Once Upon a Time. Сhapter Two.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Once Upon a Time. Сhapter Two. » Архив отыгранных эпизодов » Я думаю, нам пора зарыть топор войны


Я думаю, нам пора зарыть топор войны

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Название эпизода (квеста): Я думаю, нам пора зарыть топор войны

2. Участники:

Emma Swаn
Jefferson Hatter

3. Место действия: Кафе «У бабушки».

4.  Дата и время действия: 13 ноября. День.

5. Краткое описание:

— Я думаю, нам пора зарыть топор войны.
— Ты имеешь в виду, не в спине друг у друга?

Когда-то ведь эта встреча должна была состояться. После всего, через что они прошли, Эмме и Джефферсону необходимо было поговорить. Но каждый горд и упрям по-своему и не случись такого судьбоносного совпадения, мало ли, сколько они смогли бы избегать этого разговора. Безумный Шляпник похитивший и связавший ее мать, пытающийся доказать Свон что все здесь не то чем, кажется в то время, когда она не верила ни единому слову собственного сына.
Так что случится если они нос к носу столкнуться в переполненном кафе и смогут попросить прощения за то неудачное знакомство, а так же за неверие?

6. Очередность постов:

Emma Swаn
Jefferson Hatter

7. Возможно/невозможно присоединиться к эпизоду: Невозможно.

8. К чему мы должны прийти:

К перемирию, заключению пакта о ненападении и разоружении (пистолеты, ножницы и телескопы занимают свое почетное место в кладовках от греха подальше) и к какому никакому разговору по душам со словами «прости».   

9. Статус эпизода: Открыт.

10. Наблюдатель: Emma Swаn

0

2

Понадеявшись, что мир не перевернется, захватив при этом Сторибрук в неизвестность, Эмма вошла в помещение кафе. В участке было тихо, настолько тихо, что ей хотелось лезть на стенку от скуки и одиночества. Мэри-Маргарет ушла в школу, Дэвид, которому определенно нравилось ходить с пистолетом и важным выражением лица по городу, скрылся в неизвестном направлении. Этим исчезновениям на какое-то время Эмма была рада до крайности. Все-таки они с Бланшард вернулись из Зачарованного леса четыре дня назад и за это время привыкнуть к тому, что ее давняя мечта найти семью сбылась, Свон еще не успела. Произошедшие с ней события были в новинку. Раньше жизнь протекала по известному сценарию, и когда что-либо надоедало, Эмма меняла декорации, хотя жизнь и оставалась прежней. Никаких друзей и серьезных привязанностей, недоверие, охота за головами и переезд с места на место. Свон устраивал такой распорядок, ей казалось, что одиночество делает ее сильней, но только сейчас она поняла, что на самом деле хотела всех этих приключений. Возможно, она не думала о порталах в другие миры, о магии и о волшебных бобах, а так же о существовании великанов и гоблинов, но ей, глубоко в душе было мало всего того, что произошло с ней, пока она с Мэри-Маргарет  была в сказочной стране. Будь рядом Генри, может быть Спасительница насладилась всем тем путешествием… Хотя кого обманывать, Эмма не была настолько смелой, чтобы взять и распрощаться с жизнью к которой привыкла за свои двадцать восемь лет.
Девушка, приветливо улыбнувшись владелице кафе, уселась за стойку, стаскивая с себя куртку, чтобы та не мешала. Не произнося еще не слова, перед ней появилась чашка с горячим шоколадом. Хорошо жить в маленьком городе, где все друг друга знают, хотя начинаешь чаще задумываться насколько же все люди предсказуемые. Но поблагодарив миссис Редмонд, Эмма сделала заказ и обвела взглядом кафе. Не приметив ничего особенного, или вернее никого действительно знакомого, она осталась сидеть на своем месте. Дверной колокольчик звякнул, и шериф рефлекторно повернула голову, чтобы взглянуть на вошедшего.
«Может уйти? От греха подальше», - Свон встретившись взглядами с полоумным похитителем, отвернулась и принялась изучать взбитые сливки на горячем шоколаде. Каким бы ни был Джефферсон, но он тогда говорил правду. И в Зачарованный лес она попала из-за его волшебной шляпы.

0

3

В последнее время у Джефферсона появились свои нехитрые ритуалы, ввергавшие мужчину в состояние близкое к коматозному счастью. Например, прогулка в ближайшее, точнее единственное, кафе за фирменными сдобными булочками бабули Редмонд. Мало кто знал, но утки, привольно обретавшиеся вдоль берега залива, были без ума от этого произведения кулинарного искусства. И Грейс безвозмездно делилась с ними этим лакомством. А Шляпнику только и надо было, чтобы лишний раз видеть улыбку на лице дочурки. Как будто бы, до этого у него было много таких моментов. Как будто бы, каждая эта солнечная эмоция не была на вес золота...
Как бы то ни было, мужчина толкнул стеклянную дверь, заходя внутрь кафе "У бабушки", как все хорошее настроение, довлевшее над ним, стало потихоньку испаряться. Да что уж там, оно неслось к отрицательной отметке со скоростью каменного валуна, стронутого лавиной. Если честно, мистер Хаттер был готов позорно отступить, примороженный пристальным взглядом милого шерифа. Не каяться же прилюдно в том, что всячески истязал несчастную Белоснежку и её потерянно-обретенную дочурку, особенно в присутствии не равнодушных к последним "подданных". Мало ли, кто желал поучаствовать в новоявленной народной забаве "Спали Шляпника, во имя добра", но никак не мог найти должного повода? К чему такие провокации?
В итоге, Джефферсон нервно оглянулся назад, на улицу, но все-таки взял себя в руки и прошел дальше порога. Даже подошел к стойке, осторожно обойдя угнездившуюся со своим шоколадом Эмму, дабы и пальцем не потревожить зыбкий покой. Уже за все это Шляпник присудил себе не одну золотую медаль - он даже сумел вежливо улыбнуться миссис Редмонд и жестами показать, что ему нужно как всегда. Четыре булочки и два горячих какао.
Затянувшееся молчание напоминало наброшенную на шею удавку - Джефферсон нервным движением ослабил узел шарфа, скрывающего шрам от досужих взглядов, чувствуя, что еще чуть-чуть и напряжение лопнет как мыльный пузырь. Или еще что похуже.
- У тебя пенка течет. С той стороны чашки, - не к месту брякнул Шляпник и застыл, не веря, что сам что-то произнес. Ему же даже не успели принести заказ и убегать, в случае чего, придется прямо так, налегке.

Отредактировано Jefferson Hatter (2013-06-28 16:22:54)

+1

4

Эмме как никогда в жизни захотелось быть как можно дальше, хотелось убежать и скрыться. Но это раньше она бежала от проблем, от самой себя и собственных эмоций, сейчас ее словно подменили, и Свон лезла на рожон. Сейчас в переполненном кафе шериф вжалась в стул, насторожилась и была готова к любому повороту событий, словно рядом был не мужчина, а кобра, готова я любой момент укусить. Бессмысленные попытки убедить саму себя в том, что они взрослые люди, что каждый совершил ошибку и что при таком скоплении зрителей ни Эмма, ни Джефферсон не станут выяснять отношения, оказались тщетными. На самом деле если бы он тогда не скрылся в неизвестном направлении у Свон были бы веские основания, чтобы упечь мужчину за решетку, но… во-первых он испарился, во-вторых, никто не должен был на тот момент знать, что Бланшард покидала не то что участок, а камеру. В данный момент переосмыслив жизненные ориентиры и хорошенько обдумав тот инцидент с требованием сшить волшебную шляпу, не к чему было придраться. Да и кинув на Джефферсона еще один короткий взгляд, он показался ей не тем безумцем, что наставлял на нее пистолет, скорее тем же незнакомцем, которого шериф чуть не сбила в лесу.
«Никогда не пейте чай с незнакомнами», - знала бы она это в тот день, то ни под каким предлогом не зашла бы в его дом. Хотя, тогда весь спасительный процесс подруги (прощу прощения, матери) горел бы синим пламенем. Все решили бы, что Мэри-Маргатрет, тихая школьная учительница младших классов сделала ноги и вероятно сослались бы на ее дружбу с представителем закона. «Вот любопытно, зачем ты все же это сделал?»
Эмма поглядела на чашку и действительно пенка стекала по стенке. Девушка привстала, и слегка перекинувшись через стойку, нащупала подставку с салфетками. Легко, стараясь не выдавать, что на самом деле в ней все кипит, если не повторить собственное ругательство, когда она вырубила его телескопом, то хотя бы устроить допрос с пристрастием. Не хватало только яркой лампы, чтобы Джефферсон разнервничался.
- Спасибо, - едва слышно, но холодно поблагодарила она, чисто из вежливости. Повисло неловкое молчание, нарушаемое разве что приглушенной музыкой, голосами посетителей «У бабушки» и шумом доносившейся с кухни. Во всем этом Свон забыла, что хочет есть. Сейчас бы она не отказалась отчего-нибудь намного крепче шоколада. Но она была при исполнении, к тому же стоял день. Последнее, правда, ее вовсе не смущало: - Как там… Грейс?
Удивительно, что Эмма запомнила имя его дочери. Настоящее имя, а не то, что было дано в Сторибруке.

0

5

А ледяной ком все крутился и крутился внутри, вымораживая то сердце, то печень, то селезенку - вся эта ситуация походила на крайнюю степень мазохизма, разве что распределение ролей мышки и кактуса могло затянуться на бесконечное время. Например, начни Эмма и Джефферсон предъявлять друг другу счета, то весь эмоциональный разговор скорее сего свелся бы к обмену малоинформативными междометиями: "А ты! Да я! А как еще?! Много ты понимаешь!"; потом к вялому рукоприкладству, что вообще-то не входило в ближайшие планы Шляпника. Он в принципе не бил женщин, если только те не пытались вывести его из последнего эмоционального равновесия. К тому же, после удара телескопом, пара затрещин и попытка оторвать себе часть скальпа на память были практически равноценным обменом. В том смысле, что в те минуты боевого задора все происходящее воспринималось через призму крайней озлобленности и слепого желания доставить боль любой ценой. Или заставить, вынудить, вытрясти из упрямой Спасительницы свой крошечный шанс на билет в Зачарованный Лес. Мужчина поежился от какого-то запоздалого и неоправданного гнева, растущего из глубин его истерзанной души - черт знает что, но в случайно подвернувшуюся ложку Шляпник вцепился так, что несчастная погнулась в трех местах, не выдержав напора.
- Как там… Грейс? - голос шерифа будто пробился сквозь толщу воды. Джефферсон моргнул, словно вспоминая что он тут забыл, особенно в такой компании. Горло защипало от злости, но безумству не было места в этом мире. Шляпник проглотил едкий комок и повернулся к Эмме, про себя удивляясь, с чего бы мисс Свон запоминать его слова. Хотя бы те, что касались его дочери.
- Хорошо, - ответил Джефферсон и все-таки содрал с шеи шарф, пытаясь хоть чем-то занять руки. - Ходит в школу, спрашивает о Волшебной стране. Как там Генри? - Шляпник постучал по столешнице причудливо изогнутой ложкой и вдруг, подхваченный каким-то суматошным порывом произнес.
- Мне бы... хотелось сказать ему спасибо, если это возможно. Если ты, то есть вы, позволите к нему подойти. - мужчина едва заметно улыбнулся, вспоминая с каким жаром мальчишка учил его жизни. Как будто сам успел прожить сотни лет.
- Он очень славный. Умный не по годам.

+1

6

Эмма улыбнулась. Обезоруживающе и открыто, глядя в лицо мужчины, который связал ее и напоил чаем со снотворным. На одно мгновение прежний гнев и негодование вернулись, когда поднялась тема о ее сыне. Все это можно было списать на материнский инстинкт, на то, что теперь она хотела оберегать своего ребенка от любых напастей и невзгод, от таких людей как Джефферсон. Вот только, какой он этот Безумный Шляпник? Свон знала Чеширского кота, и тот был совершенно не чужим для нее человеком. Не она ли сидя в этом же кафе, за столиком у окна, признавалась, что «Алиса в Стране чудес» ее любимая сказка? Вероятно единственная, потому что в ней не было жуткого шаблона «дамы попавшей в беду». Так отчего бы не попытаться узнать, что то происшествие значило? Следовало только оставаться спокойной, но в случае мисс Свон это было проблематично. Зато можно было придти издалека к их небольшому перемирию.
Наступая на горло собственным опасениям и недоверию, которое Эмма испытывала в этот момент, смотря, как мужчина развязывает шарф, вновь видя жуткий шрам, словно ошейником окольцовывая его шею, она произнесла:
- Тоже спрашивает о Зачарованном лесе. Каждую минуту, - она пожала плечами и отвернулась, потому что миссис Редмонд поставила перед ней на стойке тарелку с жареной картошкой и соус. Флегматично на ту взглянув и чтобы хоть чем-то себя занять, девушка обмакнула картофелину в соус и отправила в рот. – Порой Генри ведет себя так, как не каждый взрослый сумеет. За что ты… вы хотите его поблагодарить?
Если бы она запретила сыну подходить к Джефферсону, он непременно поступил бы иначе. Слишком хорошо, Эмма разбиралась в характере мальчика. Он был слишком похож на нее – как только появляется запрет его всенепременно нужно нарушить. А еще она знала его отца, и это не было плюсом в сторону тех или иных поступков Генри.
Все-таки было странно вести эту беседу. Будто два аллигатора пытались придти к консенсусу, хотя один неверный шаг и они оба попытаются съесть друг друга заживо. И тут уж Свон решила положить начало конца, не задумываясь о том, что поднимать эту тему, желательно не стоило:
– Ты ведь знаешь, что это была шляпа, да? Твоя шляпа…
Как-то само по себе отошли все игры в приличия. Девушка повернулась на стуле и теперь неотрывно глядела на того самого Шляпника. Все-таки как много разочарований проследовали ее теперь. Она его представляла вовсе не таким. По крайне мере в ее мыслях никто никого не похищал, не связывал и вовсе не было всего того кошмара, достойного кинофильма "Шепот".

0

7

- За... - Джефферсон закашлялся и потер костяшками пальцев лоб, собираясь с мыслями, верными мыслями и правильными словами, за которые его бы ни в чем не обвинили. Современный мир слишком много знал и всех во всем подозревал, так что... старомодному Шляпнику порой приходилось трудно. В плане подбора слов и парафраз. Но и отмалчиваться было бы глупо. Светлые очи прекрасного шерифа настаивали на искренности, так с чего бы не вытащить засевшую внутри занозу одним резким хирургически-безжалостным рывком
- Когда вы с мисс Бланшард пропали, ко мне приходил Прекрасный с настойчивым приказом о помощи. Так что да, я видел свою Шляпу и теперь знаю, что с ней стало. Хотя бы отчасти. - мужчина невесело усмехнулся, вспоминая тот напор, с которым Дэвид Нолан угрожал ему заточением в участке до конца времен. До тех пор, пока безрукий Шляпник не починит свой портал, раздавленный королевской тушей и измочаленный чужеродным колдовством. Путешествием из пункта А в никуда, вот что бывает, когда тонкий инструмент попадает в руки дикарей. - Нет, я безмерно благодарен ему за спасение, сдохнуть от жажды в заваленной обломками Импале никогда не было моей мечтой, но тогда он просил невозможное. - Джефферсон фыркнул, повертел в пальцах ложку, бросил её на столешницу и потер ладонями лицо.
- Ты спрашивала не об этом, проклятье, что творится с моей головой... В общем, с твоим отцом разговор не вышел. Над останками своей Шляпы и под угрозой сидеть за решеткой, пока по Сторибруку не побегут розовогривые пони, я не придумал ничего умнее, чем сбежать. - Хаттер с мукой взглянул на мисс Свон, вынуждавшей снова переживать его те мгновения осознания своей беспомощности и ненадобности. У Темного и Регины была их магия, хоть сломай им пальцы и вырви языки, источающие злобный яд и правду, разъедающую самую сильную волю. А чем может быть Шляпник по какой-то счастливой случайности обретший силу и бездарно её потерявший? Кому он теперь нужен?
- А Генри, он нашел меня, до сих пор не пойму как. И вернул на правильный путь, всего лишь парой слов, правдивой историей своей собственной жизни. Если бы не он, я бы не вышел к Грейс. - дальше Джефферсон замолчал, ловя в себе последние отголоски гордости. Не хватало разрыдаться, как сопливой девчонке, упиваясь жалостью к себе.
- Я ему обязан. А теперь мне нужно выпить. - глухо проговорил мужчина, поднимаясь на ноги.

+1

8

Она сменила позу, и теперь поставив локоть на стойку, подперла ладонью подбородок. Он был убедителен. На самом деле тихо все прежнее негодование сменялось сочувствием и пониманием, что жизнь у человека стоявшего рядом с ней была ничуть не лучше чем ее до приезда в Сторибрук. Да, возможно у него было все, о чем могли мечтать люди, менее нуждающиеся в чисто человеческих взаимоотношениях. Но у обоих их не было семьи, и Эмма не могла закрывать глаза на то, что говорили все окружающие – ее приезд изменил город. В лучшую или худшую сторону это еще следовало узнать. Вторые шансы не даются просто так и не привыкшая раскидываться таким подарком Свон относилась ко всему с опаской, хотя и начинала подстраиваться под новые реалии.
Девушка легко улыбнулась на его признание о желании сбежать. Как она могла осуждать человека, который пытался поступить, так же как и она поступала всю свою жизнь? Да, это проявление трусости, но порой реальность, последствия и ответственность так катастрофичны, что иного выбора просто напросто нет. К тому же она верила каждому его слову. Джефферсон не лгал, а Дэвид кое-что уже рассказывал, хотя Эмма не вдавалась в подробности.
- Генри… особенный, - девушка мотнула головой, понимая, что начинает говорить, как и все родители о своих детях. Хотя он действительно таким был. Как там говорил Дэвид? «В нашей семье есть присказка, что мы всегда друг друга найдем». Видимо Генри мог найти кого угодно, приложив к этому совсем не много способностей. – Если бы не он, никогда бы не узнала об этом городе и тем более ни за что здесь не осталась. Никогда не любила маленькие города, слишком много подводных камней и мало уединения.
Совершенно не к месту она вспомнила, что один из телескопов в доме Джефферсона был направлен на окна шерифского участка, а именно на ее кабинет. «Сейчас ты тоже наблюдаешь за мной или надобность исчезла?» Некоторые вопросы нужно оставлять при себе, как и этот. К тому же они говорили о нейтральной теме.
- Я могла бы тебе запретить приближаться к моему сыну на пушечный выстрел, и, честно, у меня есть множество причин это сделать. И это желание преследовало бы тебя долгое время, было бы чувство незавершенности, но… полет из окна был и так достаточным наказанием, - что ж да, теперь и ей хотелось выпить. А ведь Эмма не хотела поднимать эту щекотливую тему, велика была вероятность, что они перейдут на личности и начнут бить посуду. А может сразу перейдут на рукоприкладство. Лучше бы, чтобы ничего из перечисленного не случилось. – Ты провалился в шляпу?
Следом последовала усмешка, которая должна была разрядить обстановку.

0

9

Джефферсон криво ухмыльнулся и покачал головой - все-таки эта героиня была ему не по зубам. Стародавние воспоминания о прежней жизни, одной из тех прежних, когда он потерял все, но при этом нашел друзей, таких же сильных и таких же надломленных, нашедших покой в чаепитии без конца и без края, все еще жили в нем. И тогда тоже наличествовала странная собеседница. То ли девочка, то ли юная дева, разглагольствовавшая о такой сумбурной сумятице, как жизнь в Стране Чудес, с поразительной мудростью. Бывшая при этом жуткой белоголовой занудой, но даже к ней Шляпник нашел подход. Или в этом помог Чешир? А может быть Соня?
Но Эмма, в тот краткий миг, когда только мужчине показалось, что он понял её мотивы и желания, сразу умудрилась показать зубы. Ощериться, как мать-волчица и грозно прорычать нечто до боли напоминавшее небезызвестное "Голову с плеч!". В невербальной интерпретации это выглядело не так по-королевски впечатляюще, но Шляпника проняло. Даже шрам заныл, да так сильно, что пришлось незаметно глянуть на собственные ноги, все еще присоединенные к непутевой голове. Но Джефферсон не оскорбился и воспринял такое поведение, как должное. Кому, как не осиротевшему отцу понять это подсознательное стремление оберегать свое чадо до последней капли крови. А может, все дело было в чувстве юмора дражайшего шерифа. Специфическом, но довольно-таки неплохом.
- Я скатился под куст и приложился камнем об лоб, в смысле, наоборот. - разговор стоящего с сидящей привлекал невольное внимание, поэтому Шляпник снова сел за стойку, дабы не выделяться из общей линии горизонта забегаловки. - Не думаю, что вы с принцессой долго меня искали, поэтому проснулся я все под тем же кустом, а не в тюрьме. - попытка поддержать "непринужденный" тон беседы провалилась в тартарары. Даже Шляпник, в порядочной степени лишенный вежливости, вдруг осознал, что стоило ощутимо прикусить язык. И, например, расплатиться с Бабушкой за заказ. Посмотреть в окно и выдавить нечто вовсе несуразное.
- Я... мне, наверное, стоило бы извиниться, хоть как-нибудь... за, эммм, за все. Но, у меня никогда не получались эти пресловутые желе - "Прости сосед, я наступил на труп твоей собаки, которую задавил косилкой", которые принято подпихивать под двери. - Джефферсон чувствовал себя, как лиса с прищемленным хвостом, не зная, то ли пытаться убежать и лишиться пышного аксессуара, то ли остаться на месте, а там как повезет.
- Могу предложить булочку, она в разы лучше моей стряпни. И... - не задать этот вопрос бывший путешественник все-таки не мог, - скажи, что там происходит, в Волшебной стране?

0

10

Она в ответ только скривилась. Все-таки нужно было еще привыкнуть к тому, кем являются ее родители. Выходило это скверно, потому что для нее Дэвид и Мэри-Маргарет были именно «Дэвидом Ноланом» и «Мэри-Маргарет Бланшард», а не Прекрасным принцем и Белоснежкой. Что вообще за нелепое прозвище? Как та девушка, о которой Эмма прочла в книге сказок Генри, могла такое сказать? Нет, вдаваться в рассуждения о том, какой ее отец Свон не собиралась, но и не отметить, что классика жанра просочилась во все миры, она тоже не смогла.
- Мы были заняты немного другим делом, - проговорила она, подернув плечом. Конечно история уже давняя, но все равно ворошить ее Эмма не хотела. Чем меньше людей знают о произошедшем, тем всем лучше. – Да и место было в участке занято.
Шериф, до этого забывшись, снова вернулась к горячему шоколаду, который правда уже не оправдывал свое название. Отпив немного, она отставила чашку и точно была готова согласиться на предложение Джефферсона. Но опасение и воспоминание о том, что случилось в прошлый раз, когда она пила с ним чай не заставило себя долго ждать. Ее акробатический номер по освобождению себя от скотча и кляпа во рту сорвал бы громкие овации. 
- Все в разы лучше, когда туда не подмешено снотворное. Серьезно, о чем ты думал? – ей пришлось чуть понизить тон, чтобы уж наверняка не привлечь ничье внимание. Эмма в который раз решила, что нейтральная обстановка выгодна для выяснений отношений и разбора полетов. Желательно конечно не увлекаться. С виду спокойная и уравновешенная, в следующий миг могла взорваться, извергнуться наподобие Везувия и отправить на тот свет все население  Помпей. Но нужно признать, что нажив себе врагов в лице экс-мэра, ее чокнутой социопатки матери и Темного, обзаводиться еще одним не входило в ближайшие планы Эммы. Да и зачем? Глядя на  Шляпника, слушая его неуверенные попытки попросить прощения и загладить вину, Свон скорее проникалась к нему чувством с родни симпатии. Тихо выдохнув, прикрыв глаза и собравшись с мыслями, она произнесла собственные слова извинения: - И ты прости. За телескоп. Просто когда тебя заставляют шить шляпу, наставляют пистолет и говорят, что девочка в доме напротив – твоя дочь, это… знаешь ли выбивает из колеи и заставляет задуматься в здравом ли человек уме.
Тут она снова прикусила язык. «Безумный Шляпник, Свон, Безумный Шляпник из «Алисы» сидит рядом с тобой, а ты рассуждаешь о сумасшествии. А Майло тебе вовсе предлагал выкурить чай».
- Пожалуй, выпить не такая плохая идея… Только давай без фокусов… Шляпник, - она провела рукой по волосам, убирая непослушные белые прядки за уши: - . А в том мире не происходит ничего хорошего. Он жестокий, мрачный и совершенно не сказочный. Было бы странным желать туда вернуться. То, что я видела не идет ни в какие сравнения с книгой Генри. Зачарованный лес это руины.

0

11

- Серьезно, о чем ты думал? - опрометчиво закономерный вопрос Эммы выбил крошечную щепочку, которую Джефферсон по недомыслию решил считать твердой опорой. Это вбитое многими ошибками правило - не распространяться о планах работодателей, будь они хоть бывшими, хоть нынешними, хоть будущими. Их совместная история с Региной была многотомной, непростой и... проклятье, Шляпник был не готов принимать чью-то сторону в вялотекущем конфликте. Становиться под белые флаги или прятаться под сенью ночи - все это ставило бы под угрозу счастье Грейс. 
- Простите за прямоту, но я бы за вами не угнался. - покривил душой мужчина и пожал плечами. - Так я хотя бы смог создать соответствующий для ситуации антураж, заточить ножницы... - камень поерзал острыми гранями и неохотно скатился с плеч. Хотя осадок остался, но об этом Шляпник намеревался подумать позже. Может быть, даже написать анонимное письмо и признаться шерифу, кому была выгодна эта нелепая ситуация с Белоснежкой, Эммой и арестом. "Будто бы мисс Свон сама не знает, кому это нужно!" - вопил очередной внутренний голос, но Джефферсон смог от него отмахнуться. Правда, через какое-то время, но пауза была выразительной. Вкупе с произнесенными девушкой словами, эффект был то что надо. Кумушки могли доставать платочки и рыдать навзрыд, но по счастью, они отсутствовали.
- Джефферсон. Шляпником я был в прошлой жизни и, как видишь, многого счастья мне это прозвище не принесло. - в последнее время, это слово, особенно произносимое женским голосом, пробуждало безрадостные воспоминания. А те неприятно напоминали о том, что Джефферсон категорически не умел общаться со Злыми королевами прошлого-настоящего-будущего. Со Спасительницами это выходило тоже ни шатко, ни валко, но в свое оправдание мужчина мог сказать лишь то, что это была первая особа с подобной ролью в его жизни.
- Воистину печальная весть. Я надеялся, что рано или поздно мы сможем туда вернуться - этот мир все-таки чужой для нас. - Шляпник глянул на меню и загадочным шепотом спросил  - А как местный закон смотрит на то, чтобы шериф выпил с условным подозреваемым рюмку чего-нибудь спиртного? В Зачарованном Лесу были определенные послабления, в виду внедрения в банду или крайне важного допроса...

0

12

- В каком смысле не угнался? – чуть нахмурив тонкие брови, переспросила она и тихо принялась выбивать кончиками пальцев какой-то ненавязчивый мотив. Но очень быстро прекратила и снова взглянула на мужчину рядом. Антураж? Да, она готова согласиться, что антураж был исполнен на пятерку с плюсом. Мало какой фильм ужасов, которые она в принципе не особо жаловала, мог похвастаться такими декорациями. А какова игра! Но если честно… она ни капле не сомневалась в том, что Джефферсон не играл. Все было абсолютно натурально и не наигранно. Черт, да она перепугалась не на шутку. За себя и за Мэри-Маргарет. Почти как в тот раз с Гонсалез, если не сильнее. – Но ведь это было подстроено? Ладно… можешь на этот вопрос не отвечать.
Все складывалось так же просто как два плюс два, и вырисовывалась вполне очевидная картина. К тому же Эмма прекрасно знала, что за ключ нашла в камере Мэри-Маргарет и кому он принадлежал. Мэр Миллс имела удивительную связку, способную открыть любой замок в городе. Профессиональный вор-домушник и взломщик обзавидовался. Даже в шерифе проснулось это отравляющее чувство, напоминая, чем она занималась десять лет назад.
- Как скажешь, - она снова сделала глоток шоколада, но тут же отставила чашку подальше. Нет, это было уже невозможно пить. Более того, сказанное далее вызвало в ней смесь удивления, непонимания и желания сказать «да ты шутишь, наверное». Вернуться в Зачарованный лес? О, она бы не вернулась. Скорей всего… хотя эти мысли она уже отталкивала несколько дней, что они с Бланшард вернулись в этот реальный мир. Но удивление было не от того, что Шляпник, простите Джефферсон, мечтал вернуться в тот мир, нет, Эмма то думала что он родом не оттуда. Как и Чеширский кот… «Чеширский кот в друзьях… докатились, Свон. Теперь это мера всех вещей», - язвительно заметила она про себя. – А как же Страна чудес, Алиса и чаепития? Ты какой-то неправильный, Джефферсон. Как и весь этот город.
Стоило ли удивляться? Но слова всегда выскакивали, прежде чем Эмма хотя бы задумывалась. Был за ней такой грех, но и это временами вытаскивало ее из передряг.
- Пожалуй нужно выпить. Ты только что растоптал мои детские представления о самом себе.

0

13

- Это был бесконечный кошмарный сон, - произнес Шляпник, застыв, как каменное изваяние. - Мэм, можно вас попросить принести нам коньяк? - неожиданно "ожил" он, обращаясь к кому-то за стойкой. Своим остекленевшим взглядом мужчина не стал бы судить, была ли это миссис Рэдмонд или её внучка, но главным был результат - не спросив о платежеспособности взъерошенного клиента (наверное, в его пользу играло выгодное соседство с шерифом их непростого городка), некто поставил на столешницу бутылку и две крошечные рюмки. Даже на искушенный взгляд Шляпника, плескавшаяся внутри темно-коричневая жидкость стоила особого внимания и того, чтобы её ждать, несмотря на непростой разговор и неудобные вопросы. И кто придумал, что при помощи беседы по душам легче всего врачевать старые раны, вытягивать ветвистые занозы и очищать непроглядно затененную совесть?
- Каждый день и каждый час влачить весьма ограниченное существование, находясь на грани сна и бодрствования, не самая лучшая сказка на ночь. Своему бы ребенку я это не прочитал. Веселое безумство - это мило и забавно, но когда на самом деле снимают головы за малейшую провинность... - Джефферсон качнул головой, открыл бутылку и налил две порции. Подтолкнул одну рюмку к Эмме и заглянул в ошибочно бездонные алкогольные глубины.
- Я не был плохим человеком, пока жил в Зачарованном лесу. Непутевым идиотом, помешанным на путешествиях, возможно, но чтобы чистосердечно желать кому-то зла? Нет, ни за что. - мужчина залпом осушил крошечный стеклянный "наперсток" и покатал его в пальцах, собирая жалкие остатки дыхания и пережидая волну обжигающего тепла, прокатившегося по горлу вниз.
- Но все равно, заточение при дворе Червонной Королевы воспринималась мной раньше, да и будет восприниматься и дальше, только как расплата. Если не за все совершенные проступки, то хотя бы за то, что я бросил Грейс. Плохой из меня получился сказочный персонаж, уж прости. - невесело хмыкнул Джефферсон.

0

14

Эмма приняла стакан и задумчиво тот, покрутив, приподняла, сделав глоток. Не совсем ее напиток, ведь она всему предпочитала виски, чистый ничем не разбавленный. Но, пожалуй, сейчас едва уловимый привкус винограда подходил, как нельзя кстати, к их разговору. Что бы ни происходило раньше, должно было остаться в прошлом. Эмма себя в этом уже принялась убеждать, но обладая совсем нелегким характером и такой особенностью, как злопамятностью, полностью простить Джефферсона она не сможет. Не сейчас. И даже не после того, как они допьют эту бутылку коньяка. Хотя Спасительница очень постарается и сможет говорить с ним как со старым другом.
- Но ты сейчас со своей дочерью, да? – знала ли она про то, что не одного Генри в этом городе никак не могли поделить две родительницы? Нет, она если честно мало что знала о дочке Шляпника, а о том, что происходило в течение месяца, что Свон и Бланшард не было в Сторибруке – еще меньше. Каждый день рассказы Дэвида выкладывали пазл событий. – Да и прошлое нужно запирать на замок, пока оно не свалится тебе на голову.
Она поморщилась от такого сравнения. К тому же Эмма Свон всегда была отвратительным советчиком. Что бы она не говорила – она сама никогда не делала. Она всегда убегала при первой же опасности или ответственности. Правда, сейчас все изменилось. Ну, или почти все.
- За это можешь прощения не просить. В моем представлении Белоснежка пела банальные песенки в лесу животным, а не наезжала на гоблинов-великанов с луком наперевес, - она хмыкнула. Да, Мэри-Маргарет оказалась для нее просто откровением.

0


Вы здесь » Once Upon a Time. Сhapter Two. » Архив отыгранных эпизодов » Я думаю, нам пора зарыть топор войны


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC