, что это было, и это совсем не сон.
Он искал ее губы, чтобы поделиться с ней нежными поцелуями. Никакая сила земли, никакая магия не заставит его отречься от нее.
- Я люблю тебя, - зачем-то повторил доктор, на мгновение отрываясь от ее дрогнувших губ. Это была улыбка? Или показалось? В полумраке комнаты у него, должно быть, разыгралось воображение. Но в любом случае, если она улыбалась, значит, оно того стоило. Длинные пальцы хирурга изучали ее тело, запоминая изгибы, запоминая места, прикосновения в которых приносит ей больше наслаждения. Он может видеть это, глядя в ее глаза, может чувствовать, как отзывается ее тело на его неторопливые ласки. Она сама сказала, что этой ночью они будут одни. Мучительно медленно он освобождал ее от одежды, чтобы снова и снова прикасаться губами к оголенным частям тела.

+2

24

Дальше все было словно в дымке, том самом сиреневом тумане, который сопровождает почти всю магию их волшебного мира. Поцелую, мягкая постель, шелк простыней, мучительно неторопливые ласки, словно бы Патрик боялся, что все закончится слишком быстро, и старательно растягивал предвкушение удовольствия. И это тихое признание, которое Регина уже слышала сегодня, в парке… Но теперь оно прозвучало совсем иначе. Так, словно за стенами этой комнаты не было больнее никого в целом мире. Только они вдвоём.
Расстегнув пуговицы рубашки Патрика, Регина поймав губами его губы и нетерпеливо дернула рубашку с его плеч, тут же обнимая, скользя ладонями по горячей коже.
Все было слишком спонтанно, слишком неожиданно, но, они оба были взрослыми людьми, людьми, которые пережили в своей жизни многое, пожалуй, даже слишком многое, чтобы теперь, перед лицом внезапно вспыхнувшей страсти, спасовать, когда есть шанс насладиться тем, к чему тянется  все твоё естество. По крайней мере, про Регину можно было сказать именно так. Они никогда прежде не смотрела на доктора Уэйла как на кандидата в любовники. Сегодняшняя ночь перевернула мир с ног на голову, преподнося сюрприз. Хороший сюрприз. Среди всей той тьмы, что опустилась на её жизнь, проблеск света, и потому, поймав этот луч, она, естественно, ухватилась за него.
- Повтори это еще раз… – сама не ожидая, что скажет нечто подобное, прошептала Регина в губы мужчине, вновь приникая к ним поцелуем и прижимаясь к нему всем телом, словно боясь, что услышав эту просьбу, он отстранится от неё. Конечно он не сделает этого, и женщина это знало, но сейчас ей хотелось чувствовать его тепло, чувствовать, что она действительно не одна и что её… любят.

+1

25

Доктору было понятно желание женщины быть кому-то нужной. короли строят и разоряют страны, но их жизни пусты и одиноки. Во многом люди, которые есть вокруг них, зависят или что-то требуют от правителей. Конечно, это правда, но далеко не всегда. Бывают слепые правители, которые и не видят искренней преданности. Какой была Злая Королева? из сложившегося клише вытекает и сам ответ. Но для Патрика она не была Злой. Возможно, потому что он собственными глазами не видел всего злодеяния, которое она свершила. Он видел в ней женщину.
Нет ничего приятнее, когда тело любимой женщины отзывается на призывные ласки. У Уэйла было много женщин, в то время как Франкенштейн был по настоящему связан с наукой, и женщин сторонился. Он даже отказался от невесты, которую ему подобрал отец. Не потому что она была глупой и страшной. По словам Игора и Герхардта, она была мила, учтива, и неплохо играла на рояле. Всего этого было мало молодому ученому. Ему нужна была женщина, затмившая собой целый мир для него. И он нашел ее в лице юной герцогине, которой требовалась его услуга.
С того дня он просто не мог перестать думать о ней, а потом пришло забытье. Патрик Уэйл даже не представить не мог, что предмет его желания окажется в его руках. Уэйл был обольстителем женщин. Всегда был таким, каким они хотели его видеть. Для каждой - разным. Таковы правила выживания. Патрик не знал, каким ему нужно быть с Региной, и решил, что лучше будет пуститься по течению, позволяя жизни самостоятельно расставить все ориентиры.
- Я люблю тебя, - послушно повторил мужчина. Он вдыхал в ее легкие новую жизнь. И пусть эти слова звучали как-то громогласно, но это было так. Он думал, что возвращая Дэниеля к жизни, он сможет вернуть ощущение счастья на ее лице. Он сможет подарить ей великой чудо - быть любимой женщиной. Ведь даже не подозревал, что когда-нибудь Регина Миллс ответила бы взаимностью на ухаживания доктора, чья репутация изрядно потрепана.
Его руки скользили по ее телу, а Рик, словно зачарованный, смотрел, как изгибается ее тело под его пальцами. Опуская руки ниже, он отвоевывал пространство между ними, пока их дыхание не сплелось воедино, и а следующий шаг был понятен и ребенку. Медлить больше не имело смысла, да и сил дальше растягивать удовольствие у Уэйла уже не было. Ловя губами сдавленный стон Регины, Патрик сделал то, о чем мог только мечтать.

+1

26

Сон, явь, бред, мечты, иллюзии, реальность – все смешалось в этих поцелуях и ласках, пришедших в её, казалось бы, такую серую и безоблачную жизнь так внезапно, что сложно было до конца осознать, насколько все это реально. Да и зачем сейчас пытаться понять это? Сейчас нужно просто вдохнуть полной грудью и наслаждаться тем, что подарила судьба, срывая с дерева блаженства все плоды, до которых только можно дотянуться. И она наслаждалась, отдаваясь в ответ, даря нерастраченную ласку тому, кто еще вчера был для неё совершенно чужим человеком, а теперь, кто знает… быть может эта ночь многое изменит. А впрочем, все это завтра. А пока – пока только эта ночь для них двоих, и пусть весь остальной мир подождет до утра.

Подкравшееся незаметно утро предательски ворвалось в спальню, заливая солнечными лучами смятую постель, нарушая сон, пожалуй, впервые за последнее время – спокойный и безмятежный.
Чуть поморщившись от светившего в глаза солнца (задернуть шторы вчера как-то времени не было), Регина открыла глаза. Воспоминания о случившемся несколько часов назад потоком хлынули в проснувшийся от дремоты разум. Патрик Уейл… Могла ли она подумать, что этот мужчина окажется в её постели? Пожалуй – нет. И, что же теперь? Нет, не так… Как объяснить произошедшее? Что она чувствует к нему? Как поступить дальше? Как вести себя в сложившийся ситуации, и чего теперь ждать от него? Он говорил, что любит… А она? Есть ли что-то, кроме благодарности за эту любовь? И почему-то, совсем не кстати, пришла в голову мысль, что – а не мог ли Партик просто воспользоваться ситуацией, когда Регина была опустошена и особенно уязвима.
«Нет, он не мог. Я видела его глаза… они были искренними…»
Повернув голову, Регина взглянула на спящего рядом с ней мужчину. Он не ушел, он остался с ней до утра… А это, надо признаться, довольно большей шаг в отношениях. Нет, конечно, он ни к чему не обязывает, но все же… Будь это только секс на эмоциях, скорее всего Парник ушел бы сразу, как только все закончилось. А он… Он остался. Он лежал рядом, обнимая её, словно желая тем самым доказать, что все случившееся не было сном. Все реальность, и доказательство тому эти объятия.
И все же, лежать вот так, рядом, в этих объятиях, отчего-то вдруг стало крайне неуютно. Точнее, странно. Все оказалось сложнее, чем можно было представить себе вчера. Регина поддалась слабости, позволила себе почувствовать себя хрупкой женщиной, упавшей в объятия мужчины, признавшегося ей в любви, ища в них поддержку и утешение. И Патрик, наверняка, отлично понимал все это, а если нет, то уж точно поймет сегодня, открыв глаза и осмыслив произошедшее. Неужели ей было стыдно? Или, это было что-то другое, чувство, которое она не могла толком описать…
Еще раз взглянув в лицо спящему мужчине, Регина осторожно выбралась из его объятий и, набросив на плечи тонкий шелковый халат, направилась в ванную комнату, дверь в которую вела прямиком из спальни. Ей нужно было собраться с мыслями, нужно было подумать.

+1

27

Он впервые спал без кошмаров. Казалось бы, вообще без сна. Все оставшееся до утра время, тяжесть женского тела приятно давило на грудь. Еще никогда ему не было так спокойно. Во сне или в забытье он обнимал Регину, толком не понимая, что произошло между ними. произнести три заветных слова - так просто, но доказать их - уйдет целая жизнь. Луч солнца, нагло ворвавшийся в комнату через окно, скользнул по его лицу, но Виктор из последних сил отчаянно сопротивлялся утреннему пробуждению. слишком сильным был страх на яву оказаться там, где был вчера - еще до его слов, еще до их безумства на кухне и нежного продолжения в комнате.
Рядом кто-то зашевелился, осторожно освобождаясь от его объятий. Патрик не спешил открывать глаза, даря ей необходимую возможность выскользнуть незаметно. Ему тоже было над чем подумать. Патрик Уэйл никогда не встречал утро в постели своих женщин. После страсти и секса, он искал утешения в бутылке огненного виски, стараясь утолить горечь и залить дырку в душе.  Сегодня все было иначе. Уэйл открыл глаза и сел на кровати. За дверью, должно быть ванной комнаты, слышался звук воды. Виктор снова откинулся на подушку.
Это утро проходило совсем не так, как любое другое в его жизни. От этого становилось дурно. Все, к чему доктор не привык, выбивало его из колеи. Но постепенно отпускало. Беглый взгляд на часы, и Патрик поморщился. Оливия редко задавала ненужные вопросы, но после инцидента с оторванной рукой, нервно относилась к его опозданиям. Фрау Холле, должно быть, тоже что-то заподозрит, когда он не придет на завтрак. Но сегодня это новое утро его новой жизни. Даже если Регина сейчас его прогонит, и ему снова придется стучаться в закрытые двери, добиваясь хотя бы мимолетной встречи, он не оставит своих попыток, и не откажется от слов, сказанных ей вчера.
Патрик слез с кровати, нашел второпях сброшенные джинсы и влез в них. Наспех набросив рубашку, доктор нерешительно приблизился к дверям ванной комнаты. Он постучал, но не был уверен, что Регина слышала его стук. Приоткрыв дверь, мужчина прислонился к косяку, разглядывая женщину, ради которой был готов отдать свою жизнь.
- Доброе утро, - ласково проговорил Патрик. - Я бы заварил кофе, но пока еще не знаю, как ты относишься к мужчинам, любящим хозяйничать на кухне.
Нужно было с чего-то начать. Для них обоих эта ситуация была странной и необычной.  Патрик надеялся, что Регина согласится на то, что решать эту проблему нужно вместе.

+1

28

Как вы себя чувствуете, когда понимаете, что за вами наблюдают в тот момент, когда мы меньше всего этого ждете? Правильно – первой реакцией обычно бывает легкий испуг от неожиданности, потом приходит мимолетное смущение и мысли о том, а не делили ли вы что-то, что не следовало видеть наблюдателю, ну и наконец – в зависимости от ситуации, или улыбка, или раздражение. Еще может быть удивление, но всегда сопровождающееся или первым, или вторым.
Что же касается Регины, поняв, что Патрик уже какое-то время находится в ванной комнате, наблюдая за тем, как она, подставив лицо теплым струям, смывает пену с волос (разумеется за шумом воды стука в дверь женщина не услышала, как и того, как открылась эта самая дверь), она резко обернулась на голос, смерив Уэйла долгим взглядом, и, сказать по правде, не зная, как именно отреагировать на вторжение. Сегодня и так все было более чем необычно и  странно, а теперь еще и это… Наверное, это более чем нормально, когда после проведенной вмести ночи, мужчина решает заглянуть к женщине в ванну, когда та принимает душ. Наверное… и вместе с тем, это столь интимно и… Подобного в её жизни просто никогда не было. Любовники, уходившие в ночи или под утро, приходившие днем на пару часов – да, но вот так, проснуться утром в одной постели, и не спешить расстаться, чтобы не привлекать внимания и не вызывать пересудов… Это так странно… И Патрик, он ведь не собирается сбегать из её дома очертя голову, стоило только проснуться и протереть глаза. А она – хочет ли она, чтобы он поскорее ушел? Или все же…
- Кофе? – от легкой растерянности она даже позабыла ответить на «Доброе утро» тем же. Определенно, утро обещает быть еще более странным, чем ночь. И, кажется, она даже не против попробовать пожить подобной, такой непривычной, и при этом, такой простой, человеческой жизнью. Ведь это же нормально, когда мужчина и женщина не пытаются делать вид, что ничего не происходит, не правда ли? Попробовать, и посмотреть, что из этого получится. Сделать шаг, и довериться мужчине, чего не делала со времен своей юности. Ведь ни один из её любовников не знал Регину по-настоящему. Утро в одной постели, душ, кофе, совместный завтрак – вот это настоящее… Готова ли она к подобному? Вот и проверит. Но, определенно, сейчас ей, похоже, это действительно нужно. Сейчас, когда она осталась совершенно одна, и как никогда нуждается в том, чтобы рядом кто-то был, чествовать, что она может доверять кому-то и быть уверенной в том, что этот кто-то всегда будет на её стороне.
- А, да, кофе, – словно, наконец, поняв смысл слов Парника, Регина улыбнулась, - Думаю, моя кухня, а вместе с ней и я, сможем пережить мужское вмешательство на её территорию.
Пусть он сварит кофе, пока она закончит с принятием душа. А потом они позавтракают, и скорее всего, поговорят о том, что произошло и что с этим делать дальше. Ведь нужно же что-то с этим делать. Нельзя сделать вид, что ничего не было, раз уж дело дошло до утреннего кофе.

+1

29

Патрик был внимательным человеком, иначе никогда не заработал бы свою репутацию. Одно дело встречаться женщинами - совсем другое избежать расправы за это. Так что эти поступки развили чувство безопасности и привычку слушать и замечать мелочи. Патрик Уэйл слушал даже тогда, когда казалось бы был занят другими вещами. Она не выгоняла его из ванной комнаты, не прогоняла его прочь из своей жизни, она, как и доктор, не знала, что будет дальше. Кивнув на ее слова, Уэйл молча развернулся и отправился на кухню, но потом передумал и вернулся обратно. В несколько шагов он пересек ванную и оказался подле нее. По-хозяйски, но вместе с тем как-то робко, он запечатлел на ее губах поцелуй, и только после этого покинул комнату.
Он боялся, потому что не знал, что делать. Как слепой он действовал на ощупь, но другие чувства не обострились. Найдя кофе, Патрки принялся готовить легкий завтрак. Все мысли были заняты Региной и тем, как объяснить женщине, что те чувства, которые он испытывает - правда. Остановившись перед холодильником, Виктор прикрыл глаза. Нужные слова не приходили в голову, а действовать наобум ему не хотелось.
- Знаешь, моя репутация идет впереди меня, - начал он, обращаясь к холодильнику, - нет, не так. То, что произошло вчера вечером и продолжилось этой ночью много для меня значит, и я хочу быть рядом.
Запустив пятерню в волосы, Виктор растрепал их, а после оперся ладонями о раковину. С ума сойти, но Виктор не был избалован этими чувствами, потому как любил в первый раз.

+1

30

Этот поцелуй, столь внезапный и порывистый, в очередной за сегодняшнее утро раз, заставил мысленно вздрогнуть. Определенно, сегодняшняя ночь стала началом чего-то нового, и это новое продолжало, нет, не пугать, но заставлять нервничать. Похоже, что женщина действительно боялась того, к чему может привести путь, на который они с Патриком вместе вступили вчера вечером. Боялась, но чего именно? Полюбить? Нет, она хотела любить и быть любимой, хотела простого женского счастья, которого была лишена когда-то по прихоти собственной матери. И возможно, именно этот факт заставил её сердце покрыться толстой коркой, через которую так сложно было пробиться, и которую так тяжело было расколоть. Она хотела вновь полюбить, но боялась вновь ощутить ту боль, что испытала когда-то. Возможно, именно поэтому Регина так долго не впускала никого в своё сердце, плотно запечатав внутри него любовь к Даниэлю, любовь, причинившую столько боли, любовь, потеря которой превратила её в ту, кем она стала. Хотя, нет, есть еще один человек, который существовал в её сердце – Генри, мальчик, которого она вырастила как своего собственного сына, мальчик, которого она любила всей душей, пусть многие и считают, что её душа давно почернела и не способна на подобное чувство. И вновь эта любовь заставила её сердце кровоточить от боли, потому что невозможно было смотреть на то, как Генри отдаляется от неё все сильнее и сильнее, выбрав ту, которая бросила его много лет назад. И все это только лишний раз заставляло быть осторожнее.
Оставшись одна, Регина вновь подставила лицо теплым струям. И все же, не стоит бояться того, что само пришло к тебе так неожиданно и так открыто. Кто знает, может быть судьба и правда даёт второй шанс, и на этот раз она будет более сговорчива. В конце концов, никто не заставляет влюбляться до беспамятства. Можно же просто наслаждаться теплом и ощущением плеча рядом. Просто получить удовольствие от того, что кто-то тебя любит, а после, если вдруг ничего не получится, перевернуть страницу, и жить дальше, оставив в воспоминаниях немного светлых дней.
Оставалось надеяться, что Патрик придерживается примерно того же мнения, и не рассчитывает на то, что Регина сможет ответить на его чувства столь же пылкой любовью. Он ей симпатичен, теперь она это точно знает, но любовь… её нет. Кто знает, быть может со временем и это чувство все же придет, но пока – хотелось верить, что Уейл не станет требовать большего, чем уже имеет.
Имеет… И что же они все таки уже имеют? Круг замкнулся, и вопросы начали всплывать в голове по второму разу. Пора было остановиться.
Выйдя из душа и высушив волосы, Регина надела платье, не в халате же спускаться в кухню, это уже как-то совсем слишком, хватит пока и того, что они собираются вместе позавтракать, и спустилась вниз. В кухне она застала Уейла, разговаривающего с сами собой, и явно не ожидающего, что этот его разговор будет услышан. Но, пусть он и говорил их в одиночестве, слова были услышаны, так как Регина в этот момент как раз переступила порог кухни. Услышаны, и приняты к сведенью. Он хочет быть рядом… а она, пусть пока и настороженно, до конца не понимая, что со всем этим делать, она позволит ему.
- Доброе утро, – не нашла ничего лучше, как все же произнести эти два слова, и делая вид, что не слышала того, что только что говорил Партик, скорее всего репетирую предстоящий разговор.

0


Вы здесь » Once Upon a Time. Сhapter Two. » Архив отыгранных эпизодов » Сердце застучит, чтобы вновь начать любить.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC