У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Вверх страницы
Вниз страницы

Once Upon a Time. Сhapter Two.

Объявление

Путник, войди в славный город, пусть не Багдад, но, тем не менее, тоже неплох! (с)
Мы рады приветствовать всех желающих.
Нам нужны: David Nolan, Princess Aurora, Lee Shang.
Присоединяйся, мы ждем именно тебя!
С уважением АМС
BANNERS



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Once Upon a Time. Сhapter Two. » Архив отыгранных эпизодов » Я скорее забуду себя самого, чем тебя!


Я скорее забуду себя самого, чем тебя!

Сообщений 1 страница 30 из 56

1

1. Название эпизода (квеста):
«Я скорее забуду себя самого, чем тебя!»

2. Участники:
Jefferson Hatter
Nerissa

3. Место действия:
Сиракузы, царский дворец; Зачарованный лес, таверна "Олень и корона"; Зачарованный лес, дворец Регины. Бонус - Страна чудес

4.  Дата и время действия:
Задолго до наложения проклятья.

5. Краткое описание:
Любого незнакомца, ворвавшегося ночью в опочивальню царевны ждет одна лишь участь - казнь.
И если незадачливому путешественнику посчастливится избежать топора и плахи, то не стоит искать незапланированной встречи с оскорбленной девушкой. Разве что по какому-нибудь крайне выгодному делу?
Но... Судьба разыгрывает свои карты в привольном порядке. И герои снова встретятся в роскошной обстановке.
К чему все это приведет?

6. Очередность постов:
Nerissa
Jefferson Hatter

7. Возможно/невозможно присоединиться к эпизоду:
Невозможно
8. К чему мы должны прийти:
К заветному словосочетанию true love и к печальной концовке. 
9. Статус эпизода:
Открыт
10. Наблюдатель:
mr. Gold

0

2

Картина первая. Комическая.

Вечер сегодня был просто чудесным. Ясное звездное небо, легкий ветерок с моря, безмолвная покорность всех окружающих Эрис слуг - что может быть лучше, и, казалось бы, ничто не может нарушить идиллию сегодняшней ночи. Покинув широкий балкон, выходящий обзором на море, женщина, скрывшись за занавеской, на ходу сбросила с себя легкое платье, с тихим шелестом упавшее на пол у её ног и направилась в ванную комнату,где служанки уже заботливо приготовили ей ванну с теплой водой и ароматными маслами. Возможно для всех них она и была богиней, но даже богине порой полезно принимать расслабляющие ванны. Отпустив ожидающих приказаний служанок, женщина неторопливо шагнула в приятно обволакивающую её вечно молодое тело воду и опустившись в нее, откинулась на борт, закрывая глаза и с наслаждением вдыхая аромат масел.
Порой действительно приятно было вот так, забыв про все свои глобальные заботы, насладиться отдыхом. Ведь, в конце концов, не взирая на то, что Эрис прожила уже не одну сотню лет, она все еще была женщиной, а какая женщина не любит подарить себе моменты удовольствия и беззаботной неги. Да и грех не воспользоваться тем, что ты имеешь. А ведь она - Богиня, и имеет в этой жизни все, что пожелает. Не считая самой заветной мечты - собственной души. Но, однажды и эту цель она достигнет, и тогда будет абсолютно счастлива, ведь тогда она снова станет человеком, и сможет жить нормальной жизнью. Ну а пока... пока глупо отказываться от того,что ты имеешь.

Отредактировано Nerissa (2013-07-09 23:24:51)

+1

3

Каждый раз открывая портал в неизведанную часть мира, Джефферсон опасался, что когда-нибудь удача отвернется от него и выход с другой стороны окажется замурованным. Или заставленным чьим-то шкафом. Или вообще, окажется крошечным выступом на спине утеса, а под ногами будет ревущий океан. Эти страхи отравляли жизнь молодого человека, но не в их власти было отвратить Шляпника от его ремесла. Вернее будет сказать, от одного из аспектов его ремесла, поскольку всех границ и возможностей применения своего головного убора он не знал.
Впрочем, у любого правила бывают свои исключения, и в данной ситуации Джефферсон мог только мечтать о неблагополучном исходе из сложившейся ситуации - никогда прежде ему не приходилось удирать как зайцу, сломя голову и даже толком не отдышавшись. Кажется, это был его пятый или седьмой переход за последний день, во всяком случае, парень устал даже думать, куда именно он хочет скрыться от назойливого преследователя. И, уж точно, он никак не мог предположить, что очередной шаг в разверстую воронку выкинет его в чьи-то личные покои.
Покачнувшись от резковатого приземления, Шляпник стремительно подскочил к цилиндру и метким пинком отправил его в сторону ближайшего окна, про себя порадовавшись идеально подогнанной плитке, которой был выложен пол неизвестной ему комнаты. В данный момент времени убранство его не занимало, но выигранные мгновения всерьез облегчили судьбу, так что было бы невежливо не обратить на это внимания вовсе. Хотя, бегать по такой красоте было очень скользко...
Так или иначе, но маг, покусившийся на честно украденный шляпниковый улов, умудрившийся подвесить на цилиндр какое-то заклинание и до сих пор удачно игравший роль зубастой лисы, оказался в невыигрышном положении: на узком подоконнике. А ожесточенный и утомленный Джефферсон даже не позволил ему поразиться своей неудаче дольше, чем того требовала разгоряченная погоней жажда мести.
- Привет!- безукоризненно вежливо окликнул он конкурента, даже помахав ему рукой. - Пока! - с хищной ухмылкой продолжил Шляпник, запуская в и так падающего врага удачно подвернувшейся вазой. С глухим вскриком, колдун рухнул вниз. Услышав отдаленный звон разбившегося фарфора и звук падения чего-то увесистого, Джефферсон расплылся в широченной самодовольной улыбке, отряхнул пылинку со Шляпы и повернулся лицом в центр покоев. И застыл, завороженно глядя перед собой.
О таком можно было только мечтать. Нет, о таком нужно было заподозрить, еще в самом начале, оступившись на влажной плитке и вдохнув роскошнейший аромат масел и благовоний. Но его появление было слишком стремительным, чтобы незнакомка успела отреагировать и позвать на помощь. А Джефферсон не был умалишенным и первым разрушать очарование момента не собирался. Особенно неуместными извинениями. Может, их вообще никто не попросит!?
Так что, да, о представшей глазам Шляпника картине можно было только мечтать...

+1

4

Произошедшее в комнате в последующие несколько минут, стоило только Эрис расслабленно закрыть глаза, не поддавалась никакому описанию. Сумбур и полный беспредел. И надо же было иметь подобную наглость - вот так взять и заявиться к ней в покои. Пожалуй, это могло бы даже заслужить уважение, если бы не было настолько возмутительно.
Нэрисса, распахнув глаза от удивления, все же не каждый день увидишь подобное представление посреди собственной ванной комнаты, следила за происходящим, и когда шоу с выбрасыванием в окно благополучно закончилось и где-то на улице раздался звук падающего тела, а следом за ним крики случайных свидетелей, женщина перевела взгляд с окошка, куда собственно и был выброшен мужчина, выпрыгнувший из портала (этому, собственно, следовало после уделить отдельное внимание), на второго незваного гостя в ей комнатах, который теперь тоже совершенно бесстыдно уставился на неё. Ну да, конечно, обнаженная женщина, в ванной без пены, ах-ах. Нет, ну что за нахал, даже взгляда не отвел поняв, что она заметила как он на неё смотрит.
Будь Эрис изнеженной представительницей местной знати, по дворцу уже разносился визг и крики о помощи. Но, во-первых, женщина прожила уже достаточно долго, чтобы непросто перестать стесняться обнаженного тела, но и понять, что порой это самое тело как-раз стоит обнажить, чтобы получить то, что желаешь. Во-вторых, мальчишка появился в её покоях из портала, а значит он способен открывать проходы между мирами - а это интересно, и было бы большой глупостью упустить шанс узнать побольше. А потому, даже не поведя бровью на столь грубое проникновение в её комнату и этот совершенно наглый взгляд, Эрис только чуть склонила голову набок, глядя в глаза нарушителю её спокойствия.
- Это была моя любимая и, к слову, очень дорогая ваза, - в своей привычной певуче-ровной манере произнесла женщина и протянув руку, взяла с борта ванны мягкую губку, неторопливым движением опуская её в воду. Она собиралась принять ванну, и то, что мальчишка ворвался к ней в столь не подходящий момент, это уже только его проблемы.

0

5

Джефферсон наконец-то зажмурился, но не от стыда или запоздалого раскаяния - наоборот, заслышав обволакивающий голос хозяйки всей этой роскоши, молодой человек поспешил сосредоточиться и запомнить это заманчивое видение. До того, как жестокая реальность внесет свои коррективы, разыграв порядком набившие оскомину правила поведения в присутствии венценосных особ. Этикет-шмэтикет, как все скучно и банально... 
- Я могу попытаться хоть как-то возместить урон, - промурлыкал Шляпник, вертя в пальцах цилиндр. - Поговаривают, что у меня получается недурной ... массаж, - он рассмеялся сам над собой, над сорвавшейся оговоркой, но кто бы сохранил разум, созерцая покатые плечи и нежную кожу, спорящую с самым дорогим шелком этих земель? Не то чтобы Джефферсон мог на самом деле прикоснуться и сравнить, но глаза его никогда прежде не обманывали. Первое правило торговца, воришки и поставщика необычных товаров - верь своему зрению, но не вздумай проявлять заинтересованность, иначе цена мгновенно поползет в горние выси. А шансы нагреть руки низвергнется в преисподнюю.
- Но лучше вернуть все на круги своя, не так ли? - хитро ухмыльнулся парень, раскручивая на ладони Шляпу. Головной убор заволокло сиреневым дымом, но не так, как если бы Джефферсон вознамерился уходить. Но в достаточной мере, чтобы произвести впечатление, поразить и сотворить маленькое чудо.
Так или иначе, но молодой человек вытащил точно такую же вазу, которую совсем недавно вышвырнул в окно. Медленно подошел, проверяя до какого же предела ему позволено играть с огнем. А в том, что купающаяся девушка была опасна, Джефферсон не сомневался.
Итак, он поставил вазу на край ванны и, поддавшись моменту, сам присел туда же, на этот раз с любопытством рассматривая лицо незнакомки. С большим интересом, но не с меньшим пылом, как все остальное.

+1

6

Массаж? Вот наглец! Хотя, наверное, он просто не знает с кем имеет дело. Чтож, в таком случае она все же даст ему шанс и не выбросит из окна следом за тем несчастным, что отправился вниз парой минут ранее. В конце концов, убить его она всегда успеет. А вся эта игра может оказаться весьма забавной. Женщина тихо рассмеялась, обволакивая бархатистым смехом все пространство комнаты.
"Забавный юноша. Ты ведь пользуешься популярностью у женщин, верно? Этот взгляд, эти повадки... Массаж, говоришь? Ах, как мило. Решил поиграть в "можно и нельзя"? Прощупать почву в тайной надежде, что быть может тебе повезет и хозяйка решит скрасить своё ночное одиночество в объятиях появившегося из другого мира незнакомца? Или, ты просто пытаешься заговорить мне зубы?"
Эрис без особого интереса во взгляде, словно видела подобные фокусы каждый день по несколько раз, хотя, признаться, здоровое любопытство все больше назревало где-то в глубине, наблюла за действиями ночного гостя, и когда тот извлек из волшебной (в этом уже сомневаться точно не приходилось) шляпы копию той вазы, что только что разбил, вновь откинулась на борт ванны. А парень тем временем, неторопливо, словно с каждым шагом прощупывая почву, подошел и поставив вазу рядом с Эрис, присел на бортик.
"Что, нравится открывающийся вид?" - мысленно съехидничала Нэрисса, но при этом даже не подумала как-то прикрыть свою наготу. Зачем? У неё красивое тело, тем более, что парень, должно быть, уже успел рассмотреть все, что было нужно. Да и верх жеманства визжать и стыдливо прикрываться.
- Впечатляет, - произнесла,переведя взгляд с лица молодого человека на стоявшую на бортике ванны вазу. Подняв из воды руку неторопливо провела пальцами с длинными острыми ногтями по гладкой хрустальной поверхности возвращенной её утраты и не поднимая на незнакомца взгляда, все так же ровно и невозмутимо, поинтересовалась,  - А ты не боишься, что я сейчас позову охрану, они схватят тебя, бросят в подвал, а утром я прикажу отрубить тебе голову за то оскорбление, что ты нанес мне, так бесцеремонно вломившись в мою ванную? - только произнеся последнее слово женщина подняла глаза, с самой очаровательной и открытой улыбкой взглянув на собеседника.
"Твое счастье, мальчик, что мне любопытно разузнать больше о твоей шляпе, иначе твоё тело уже лежало бы рядом с тем трупом под моими окнами."

+1

7

Но отчего-то взгляд, несмотря на все усилия, самым подлым образом соскальзывал вниз - Джефферсон несколько раз за одну минуту поймал себя на том, что рассматривал очаровательнейшую ямочку между ключиц, и вроде бы сам себе верил, что придерживается мало-мальски заведенных законов общества. Шляпник тяжело вздохнул, сам не понимая к чему ему такие сложности? Зачем изводить себя и возводить какие-то рамки, если можно... ну, пока что можно, любоваться-созерцать и безмолвно преклоняться.
- А ты не боишься, что я попросту сбегу, украв что-нибудь ценное, - молодой человек опустил ладонь в воду и с хулиганской улыбкой провел пальцами по девичьей щиколотке. "Да, определенно, самый лучший шелк сущая безделица, по сравнению с эти..." - довольно подумал он, так же невозмутимо прошагав пальцами назад и снова вверх, пуская небольшие волны по теплой воде.
- Например, твое сердце или какую-нибудь реликвию, - Шляпник вскочил на ноги, позволяя себе рассмотреть убранство ванной. - О, я уже точно уверен, что не прогадал с этим переходом. Прекрасная дама, богатый, м-м-м-м, это же настоящий дворец, не так ли? Проклятье, я считал себя везунчиком и до сегодняшнего дня, но теперь... - он медленно обошел мраморную чашу по кругу, пока не остановился за спиной незнакомки. Не принимая и малейшей погрешности в идеальной картине, Джефферсон чуть склонился и поправил волосы девушки, расправляя их слегка спутавшиеся кончики.
- Но теперь мне кажется, что жизнь началась по-настоящему только сейчас. - Джефферсон склонился и мимолетно поцеловал обнаженное плечико.

Отредактировано Jefferson Hatter (2013-07-08 22:50:30)

+1

8

Правду говорят, что наглость - второе счастье. И этого самого "счастья" мальчишке, судя по всему, было не занимать. Почувствовав вседозволенность он не преминул начать действовать, причем с полной уверенностью в том, что он неотразим. Ну а как еще можно думать, когда женщина до сих пор не подала никаких признаков того, что готова сопротивляться.
- Не играй с огнем, мальчик. Он обманчив и может обжечь в тот самым момент, когда ты приблизишься к нему, - эти слова она произнесла только тогда, когда молодой человек закончил вышагивать по комнате и остановившись за её спиной наклонился, легко касаясь губами плеча. Горячие губы. Давно никто не целовал эти плечи. Пожалуй, слишком давно. Но, что за глупые мысли лезут в её голову. Ей только нужно узнать о шляпе, что перенесла парня в её ванную комнату, и уж конечно сам он ни на йоту не нужен ей. Заносчивый, самовлюбленный мальчишка. Сколько ему? Восемнадцать? Двадцать? Двадцать два? Точно не больше.
- Откуда ты пришел? - не поворачиваясь к соблазнителю, коим тот себя, безусловно, считал, Эрис медленно поднялась из воды, и так же неторопливо тряхнув головой, дала возможность волосам рассыпаться по влажной спине. Теперь пришло время Нэриссы произвести впечатление, и вовсе не демонстрацией своих женских прелестей, нет. Грациозный шаг через борт на пол, легкий взмах протянутой руки и тонкий шелковый халат, снявшись с вешалки, подлетел к женщине, легко падая на ту самую протянутую в его сторону руку.
- Воровать у меня, плохая затея, - обернувшись через плечо, она с улыбкой посмотрела на своего гостя и набросив на плечи халат, подошла к окну, куда недавно вылетел несчастный из шляпы и оперевшись о подоконник руками, взглянула вниз. Тела на земле уже не было. Расторопность слуг была похвальна. Даже не придется никому закатывать взбучку. Чтож, вечер и правда выдался чудесным.
Повернувшись, Эрив прислонилась спиной к высокому подоконнику, сквозь упавшие на лицо пряди длинной челки глядя на парня.
- Что же до моего сердца, не льсти себе. Нескольких фокусов, пары улыбок и лестных слов маловато, чтобы украсть сердце богини, - финалом для столь пафосной речи был новый всплеск тихого бархатистого смеха. А через несколько мгновений клубы фиолетового дыма окутали все тело женщины. Еще мгновение, и она уже стоит лицом к лицу с парнем, все в тех же клубах дыма, которые теперь медленно рассеивались.
- Расскажи мне о своей шляпе, мой ночной гость, и тогда, быть может, я позволю тебе уйти отсюда живым, - произнесла всего в паре сантиметров он его губ, все тем же ровным обволакивающим голосом.

+1

9

- А где же история о пресловутой кошке, которая ходит сама по себе? – лукаво усмехнулся Шляпник, вполуха слушая гордые речи, не сулившие ему ничего хорошего, как и молнии, проскальзывающие в глубине светлых девичьих глаз. Клубившаяся в них дымка грозила надвигающейся бурей на одну шебутную голову. – Или о суровой неприступности скалистого кряжа, с которого может не ко времени сойти лавина? – он мог себе позволить легкую пренебрежительность в речах и взгляд с высока. По своему скромному мнению, Джефферсон видел неизмеримо больше чудес, чем могла представить обитательница золотой клетки. Миры лежали у его ног, а те, в которых он еще не бывал, еще попросту не существовали…
- Откуда? Из Зачарованного Леса, а может и с края земель, - против всех мало-мальски логических ожиданий молодой человек нервно сглотнул, воочию удостоверяясь в неверности своих выводов. Царственность жестов, пусть даже незнакомка всего лишь запахнула тонко тканный халат, властная неторопливость – впервые за прошедшие минуты Шляпник почувствовал себя не в своей тарелке. Как будто провели когтистой лапкой вдоль позвоночника. Не хватало только, чтобы его потрепали по щеке и назвали малышом!
Но отступать было поздно, выложенные на суконный стол карты не отыгрываются назад. Джефферсон дерзко усмехнулся, покаянно развел руками и нахлобучил цилиндр на макушку, всерьез заинтригованный высокопарностью произнесенной тирады. С кем, с кем, а с богинями он прежде не общался. Хотя, если смотреть на все скрытое от его глаз, особой разницы между небожительницей и простой смертной не было. Или это только на первый взгляд?
- О жестокая, после всего, что между нами было, тебя интересует только этот презренный головной убор? – Шляпник тоже умел играть словами, особенно скрывая под ними зарождающуюся неуверенность. Колдунья перемещалась по комнате таким же способом, как и он сам, умудряясь быть при этом эфемерным скоплением дыма и настоящей женщиной из плоти и крови. Сотни вопросов теснились в голове молодого человека, но, задав хоть один, он бы сразу подписался под собственным незнанием. И это будоражило, будило что-то в глубине его души, до сей поры спавшее. Неожиданно жесткое и продиктованное инстинктами.
- Ты думаешь, что подобное я слышу в первый раз? - Джефферсон схватил девушку за предплечья, привлекая ближе к себе. Абсолютно неосознанно и не контролируя себя и свои силы в этот момент. Хотя, о какой магии могла идти речь кроме той, что кружила ему голову прямо сейчас. Чуточку расслабив хватку пальцев, Шляпник прошептал богине на ушко.
- Прости меня, детка, но эта тайна останется при мне, как и секрет твоего имени. Неземной красоты. М-м-м, как сложно сдержаться... - Джефферсон ухмыльнулся и отодвинулся.

+1

10

"Детка?"
Она снова бархатисто рассмеялась. Мальчишка явно был не так прост. Или он повидал на своём коротком веку слишком много всего необычного, либо он был глуп и неосторожен. Хотя, скорее первое. Ведь он путешествует по мирам, а уж кому как не Нэриссе знать, какие чудеса бывают там, в мирах, о существовании которых простые смертные даже не догадываются.
Вместо того,чтобы попытаться вырваться, когда парень схватил её за плечи, она на удивление покорно подалась к нему еще ближе. Игра была забавной. По крайней мере, пока мальчишка не перешел запретную черту и не осмелел до крайности.
- Вот как, - когда её все же выпустили, Эрис неторопливо отошла на пару шагов и пройдя по комнате, присела на край ванны, опустив в воду пальцы и поигрывая с плавающими по поверхности лепестками роз, наблюдая, как поблескивает в полумраке гладь воды, по которой пробегали легкие всплески.
- Ты не хочешь рассказать мне такую малость? - она весьма натурально, печально вздохнула, - А я надеялась, что между нами не будет никаких секретов, но... Кажется, я ошиблась, - подняв на парня взгляд, Эрис неторопливым жестом убрала с лица упавшую на него прядь, - За долгие годы путешествий, я видела многие миры, и, если бы ты рассказал мне о том, что видел ты, я бы тоже могла поделиться с тобой... Своими тайнами... - на последних словах женщина недвусмысленно провела ногтями по открытому участку своей груди.
- Но, ты разочаровал меня, мальчик. Я не терплю, когда мне отказывают, - словно между делом она пожала плечами и тут же, разительно меняясь в своём поведении, резко поднялась на ноги.
"Ты думаешь, что неотразим. Чтож, я тебя огорчу. Ты мне наскучил. А ведь все могло сложиться иначе, мальчик."
- Стража! - громкий властный голос прорезал ночную тишину.

Отредактировано Nerissa (2013-07-09 21:47:55)

0

11

Шляпник прищурился, терзаемый нехорошим предчувствием: от обстановки в комнате внезапно повеяло ледяным дыханием северных ветров, даже можно было сказать, что сердце бесстрашного путешественника сбилось с извечного ритма. Но это было бы преуменьшением - пульс Джефферсона ускорился не из-за этого. Это была первородная ярость, вкупе с азартом загоняемой дичи. На повелительный окрик богини уже бежала стража, громко бряцая доспехами и оружием.
- Какие вышколенные слуги, в наше время это большая редкость. Похвально-похвально. - молодой человек постучал пальцем по подбородку и стремительно приблизился к девушке. - Мы в чем-то похожи, я тоже не терплю отказов. И обожаю разгадывать тайны. - он обхватил её лицо ладонями, но несмотря на все бурлящие внутри эмоции, этот жест был практически нежным. Осторожным прикосновением к святыне, которым Джефферсон погладил высокие скулы. И впился безжалостным поцелуем в алые уста, зарываясь пальцами в густые, чуть влажные на затылке волосы девушки. Образ "хорошего гостя" был окончательно разрушен, хоть шанс произвести благоприятное впечатление был и без того минимальным. С самого начала этой встречи все пошло не так.
По сдавленному возгласу, раздавшемуся со стороны дверного проема, стало понятно, что случайные свидетели пребывали в шоковом состоянии. Наверное, подобное поведение было не в правилах хозяйки этого дворца, раз доблестные охранники не спешили вызволять госпожу из страстной хватки Джефферсона, бывшей слишком напористой, чтобы казаться просто случайным прикосновением незадачливого воришки.
- По истине огненное создание, - проговорил он, отстраняясь и переводя дыхание. - Я обязательно навещу тебя снова!

+1

12

Молниеносное движение в её сторону, грех признаться но, застало Эрис врасплох. Она никак не ожидала, что вместо того чтобы ринуться бежать, или снова открыть портал чтобы скрыться, её незваный ночной поступит столь необдуманно и... нагло. Женщина даже глазом моргнуть не успела, как её губы были смяты в требовательном поцелуе. Распахнув от удивления глаза, она замерла не отвечая на поцелуй, но и не отстраняя от себя наглеца, словно пытаясь понять, что это вообще такое сейчас происходит и что с этим теперь делать.
В комнату вбежали и замерли на пороге застыв от удивления охранники. Да, это уж точно, не каждый день увидишь подобную картину.
Но, замешательство Нэриссы длилось недолго. Стоило только парню отстраниться, как в комнате, казалось бы, даже стало темнее. Словно грозовые тучи собрались над их головами.
- Наглец! - процедила где-то на границе с тихим рычанием, такая спокойная все это время женщина, сквозь зубы. Зеленые глаза потемнели, словно черный зрачок заполнил собой все пространство радужки, - Пошел вон! - резкий взмах руки и парень даже опомниться не успел, как его оторвало от земли и, словно ветром сорванный с дерева листок, вышвырнуло сквозь задернутые шторы балконного проёма и перекинуло через перила вниз. Проследив за его полетом Эрис так же резко развернулась в сторону ошеломленных охранников и очередным взмахом руки захлопнула двери перед их носами, - Все вон!
В комнате повисла гробовая тишина. Странно... Ведь должен был раздастся звук упавшего на каменную мостовую тела. Но - ни-че-го. Нэрисса настороженно прищурилась и, небрежным жестом откинув за спину волосы с плеч, вышла на балкон. А внизу - никого.
"Что за?.."
На губах богини появилась странная ухмылка. То ли она была довольно тем, что наглецу удалось каким-то образом спастись, то ли раздосадована своей неудачей.
- Эта его шляпа... Похоже, мальчика умудрился в полете открыть портал. Ловко, - тихо произнесла Эрис себе под нос и усмехнувшись, резко развернулась и вскоре шторы сомкнулись за её спиной, укрывая богиню от любопытных взглядом сияющих в небе звезд.

0

13

Картина вторая. Лирическая.

С той ночи в ванной комнате Эрис прошло чуть более месяца. Все забылось и поросло пылью, как очередной день из долгой жизни богини. Правда, порой в голову все же закрадывались мысли о том, что мальчишка сказал прежде, чем она вышвырнула его в окно. Он обещал заглянуть снова. Но, время шло, а это "снова" все не наступало. Хотя, любой бы на его месте после полета с балкона, задумался - а стоит ли так рисковать, снова приходя к ней. Трус, как и все остальные мужчины. А ведь, загляни он к Нэриссе вновь, невзирая на её "гостеприимство", это бы прибавило большой плюс к его репутации. В конце концов, что уж там, какой-никакой, а интерес мальчишка в богине разжег. Не каждый день люди позволяют себе вести себя с ней столь бесцеремонно и... бесстрашно. Вот она - капля той настоящей жизни, к которой она так стремилась, мечтая вернуть душу. Но, он не пришел, а значит все пустое. Очередной струсивший мальчик, пусть и с волшебной шляпой.
Тем более, что были у Эрис дела куда более важные, чем придаваться мыслям о том, что бы могло быть, если бы... Это все глупости и мелочи, недостойные внимания. Сейчас было важно другое. Она узнала, что у одного мага на другом краю Зачарованного леса есть амулет, с помощью которого можно создавать иллюзии. Ооо, стоило только её узнать о существовании этого артефакта, целью стало заполучить его во что бы то ни стало. Но, отправляться за ним самой... Нет, так рисковать не стоило.
Кто-то из жрецов шепнул своей богине, что есть человек, способный достать любую редкость из любого мира. Его зовут Джефферсон. Он ловок и изворотлив и уж конечно сможет достать необходимую Эрис вещь, за достойную плату, разумеется.
Стоит ли говорить, что в тот же день Нэрисса приказала разыскать этого ловкача и, узнав что его нашли, отправила гонца с вестью, что возможный заказчик хочет встретиться. Конечно, на нейтральной территории.
Это была маленькая таверна на окраине какого-то небольшого городишки в пригороде, кажется, Нотингема. Да это и не особо важно. Важно другое - сегодня была назначена встреча.
Нэрисса, скрыв лицо глубоким капюшоном, сидела за одним из столиков и всматривалась в непроглядные глубины кружки с элем, которую заказала, дабы не привлекать особого внимания сидя за пустым столом, но к которому даже не притронулась. Расхваленный Джефферсон должен был появиться с минуты на минуту. Ему было сообщено как будет выглядеть заказчик, так что он без труда сможет узнать её среди посетителей.

+1

14

Пергамент в кармане уже успел порядком истрепаться и измяться, хотя прошла всего лишь неделя с того момента, как чванливый посланец передал его в руки Шляпника. Последний, надиравшийся в тот момент в компании лучших-друзей-на-один-вечер, тогда лишь пренебрежительно дернул плечом в ответ на настырную настойчивость посредника. Джефферсон прекрасно знал себе и своим умениям цену, и достаточно быстро разучился лебезить перед сильными мира сего, предпочитая в случае чего обходить их третьей стороной. И прозрачные намеки, на то, что некая госпожа щедро отблагодарит его за труды, лишь раздражали, напоминая о недавнем фиаско. Молодого человека задела холодность давешней девушки, впрочем, не до такой степени, чтобы не навести о ней справки в определенных кругах. И узнать от нервно вздрагивающих осведомителях байки о вечно молодой сиракузской царевне много чего интересного, начиная с имени и заканчивая сумбурными преданиями о какой-то сделке, заключенной красавицей с темными силами в обмен на могущество. "Ничего особенного, обычная история запутавшейся девчонки," - безуспешно пытался убедить себя Джефферсон, громко смеясь над нелепыми шутками собутыльников и обжимаясь с девицами, всерьез считавшими себя его настоящей любовью. Это было практически правдой, но только на все тот же мимолетный вечер, один из многих, которые Шляпник проводил в разных городах. Сорить деньгами и пытаться забыть пьянящий вкус божественных губ он начал практически сразу, стоило ему кубарем выкатиться на пол собственной комнаты. Если не брать в расчет те несколько томительных дней, которые молодой человек провел в глубокомысленном созерцании клубящейся воронки, ведущей обратно во дворец Нэриссы, пока не зажил разбитый из-за неудачного приземления нос. Оскорбленная гордость требовала мщения, хотя бы одной подброшенной в опочивальню многоногой и склизкой гадости. Но Джефферсон не посмел. Оскорбленно фыркнув он, образно выражаясь, отошел в сторону, предпочитая не терзаться понапрасну. Получалось плохо.
Он даже не смог заставить себя опоздать на встречу с пресловутой нанимательницей, хоть и пытался!
Так или иначе, но ровно в назначенное время Шляпник перешагнул порог весьма скромной таверны в до оскомины скучном городишке, задумчиво разглядывая полупустое помещение. Некоторые пропоицы ощутимо зашевелились из-за его появления, оценив внешний вид и платежеспособность, вкупе с желанием покутить, а может до сюда дошли определенные слухи о его кутежах? Джефферсон чуть нахмурился, припоминая был ли он здесь когда-нибудь, но память упорно отказывалась с ним сотрудничать. Может быть да, может быть нет, но жаркие взгляды разносчицы определенно сулили что-то не включенное в основное меню.
Молодой человек улыбнулся мгновенно заалевшей девице, но подходить и заводить близкое знакомство не стал - все-таки сюда его привела работа. И некто, сидевший, то есть сидевшая, если верить записке, за дальним столом. Скрытая капюшоном с головы до пят и задумчиво взирающая в кружку.
- Мне в последнее время везет на таинственных женщин, - проговорил себе под нос Джефферсон и неспешным шагом приблизился к незнакомке, не спеша садиться за стол.
- Позвольте пожелать вам доброго дня, миледи. Поговаривают, что у вас есть какое-то занятное дельце для меня, не так ли?

+1

15

Чтож, он был пунктуален, это похвально. Ровно в назначенное время тот, кого она ждала, опустился за стол напротив и... Знакомый голос? Или ей только показалось? Нет, и все же, она определенно слышала его раньше!
И тут в её осенило. Тот мальчишка со шляпой в ей ванной комнате!
"Быть не может! Это что, шутка?"
Но, внешне женщина не подала вида, что узнала парня. В конце концов, сейчас и он узнает её. Наверняка узнает, иначе и быть не может. Да и утаивать себя больше нет мысля.
- Вот уж не думала, что это будешь ты, мальчик, - тихо и ровно произнесла она в ответ на слова своего собеседника и медленно подняла голову, так что под капюшоном теперь можно было рассмотреть черты её лица, - Значит, ты все же не разбился в ту ночь, - тихий, едва слышный смешок, - Джефферсон.
Все оказалось не так просто, Как она рассчитывала. Любой уважающий себя мужчина, после того как его так грубо выбросили в окошко, узнав в ней виновницу своего унижения, наверняка тут же отказался бы всякого сотрудничества. Хотя, быть может, вознаграждение окажется важнее поруганного самолюбия?
- Да, у меня было дело к человеку, который может достать любую вещь, но... Теперь, когда я вижу перед собой мальчишку, решившему что ему дозволено все там, где многие боятся даже икнуть, я сомневаюсь, что все еже могу доверить тебе своё поручение, - а вот это уже было ударом по профессиональному самолюбию, это было другое. Ловкий ход, после которого собеседник обычно готов был из кожи вон вылезти, но доказать, что он именно тот, кто был нужен, он профессионал своего дела и лучше него не сыскать. Но, так было всегда, а этот мальчишка... Кто знает, какой выходки можно было ожидать от него.

0

16

- Нэрисса?! - Джефферсон не успел вовремя прикусить язык, так что прорвавшийся возглас выдал его с головой. Во что, во что, а в такие совпадения верилось с трудом. Хотя, может быть, Шляпник и должен был догадаться, что чванливый человек в роскошной мантии не может быть просто посланником какой-то своевольной особы, не знающей куда и с каким успехом потратить неопределенную долю состояния. И что, при всей верности лизоблюда, никакой слуга, находясь в сердце чужой пьянки не будет отзываться о хозяйке с безграничным пиететом и уважением, всерьез оскорбляясь на щедро демонстрируемое пренебрежение его госпожой. "Нда," - подумал Шляпник, задумчиво взирая прямо в ярко-зеленые глаза богини и барабаня пальцами по столешнице, - а банальное дельце приобретает совершенно волнующий оборот.
- Какое неземное удовольствие слышать свое имя из твоих сладких уст, дорогая, - фыркнул Джефферсон и наклонился вперед, понижая голос, чтобы не тревожить собравшийся сброд. - Неужели ты скучала по мне в своей роскошной клетке? Беспокоилась и корила за несдержанность и чрезмерную жестокость? - практически мурлыкал он, с удовольствием отмечая искры гнева, разгорающиеся в глубине очей собеседницы. Ему нравилось дразнить это, по слухам и досужим домыслам, могущественное создание, давить на тонкую грань, разделявшую рокочущее спокойствие от гневливого безумства, по воле которого он отправился в полет. Она была прекрасна в тот момент, как может быть прекрасна стихия в момент величайшего буйства, грохота волн и треска сотен молний, раздирающих небо. Но Шляпник был бы полным идиотом, если бы рассказал о своих думах. Эти непонятные чувства были только его проблемой и, как неожиданно выяснилось, слабостью, на которую намекала царевна.
- я сомневаюсь, что все еже могу доверить тебе своё поручение - процедила она, явно метя в самолюбие и гордость Джефферсона своими колючками. И нельзя было сказать, что тот милостиво пропустил все обидные слова мимо ушей, не принимая ничего на свой счет. Просто изменение произошедшее с "мальчишкой" было мимолетным и практически незаметным неподготовленному взгляду. Лицо молодого человека застыло, а глаза превратились в две ледышки, когда он подался навстречу Эрис и неожиданно стиснул её руку, прижимая к шершавой отскобленной столешнице. С большей силой, чем того требовала ситуация. С меньшей, чтобы причинить какой-то ощутимый вред, кроме боли.
- В этом и есть разница между мной и теми неудачниками, которые решили, что твоя воля просто невыполнима. - прошипел он, ехидно осклабившись. - Я всего лишь однажды решил, что могу достать все что угодно. И те, кто дал тебе совет обратиться к Шляпнику, неоднократно в этом убеждались. Я тебе нужен, владычица Сиракуз, просто признайся в этом.

+1

17

Он знает её имя? Чтож, похвально - мальчишка зря времени не терял. Что еще, интересно, он успел разузнать о ней за это время? Хотя, главное наверняка узнал - с Эрис лучше не связываться, себе дороже. А точнее, не стоит нарываться и пытаться проверить, что можно а что нельзя с этой женщиной, коронованной народом в сан богини.
И снова эти сладкие речи, которые, должно быть, действуют на простых девиц как мед на пчел. Неужели он не понял в прошлую их встречу, что подобными песнями Нэриссу не прельстить? Наверняка ведь должен был понять. Ток что же это тогда? Рефлекторное словоизлияние?
Но, стоило только женщине зацепить Джефферсона за живое, как он улыбки наевшегося сметаной кота не осталось и следа. "Ох, сколько страсти, сколько пыла! Что, неужели я и правда наступила тебе на больную мозоль?
Ай-ай, как это должно быть неприятно!"

Ответом ему на пылкие речи был тихий смех, а рука женщины, что Джефферсон удерживал прижимая к столу, растворившись в сиреневой дымке, исчезла из его хватки, тут же появившись рядом, словно просочилась сквозь пальцы парня.
- Ты так в себе уверен, мальчик? - она так же подалась чуть навстречу, глядя в глаза, - Мне нужна одна вещица, которую я хотела поручить тебе для меня добыть. Я бы могла сделать это сама, но куда удобнее поручить всю грязную работу кому-то другому, не так ли? - губы Эрис изогнулись в улыбке.
- Так что, не льсти себе, мне нужен не ты, а только то, что ты можешь для меня достать, разумеется, за хорошую плату.
Теперь она, резким движением прижала все еще лежавшую на том месте, где он недавно сжимал руку женщины, к столу.
- Или ты затаил на меня обиду за тот, весьма живописный, полет из окна? Зато, ты смог насладиться красотами Сиракуз с высоты птичьего полета, разве это не прекрасно? - Эрис тихо усмехнулась глядя в лицо своему собеседнику, и после, сжав его руку сильнее, так что острые длинные ногти ощутимо впились в кожу, серьёзно добавила, - Набивать себе цену бесполезно, мальчик, я слишком долго живу на этом свете, чтобы позволять купить себя подобными уловками. Или ты принимаешь моё более чем щедрое предложение, или ты изображаешь из себя униженного и оскорбленного, и я ищу другого претендента на драгоценные камни, - хитро улыбнувшись, женщина выпустила его руку и вопросительно приподняла бровь.
- Или ты уже не хочешь произвести на меня впечатление? - добавила после короткой паузы и тихо шелковисто рассмеялась.

+1

18

- Что вам бедным богиням остается, особенно если возможности ограничены - только обращаться за помощью к ничтожным букашкам, не так ли? - озлобленно хмыкнул Джефферсон, выдергивая руку из хватки изящных пальчиков и чувствуя, как по коже горячими ручейками расползается жжение, оставленное соскользнувшими коготками. Об этой пикантной тайне царевны тоже ходили слухи, но сказать об этом в лицо не осмеливались. Шляпнику тоже советовали промолчать и ни в коем случае не намекать на полученные сведения, но кто слушает голос разума в такие минуты? Наглядным примером было и то, что Нэрисса сама бы отпустила его, без какого либо ущерба. Стоило только подождать пару лишних минут.
Этот разговор неотвратимо сворачивал в какое-то неправильное русло, хотя бы потому, что Джефферсон уже с трудом сдерживал себя - как ему хотелось стереть эту глумливую улыбку с лица вечно молодой девушки, пусть даже он никогда бы не поднял руку на женщину. Все его остроты не имели никакого смысла, а если вспомнить о десятилетиях их разделяющих... Сложно сказать, какие именно эмоции испытывал Шляпник, но разочарование среди них играло главенствующую роль. В сочетании с досадой на самого себя, так и не научившегося отделять зерна от плевел и работу от чувств. Хотя бы от тех, которые вели к разрушению обстановки и саморазрушению как таковому.
- И что же тебе так жизненно необходимо? Раз уж мы сводим все к сугубо деловому общению, - Джефферсон закинул ногу на ногу и с прохладцей взглянул на собеседницу, - то я должен понимать, ради чего должен рисковать жизнью. Почему эта вещь так дорого стоит, раз ты сама, темнейшая из практически исчезнувшего рода, ведешь переговоры с никчемным мальчишкой?

+1

19

Высказывание об ограниченных возможностях колко зацепило Нэриссу за живое. Да как он смеет указывать ей на подобное! Как он вообще смеет говорить с ней с таком тоне! Пальцы, из которых мгновение назад парень вырвал свою руку, сжались в кулак, от чего острые ногти больно впились в ладонь. Ужасно захотелось отвесить наглецу пощечину, да так, чтобы расцарапать лицо. Но, женщина только бросила на него горящий взгляд.
- Ты ничего не знаешь обо мне! Не смей указывать мне на то, в чем не смыслишь! - понизив голос произнесла и откинулась на спинку стула, словно повторяя движения собеседника. Только ногу на ногу класть не стала.
- Я предлагаю этому ничтожному мальчишке заработать, и весьма неплохо, но, если он и дальше будет строить из себя пупа земли, то я могу и передумать, - зеленые глаза на мгновение скрылись под ресницами. Эрис прикрыла глаза, словно этот разговор начал изрядно её утомлять.
- и, имей ввиду, мальчик, еще одно слово на тему о том, кто я и что я могу, и ты можешь пожалеть о том, что вообще появился на этот свет! - слова на этот раз были произнесены привычно спокойным и ровным голосом, словно это была не угроза, а предложение выпить чаю.
Быть может она и далеко не всесильна, но уж наслать пару проклятий вполне в её власти. Вот только, стоило признаться самой себе, что этот назальный мальчишка был ей симпатичен. Быть может именно эта его чрезмерная наглость и вызвала это чувство, кто знает. Этакая экзотическая зверушка, с которой интересно поиграть? Или же это был интерес иного рода? Но, сейчас Нэрисса не собиралась копаться в своих чувствах. Сейчас это было лишним. Главным сейчас было заставить Джефферсона принять её условия. Ей нужен был этот амулет, нужен и точка!

0

20

Джефферсон подобрался, как гончая, наконец-то взявшая верный след, безошибочно ведущий к вожделенной добыче, скрывающейся в густом подлеске, пока еще неразличимая, но практически лежащая на ладони. Или на линии полета стрелы. И никто бы не стал спорить, что в сложившихся обстоятельствах, парень не смог бы с точностью сказать, к какой именно цели стремится. Изменчивая и непонятая до конца богиня, с неукротимыми повадками стихии, заключенной в человеческой оболочке по какому-то злому домыслу, каждый раз представала новой гранью. И не давала в руки настороженного Шляпника той ниточки, за которую можно было бы размотать этот клубок. Извлечь из океанских глубин сверкающую жемчужину. Разгадать тайну, длившуюся вот уже не один десяток лет. Пусть все прочие привыкли бояться и сторониться - он попробует понять. Хотя бы мотивы её поведения. 
- Так объясни мне, чтобы я понял. - Джефферсон прямо смотрел на заострившееся от усталости лицо Нэриссы, без утайки ловя взгляд зеленых очей своим. Он отбросил маску надоедливого шута, перестал прикрываться своей молодостью и безудержной бравадой. Можно было даже сказать, что молодой человек в одно мгновение повзрослел, но было ли это правдой?
- Каково это, потерять всех родных и любимых? И жить одной на протяжении стольких лет? - Шляпник идеально выверил все интонации, чтобы у Нэриссы не закралось и тени подозрения, будто бы над ней подшучивают. Джефферсон был предельно серьезен, наверное больше, чем за всю предшествующую жизнь.
- Этот артефакт поможет тебе их вернуть? Или, я не знаю, переместиться обратно во время и не совершить... выбор? - Джефферсон словно пытался перейти озеро по люду, уже опаленному весенним дыханием, а потому ставшим ломким и ненадежным. Ничему нельзя было доверять - каждый шаг мог привести к падению в бездну.
Боялся ли он? Возможно. Но, чтобы вернуться на спасительный берег, нужно было идти по столь же зыбкой переправе, посему Шляпник выбрал дорогу вперед. Из двух зол, знаете ли...

+1

21

- Я не выбирала себе такой судьбы! - признаться, Эрис едва сдержалась, чтобы не выкрикнуть эти слова, от чего они, наоборот, прозвучали тихо и сквозь сжатые зубы, - Ты ничего не знаешь о моей жизни! Ты ничего не знаешь о моем прошлом, так что не смей рассуждать о том, каково это, потерять всех, кого любил, и не иметь возможности ничего с этим сделать.
С чего вдруг это высказывание так задело её? Потому что никто и никогда прежде не осмеливался заговорить с ней на эту тему? Никто и никогда прежде не заговаривал с ней о том, как больно потерять всех кого любишь, о том, что она пыталась или не пыталась сделать для того, чтобы отсрочить эту утрату? Или потому, что именно этот наглый мальчишка осмелился поднять эту тему?
- Невозможно вернуться в прошлое. Невозможно вернуть тех, кто мертв, - произнесла, словно ударила мечем в самое основание тонкой березки. Неужели он думает, что она не пыталась? Неужели он смеет усомнится, что она отдала бы все на свете, чтобы быть рядом с теми, кого любила? Чтобы вернуть себе способность жить простой жизнью... Он ничего о ней не знает!
- Этот кулон нужен мне, и точка, - ну вот, она уже выдала информацию, что это кулон. Ловко. Хотя, если он возьмется за это дело, все равно пришлось бы сказать.
- И даже если бы был шанс вернуться и... сделать выбор, - голос Нэриссы предательски дрогнул, от чего слова прозвучали едва слышно и с почти нескрываемой горечью, - Я ничего бы не смогла изменить. Такова цена за спасение, и я заплатила её сполна.
"Да и не стала бы... Это спасло Сиракузы от гибели. Целый город. Что в сравнении с ним моя одинокая судьба."
- Так ты берешься за это дело? - внезапно вновь становясь прежней суровой богиней, произнесла женщина, буквально пригвоздив Джефферсона к стулу, на котором тот сидел, - Да, или наш разговор окончен! - сказав последние слова, она резко поднялась на ноги, чем, разумеется, привлекла внимание всех посетителей таверны.

Отредактировано Nerissa (2013-07-20 21:23:10)

+1

22

Джефферсон долго, намного дольше, чем того требовала сложившаяся ситуация, смотрел на вскинувшуюся девушку, испытывая странную неловкость. Возможно, даже муки зарождающейся совести - как можно требовать хоть каких-то денег у той, у которой практически ничего не осталось? Умом Шляпник понимал, что в силах и в возможностях богини устроить дело так, что экзальтированные почитатели и верующие будут сотнями нести любые драгоценности мира, за одну лишь возможность быть осененным благодатью и благосклонностью могущественной из прекраснейших. Собственно, на поверхности лежало и то, что подобная власть не простиралась на противоположные миры. Куда и лежал его путь.
- Я сочувствую. - тихо произнес молодой человек в ответ, углубляясь при этом в свои собственные думы. Он не знал подобных лишений, прекрасно сознавая, что в отдаленной части волшебного королевства лежит крохотная деревенька, с домиками под соломенными крышами и сонно обмахивающимися хвостами коровами, пасущимися на лугу. И что там есть родня, пусть не по крови, но седьмая вода, которая хоть иногда вспоминает о непутевом пасынке, отправившемуся куда глаза глядят. На поиски лучшей доли. И всякий раз, находя подходящую тихую заводь, в которой можно было остаться и найти приют, Джефферсон ловил себя на мысли, что начинает погружаться в мирное существование с головой, что эта трясина затягивает его в свои пучины. И всеми правдами-неправдами сбегал, продолжая искать некую несбыточную мечту.
- И не думай, что я собираюсь выжать из твоего положения последние крохи, - Шляпник ощутимо расслабился и улыбнулся неожиданно теплой улыбкой, все так же, лежавшей чуть глубже "часто используемых масок мистера Путешественника-между-Мирами". И бывшей на толику искренней всего того, что обычно составляло облик молодого человека, совсем чуточку помешанного на внешнем облике, - я не возьму с тебя ничего. Совсем. Даже аванса на покупку защитных зелий и кольчуги, верного меча и чахлого коня, обязательно белоснежной масти. - Джефферсон лукаво взглянул на Нэриссу и протянул, поднимаясь на ноги и приближаясь к настороженно замершей собеседнице.
- Взамен, то есть в обмен на твой столь ценный кулон, лежащий непонятно где и охраняемый непонятно кем, я попрошу лишь одно. - он взял богиню за руку, ненавязчиво разжимая её сильно сжатые кулаки. - Маленькую, крошечную условность, которая тебе, как всемогущей повелительнице славного города, не будет ничего стоить. - он снова замолчал, подыскивая верные, правильные слова, про себя подозревая, что никогда не станет большим посмешищем, чем сейчас. Иметь под носом золотые горы и россыпи, а променять их на "пшик", который так легко не соблюсти. Что стоит слово?
- Ты всегда будешь со мной честной.

+1

23

Что это было? Он что, прижал её к стенке? Она никогда и ни с кем вот уже много столетий не было до конца откровенна. И, что теперь? Чем это грозит ей сейчас, если она даст своё согласие? Ведь она не сможет нерушимо своё обещание. Слово её нерушимо. Это часть "проклятья", часть того, чем она стала когда-то и чем является сейчас. Она не сможет нарушить слово, тем более данное в уплату. Он и об этом как-то узнал? Или это чистая случайность? Зачем ему её честность? Честность ведь ведет за собой откровенность... А откровенность опасная вещь. Тем более с тем ворохом тайн, что есть у Эрис.
И, зачем он так взял её за руку. Зачем он так смотрит. Зачем вообще ему все это?
Трудно было поверить в то, что то, что сейчас делал парень могло быть от чистого сердца. Она не привыкла к подобным поступкам. Она сама никогда ничего не делает просто так. Везде и всегда есть подоплека. Коварство и...
Но как хочется, глядя в эти глаза, поверить, что все именно так, Как кажется. Черт возьми, разве не о подобном она мечтала когда-то давно. Услышать, что ничего от тебя не нужно, только...
Нэрисса медленно отобрала руку, при этом все еще продолжая смотреть в глаза напротив.
- Что тебе с моей честности, мальчик? - все же произнесла она вопрос, который так волновал и настораживал недоверчивую женщину.
- Я предлагаю тебе золото и камни, а ты...просишь о честности и только? - она прищурилась и не отводя взгляда от его лица, подалась вперед, так что теперь между ними было всего каких-то сантиметров десять, не больше, - Что ты задумал? - слова прозвучали медленно и вдумчиво, будто при этом Нэрисса пыталась прочитать его мысли. Жаль, что она не способна на подобные вещи. Нужно будет обязательно отыскать амулет, придающий подобную силу. Очень удобно, в подобных вот ситуациях, когда не в силах понять что на уме у твоего собеседника.

+1

24

Он и не думал, что она безоговорочно согласится, хотя подобное недоверие несколько уязвляло. Вот так откроешься, распахнешь душу или во всяком случае, приоткрыл некоторые двери, затянутые паутиной и обсыпанные пылью.
- Ох, надо было еще попросить, чтобы ты звала меня хотя бы по имени, а то это прозвище как-то унижает. - Шляпник прислонился бедром к столу, не предпринимая активных действий, не перегибая палку и вообще ведя себя, как идеальный послушный мальчик. То есть юноша. Эм, молодой человек?
- За золото и серебро ты сможешь купить себе кого угодно, - произнес он, задумчиво теребя вылезшую из рукава нитку, - Любой будет рад услужить тебе, а значит, легко затеряется в скопище себе подобных. А тот, кто попросит себе иную оплату, любую, отличающуюся от привычного набора, хоть немного, но запомнится. - Шляпник состроил нарочито печальную физиономию и душераздирающе вздохнул, играя на публику и отвлекая её тем самым от ведущегося разговора. Пусть думают, что эта встреча двух... в смысле, пусть думают, что хотят, но не прислушиваются к деталям. Не хватало только стать источником неких слухов о некоторых персонах. Только профессионализм, только полная конфиденциальность.   
- А значит, хоть какое-то время, но ты будешь думать обо мне. Не только, пока я буду отсутствовать, занимаясь розысками, но и потом. Чем не награда достойная поступка? - сдержать себя до конца Джефферсон не смог, поэтому вновь приблизился и снова взял Нэриссу за руку. Быстро, прекрасно понимая, что играет с огнем, он прижался к теплой ладони губами, буквально на одно мгновение. Чтобы тут же отступить и увеличить дистанцию, пытаясь вернуться в хоть какие-то рамки приличия. 
- К тому же, тебя может утешить то, что я могу и не вернуться из опасного путешествия. И тогда, ты останешься свободной, прекраснейшая Нэрисса, потому что никто более не посмеет просить о таком. Только я. Так что, о мудрейшая из богинь, дашь ли ты мне эту драгоценность?

0

25

- Эрис, - отозвалась она вместо ответа на вопрос, поправляя парня, - Моё имя Эрис, мальчик. Нэрисса умерла много столетий назад, и... Да, я дам тебе эту драгоценность, - она сама не до конца понимала, как Джефферсону так легко удалось уговорить ей на столь необдуманный шаг. Её, женщину, которая никогда и никому не доверяла кроме самой себя. Или, быть может, не так уж она и умна ни расчетлива, как привыкла думать, если, как простая смертная, повелась на красивые речи и несколько красноречивых взглядом?
- Но, запомни... Я буду с тобой честна, при условии, что ты не станешь спрашивать меня о том, о чем я не смогу рассказать тебе. Я буду честна с тобой... Джефферсон... Но имей ввиду, что это не даёт тебе права переступать через черту, по которой ты ходишь вот уже около получаса, словно по лезвию ножа.
Отнимать руку не пришлось. У парня хватила благоразумия не играть с огнем. Чтож, быть может, они и сумеют договориться.
Смерив шляпника долгим взглядом, словно пытаясь понять, так ли все есть на самом деле, как ей показалось, и действительно ли она поступила верно, Эрис достала из потайного кармана, скрытого в складках плаща, кусок пергамента, свернутый вчетверо и положила его на стол.
- Здесь ты найдешь всю нужную тебе информацию. Принеси мне кулон, и тогда... мы поговорим о моей честности. - еще раз смерив парня взглядом, Нэрисса сделала пару шагов в его сторону и, приблизившись почти вплотную, тихо добавила, - И поторопись. Я не люблю долго ждать! - после чего развернулась на каблуках и не дожидаясь хоть какого-нибудь ответа, зачем, все и так было ясно, направилась к выходу из таверны.
"И постарайся вернуться живым, мальчик!" - мысленно добавила она, переступая порог, - "Живым, и как можно скорее..."

0

26

Картина третья. Романтическая.

Жаркий вечер в Сиракузах, угасающее солнце раскрашивает стены дворца в нежные цвета, но ночь ощутимо скрадывает все это разнообразие, оставляя странное ощущение, послевкусие, будто бы все повторялось. Шляпник мог бы подтвердить и подписаться, что все так и было, но его роль пока была практически пассивной. Без той части, которая отвечала за созерцательную часть. Все мысли Джефферсона были обращены вовнутрь, во всяком случае потому, что он уже почти смирился с тем, что умрет.
Была боль. Охранники кулона, оказавшегося самой настоящей реликвией целого народа, не были просто громилами с копьями и в набедренных повязках - они были наделены странными магическими способностями. И вся хитро выдуманная защита рухнула после первой же атаки. Не то, чтобы странник не был к этому готов, но этот напор и ярость на какое-то время его ошеломили. Так что он не заметил, как подкравшийся жрец или колдун стиснул его левую руку, сомкнувшуюся на золотой цепочке, и прокричал что-то на своем гортанном наречии. И с того момента, время для Джефферсона остановилось.
И по все тому же стечению обстоятельств, практически свалившись с гигантской ступенчатой пирамиды, молодой человек все-таки смог открыть необходимый проход, думая об одном. Лишь бы попасть к Эрис.
Вот только приземлился не совсем удачно - в приснопамятную ванну, можно даже сказать, практически нырнул с головой, на мгновение отрешившись от выкручивающей и раздирающей боли, подталкивавшей его к тому, чтобы разжать ладонь и выпустить кулон. Но этого нельзя было допустить.
Вода медленно окрашивалась в розоватый цвет, но Шляпник не мог себя заставить пошевелиться и вылезти наружу.

0

27

Она как раз собиралась принять ванну. Она уже шла в направлении дверного проёма, зашторенного плотной занавесью, и ведущего в ванную комнату, когда и-за гардины послышался характерный плюх. Служанок там точно не было. Они ушли несколько минут назад, приготовив ванну и получив разрешение на то, чтобы покинуть спальню хозяйки. Тогда, что это могло быть?
Эрис остановились в паре шагов от двери, прислушиваясь. Но, ярких всплесков больше не слышалось. Словно что-то упало в воду, и на этом все. Вот только, что могло упасть с таким громким звуком. Если бы это был флакон духов, или что-то еще, "бульк" был бы куда тише, а тут... И тут в голову пришла мысль, что это мог быть её нахальный посланник. Ведь в прошлый раз он ввалился в её комнату неоткуда, явно не рассчитав место выхода из портала. Так что если это снова он, и на этот раз ему повезло еще меньше, и он умудрился ввалиться в ванну с водой? Но, нет, тогда бы он продолжал барахтаться, пытаясь выбраться. А тут - тишина.
Что бы там ни было, женщина резким движением отдернула занавесь, готовая в любой момент позвать стражу, дежурящую у дверей в ей покои. И тут...
- Ты! - сорвалось с губ короткое слово, причем сложно было понять, какие именно эмоции были заложены в его смысл. Словно все они смешались в одну странную, не поддающуюся описания, включающую в себя и возмущение, и гнев и... радость.
- Ты принес его? - Нэрисса быстрым шагом подошла к разварившемуся в ванне парню и забрала амулет, который тот держал в руке. О да, это было именно то, что она искала и так жаждала получить. Кулон, позволяющий создавать иллюзии. Нужно непременно как можно скорее опробовать его в действии. Но, сначала, оплата. Да, она обещала быть честной. Чтож, теперь можно и поговорить.
- Ну чтож, теперь, пожалуй, мы можем поговорить о моей части сделки, - с нотками высокомерия женщина повернулась к Джефферсону, и только сейчас заметила, что с ним что-то не так. Слишком он неподвижен и молчалив. И вода... И как она сразу не заметила? Наверное, всему виной красные лепестки роз, плавающие на её поверхности.. Но теперь она отчетливо заметила, что вода окрасилась розовым. Кровь? Похоже, парень был ранен.
На миг закралась мысль, что так оно и лучше, не придется выполнять обещание. Нужно просто дать ему умереть, и все. Чего проще - просто немного подождать. Но, другая мысль яростно давила первую - он принес ей кулон. Не смотря на то, что оказался ранен, он все же его принес. Это достойно спасения. Это достойно шанса на жизнь.
"Дьявол!" - резким взмахом руки Нэрисса заставила всю воду из ванны выплеснуться на пол.
- Если ты сейчас расскажешь мне, что произошло, я попытаюсь тебе помочь, - без особого энтузиазма произнесла женщина и склонилась над лежавшим в ванне шляпником, - Только постарайся покороче. Я чувствую приближение смерти, мальчик.

0

28

В туманном мареве, исходящем от горячей воды, Шляпнику мерещились тени и образы, о которых пристало молчать. Или мечтать холодными осенними вечерами, когда воспоминания о жарком летнем дне и сопутствующих страстях кажутся обжигающими. Уместными и необходимыми. Джефферсон даже далеко не сразу понял, что Эрис его посетила на самом деле, что её дивный голос ему не примерещился. Но стоило только незадачливому грабителю шевельнуться, как притаившаяся до поры боль, взгрызлась в его существо, выворачивая в обратную сторону суставы руки, касавшейся чужой реликвии. И кровь из нанесенных ран, которые он сначала не заметил, будто бы побежала быстрее. То ли от этого неосторожного движения, то ли подгоняемая волей мелочного колдунишки. Будто бы Шляпник не видел, сколько разных побрякушек валялось в том зале?
- Если ты сейчас расскажешь мне, что произошло, я попытаюсь тебе помочь, - девушка выглядела раздосадованной, и Джефферсон не брался судить, что именно раздражало ясный взор богини: его потрепанный внешний облик, то, что он все-таки сумел выжить или наоборот, поразительное невезение, поскольку не справится с таким плевым делом мог только дилетант.
- Местному волшебнику пришлось не по нраву мое самоуправство, - слабым голосом произнес молодой человек и все же попытался принять, хотя бы сидячее положение, но тело подчинялось его желаниям. Так что он оставил эту бессмысленную возню, про себя подумав, что еще чуть-чуть и это перестанет быть его проблемой. Если смотреть в крупном масштабе, то свою часть сделки он выполнил идеально, а значит, сможет уйти без малейшего угрызения совести.
- Поэтому он наложил какое-то мудреное заклинание. Проклятье, мать вашу, что же так больно! - выругался Джефферсон, пережидая очередную огненную волну, прокатившуюся по каждой клетке его тела. Проморгавшись от темных пятен, заплясавших перед глазами, Шляпник осознал, что отчасти исполнил свое желание и сумел приподняться, опираясь спиной на бортик ванны. По насквозь мокрой, а так же прорванной в нескольких местах и явно несвежей рубашке юркой змейкой скользнула прядь темных волос, самому Джефферсону не принадлежавших. Душераздирающе вздохнув, он обмяк и прижался щекой к прохладной ладони, которой Эрис опиралась на облицованный плиткой край его "ложа".
- И поскольку, я не имею представления, что этот старый пердун на меня навесил, а тебя, моя госпожа, там не было, могу ли я молить о прощальном поцелуе? На правах героя и рыцаря, стоящего обеими ногами в могиле? Раз уж, убедить тебя называть меня по имени невозможно...

+1

29

Оперевшись на край ванны, Эрис склонилась чуть ниже, всматриваясь в бледное лицо. Парень не лгал (да и к чему ему лгать в таком положении) - проклятье, довольно сильное и... Хотя, она все же может попытаться. У неё достаточно опыта общения с проклятьями, да и несколько амулетов направленных на подобную магию тоже при ней.
Прохладная щека прижалась к её руке. Отчего-то захотелось провести по ней ладонью, осторожно и трепетно, словно успокаивая. Но, женщина не стала этого делать, тем более, что Джефферсон заговорил о последней воле умирающего, услышав которую Нэриссе захотелось не приласкать, а отвесить пощечину.  Но и этого она не сделала, а только убрала руку и поднялась на ноги, выпрямляясь в полной рост и чуть переместившись, встала в ногах ванны, внимательно глядя на парня.
- Расслабься, мальчик, - слово "мальчик" она нарочно выделила интонацией, словно подтрунивая над Джефферсоном, который так жаждал, чтобы она перестала его так называть, - Я не дам тебе так просто умереть. Только не в моей ванной.
С этими словами женщина протянула вперед руки ладонями вниз и замерла, закрыв глаза. Взявшийся ниоткуда порыв ветра взметнул в воздух легкую ткать широких рукавов её тонкого домашнего белого платья. Повисла гробовая тишина. Только слышно было, как где-то медленно капает вода, стекая со ступеней ведущих к ванне. Несколько секунд, время словно застыло, даже капли воды перестали стучать по каменному полу, а после, когда Эрис вдруг резко и громко вздохнула, словно снова пошло.
Да, она вздохнула, резко и равно, словно кто-то вонзил её кинжал в спину. Она отчетливо почувствовала боль. Ту боль, которую ощутил Джефферсон в момент наложения проклятья. Глубокий вдох, и боль усилилась, перетекая из тела парня в её собственное тело. Еще несколько секунд, и вот от боли в теле мальчишки уже не осталась и следа. Вся она теперь сосредоточилась в Нэриссе, выкручивая и выворачивая внутренности. Согнувшись пополам, женщина уперлась руками о бор ванны, теперь усиленно ведя внутреннюю борьбу с проклятьем. Боль мешала, боль замутняла разум, из носа потекла тонкая струйка крови, но, она слишком хорошо умела обращаться с проклятьями, она слишком давно живет на этом свете, чтобы поддаться одному из них. Вдох, выдох, вдох, выдох... И боль ушла, исчезла словно её и не было.
Эрис опустилась на одно колено, пытаясь собраться с силами. Что не говори, а подобные фокусы чертовски выматывают.

Отредактировано Nerissa (2013-07-21 22:22:43)

+1

30

- Что ты, нет, подожди... - Джефферсон почувствовал неладное, но оказать серьезное сопротивление, да попросту, заставить прислушаться к своим словам, уже не успел. В какое-то мгновение, он почувствовал себя крошечной щепкой, подхваченной и влекомой неизвестно куда, уносимой течением в открытое море, вздымаемой на недостижимую высоту поднявшимся вихрем.
Звеневшая пустота и легкость, сменившие собой нескончаемое ощущение от десятков и сотен зубов, впивавшихся в его кожу, оглушили. Шляпник даже успел подумать, что пресловутое посмертие радушно приняло его в свои ласковые объятия, покуда легкие не напомнили о такой низменной потребности как дышать. Молодой человек закашлялся, с хрипом и приглушенными ругательствами восстанавливая сметенную картину мира, до конца не доверяя наступившему затишью. Оглянувшись, он не сразу заметил коленопреклоненную девушку, как и не сразу сообразил, что именно вынудило её практически осесть на залитый водой пол.
- Эрис! - встревоженно воскликнул Джефферсон, птицей вылетев из опостылевшей чаши, ставшей уже пресловутым камнем преткновения. Оскальзываясь на влажных плитках, молодой человек рухнул на колени, осторожно убирая волосы с опущенного вниз лица. Алые капли, обгоняя одна другую, расцветили подол белого платья кровавыми цветами, вселяя в сердце Шляпника безграничный ужас.
- Зачем же ты так... Проклятье, тебе нужно лечь! - вскочив на ноги, молодой человек подхватил девушку на руки, осторожно вынося её из ванной комнаты, распахнув дверь в первую попавшуюся комнату метким пинком ноги.

+1


Вы здесь » Once Upon a Time. Сhapter Two. » Архив отыгранных эпизодов » Я скорее забуду себя самого, чем тебя!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC