У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Вверх страницы
Вниз страницы

Once Upon a Time. Сhapter Two.

Объявление

Путник, войди в славный город, пусть не Багдад, но, тем не менее, тоже неплох! (с)
Мы рады приветствовать всех желающих.
Нам нужны: David Nolan, Princess Aurora, Lee Shang.
Присоединяйся, мы ждем именно тебя!
С уважением АМС
BANNERS



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Once Upon a Time. Сhapter Two. » Архив отыгранных эпизодов » Крошка сын мэра к Темному пришел и спросила кроха...


Крошка сын мэра к Темному пришел и спросила кроха...

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

1. Название эпизода (квеста): Крошка сын мэра к Темному пришел и спросила кроха...
2. Участники:
    Genry Mills
    Mr. Gold
3. Место действия: магазин Темного
4.  Дата и время действия: спустя некоторое время после снятия проклятья, день
5. Краткое описание:
        Прежний мир маленького городка рухнул, овеянный огромным сиреневым облаком и магия вернулась на свои законные владения. Как и память о прошлых жизнях настигла обитателей старинных сказок. И Генри не был бы Генри, если бы не попытался достоверно убедиться, кто есть кто.
6. Очередность постов:
    Genry Mills
    Mr. Gold
7. Возможно/невозможно присоединиться к эпизоду: нет
8. К чему мы должны прийти: к какому-то общению, наведению легчайших мостов взаимопонимания?
9. Статус эпизода: Открыт.
10. Наблюдатель: Mr. Gold

Отредактировано Henry Mills (2013-07-27 02:02:18)

+1

2

Генри задумчиво брел по тротуару, пытаясь хоть как-то утрясти произошедшие за несколько дней изменения в своей жизни - события менялись с такой хаотической последовательностью и космической скоростью, что мальчику порой хотелось кричать. Его самого будто бы вздымало в небеса и низвергало ниже уровня моря, и никакого выхода из этих американских горок не было. Шутка ли, совсем недавно он был практически при смерти, съев отравленный пирог вместо Эммы. Приготовленный одной мамой, чтобы избавиться от другой. "Но ты сам развязал эту войну, не так ли?" - прошептал некто невидимый ему на ухо.
Мальчишка нахмурился и снова встряхнул головой, заставляя внутренний голос умолкнуть. Но противное послевкусие невольного предательства не желало так просто исчезать, поэтому Генри пришлось срочно искать себе новое занятие, чтобы не думать больше о Регине, заключенной в собственном доме, словно в тюрьме. Отсрочка была слабым лекарством против чувства вины, но она была жизненно необходима. Больше, чем общение с той же странной семьей, ждущей его в квартире Мэри Маргарет. Назвать её бабушкой у мальчика так и не поворачивался язык.
Невидящим взглядом скользя по витринам, Генри вдруг понял, что вот уже некоторое время пристально рассматривает антикварную лавку мистера Голда. Взвесив на одну чашу весов неловкие шуточки Дэвида, настороженность Эммы и одухотворенность Снежки, собравшей под крыло всех своих "потеряшек", а на другую брякнув пыльное спокойствие старинных вещиц, отстраненную холодность стеклянных лавок. И откровенную нелюдимость антиквара или старьевщика, как порой величали мужчину местные. Самому Генри это слово не нравилось, в прочитанных им книгах так называли странных людей, возящих свой скарб перед собой на тележке. Обычно, они были форменными оборванцами, нечистыми на руку и чуравшихся банальной гигиеной, а обвинить в чем-то подобном мистера Голда было нельзя. Даже за глаза и пребывая в ярости. Потому что это было бы ложью.
Так вот, сравнив эти два взаимоисключающих способа провести свободное время после школы и до "Иисус, Мария, Иосиф, нашего мальчика снова похитили-отравили-он-сбежал, во всем виновата ты, нет ты, коня мне!!!" Генри выбрал самое не очевидное. И глубоко вздохнув, как перед нырком в море, открыл дверь таинственного магазинчика, чуть ежась от дребезга колокольчика.
- Мистер Голд? - если до этой поры у мальчика не было ни единой мысли, о чем именно спрашивать самого непонятного жителя Сторибрука, то врожденная находчивость не позволила ему спросить, желает антиквар купить у него несуществующего печения для несуществующей нашивки сами понимаете каких бойскаутов. Генри сглотнул, чувствуя себя рыцарем, тыкающим палкой в спящего дракона, то есть полным идиотом. Но, моментом надо было пользоваться, поскольку торговец еще не успел выйти из задних комнат, к тому же, всегда можно будет потом сделать вид, что тому просто послышалось. "И вообще, у меня родственные связи с мэром и шерифом, так что, что он со мной сделает?!" - с легким налетом паники вещал про себя мальчик.
- Э... это может странно прозвучать, мы же столько лет с вами... то есть, вы живете тут так долго. - секунды таяли наравне с решимостью, но отступать было уже поздно. Поэтому Генри зажмурился, выпаливая окончание тирады на одном дыхании. - Но вас все в городе зовут по фамилии, словно никто не знает вашего имени. А нам в школе задали написать сочинение о каком-нибудь знаменательном горожанине... - "Господи, что я несу..." - И я выбрал вас, поэтому не сочтите за дерзость, но как вас зовут?

Отредактировано Henry Mills (2013-07-27 22:15:23)

+2

3

Дав Мартину пару выходных, парень нашел свою сестру, и, кажется, вместе с ней пару причин для головной боли, Голд, решив не ждать его возвращения на роботу, сам занялся текущими бумажными делами, тем более что ничего сложного там не было. Колокольчик зазвонил, застав хозяина лавки за подсчетами, вооруженного калькулятором, бумагой и авторучкой. Записав последний полученный результат и сделав пометку на щитах, где он остановился, Голд поднялся из-за стола. Кажется, он не повесил табличку «Закрыто»… Хотя, если бы она там и висела, что бы это изменило. Давно пора привыкнуть к тому, что не, кому очень сильно надо, не обращают на неё никакого внимания.
Отодвинув занавеску висевшую в дверном проёме, Голд беглым взглядом окинул помещение магазина.
- Генри, – заметив мальчика, он не торопясь прошел к одному из прилавков, приставляя к нему трость. Вот уж если он и не ожидал кого-то увидеть здесь, так это Генри. Что мальчик забыл в его лавке, один, в этот час? Хотя, зная его любознательность, от парнишки можно было ожидать чего угодно. От вопросов о предмете на витрине, до расспросов о Зачарованном лесе, о котором теперь помнили все, и Генри, разумеется, убедился в том, что сказки реальны, а значит все его предположения были верны. Умный мальчик. Любопытно было бы узнать, откуда он вообще однажды взял эту идею, что все жители Сторибрука – персонажи сказок, попавшие сюда из другого мира. Конечно, он особенный – сын дочери Белоснежки, попавшей в этот мир отдельно от всех них, выросшей не зная о том, кто она и откуда, но – это не изменяет того факта, что парнишка оказался слишком уж догадливым.
А Генри, тем временем, принялся задавать вопросы, а точнее – вопрос, заставивший Голда удивиться. Нет, вполне предсказуемо было бы услышать от мальчика вопрос из серии «Скажите, а кем вы были в вашем мире?», но вот так – про доклад и важных людей города…
- Меня зовут мистер Голд, Генри. И подобное обращение вполне меня устраивает, – легко кивнув и даже улыбнувшись на столь, казалось бы, лестное заявление, Темный смерил мальчика внимательным взглядом, - Что же касается доклада. Чтож, мне приятно это слышать, но, думаю, правильнее будет все же написать о ком-то другом. О твоей маме, например, – он развел руками в жесте, говорящем «это же очевидно!», - О любой из них.

0

4

- Просто мистер Голд? - довольно-таки разочарованно протянул Генри, снова чувствуя себя четырехлетним малышом, догадавшимся, что Санта Клауса нет и никогда не было. Все детали того зимнего утра скрывались за непрозрачной пеленой заботливой памяти, за долгие десять лет поневоле приученной избавлять мальчишку от ненужных мыслей, благо, что и толковым было не протолкнуться в этой чрезмерно светлой голове. Но сам привкус обманутых ожиданий и не подтвердившихся подозрений все еще жил на корне языка, незаметно отравляя каждый прожитый день... если бы Генри на самом деле заморачивался по этому поводу. В его мире итак было предостаточно магии, причем её размах мог сниться толстому лапландскому колдуну только в самых радужных снах, где по снегам бегают пони, летают бабочки и отовсюду сыпятся золотистые блестки. И это не только один день в году.
- И стать таким же как остальные? - мальчик взглянул на мужчину с легким налетом скепсиса. Нет, конечно мало кто написал бы хвалебную оду в честь мисс Миллс, хотя бы потому что котировки её акций (за завтраком, в квартире Мэри Маргарет, Генри обожал смотреть финансовые сводки, пользуясь незыблемым правилом - кто первый встал, того и пульт. Благо что, остальное взрослое население квартиры по утрам представляло из себя картину строгой сомнамбулической направленности, предпочитая передвигаться короткими перебежками до кофеварки, закутавшись в одеяло с головы до пят) несколько упали. И да, мальчик уже написал такое сочинение и про Регину и про Эмму (последнее как раз-таки было оставлено на самом видном месте - на дверце холодильника, а предыдущее Генри собирался подсунуть под дверь резиденции, когда ажиотаж вокруг чьей-то идиотской идеи "Мэра на мыло!" чуточку спадет), но это была лирика и обманный ход. Жест вежливости, хотя Дэвид вроде бы обиделся. Но на четвертое сочинение у Генри просто не хватило сил. Да и не напишешь же - "Мой дедушка, который выглядит ненамного старше моей мамы и второй моей мамы, впервые поразил меня тем... как лежал в коме". Генри конечно же понимал, что заслуги Прекрасного были гораздо весомее и их хватило бы не на один том, но, к сожалению всех и вся, он был до предела объективен. Старался таким быть. Всеми силами.
- Об Эмме уже напишут как минимум двое. Дальше по списку идет Руби, и вы понимаете, что мне нужна пятерка, а не нравоучения, что надо правильно выбирать кумиров. Нет, она славная и самая клевая в этом городе, но разве учителям это объяснишь? Итак, как мне вас переубедить, мистер Голд? - Генри обезоруживающе улыбнулся, старательно изображая милого и невинного мальчика.

Отредактировано Henry Mills (2013-08-07 00:01:14)

+1

5

Что за настырный мальчишка! Похоже, что он действительно не знает с кем имеет дело. Неужели его семейство еще не предупредило своего ненаглядного внука, чтобы он держался подальше от мистера Голда, который на самом деле ужасный Темный, от которого не следует ждать ничего хорошего? Как неосмотрительно с их стороны.
- И все же, Генри, не думаю, что это хорошая идея. Вряд ли твои учителя будут рады такому сочинению. В Сторибруке много куда более… интересных личностей, о которых, безусловно, стоит написать сочинение, – стараясь оставаться спокойном, хотя все больше хотелось выставить мальчишку за дверь, с его идиотскими вопросами. Хотя, что взять с ребенка. Вот это и останавливало, заставляя разговаривать с мальчиком надев на лицо едва заметную улыбку.
Можно, конечно, сказать все сразу и на прямоту, мол «ты же умный мальчик, почитай повнимательнее свою чудо-книгу, найди главы про Румпельштильцхена, и ты враз выбросишь из головы эту глупую идею с сочинением», но это было бы слишком. Для начала стоит попытаться просто отделаться от парнишки малой кровью.
- Доктор Хоппер, чем не кандидат? – сделав свободной рукой жест из серии «это же очевидно», Голд усмехнулся и глядя на Генри, понизив голос до громкого шепота, добавил, чуть подаваясь вперед, наклоняясь через прилавок к мальчику, - Если ты не заметил, меня в этом городе не очень то жалуют, а потому, уверен, отличный балл ты не получишь, так же как и в случае с мисс Редмонд, – слова прозвучали чуть утрированно, так, словно это было большущий секрет, а не довольно очевидный факт.

0

6

Об этот орех и Щелкунчик сломал бы все челюсти и вообще рассыпался бы в мелкую пыль, но Генри не был бы Генри. Хотя любой бы другой уже отступился, потому что следующим пунктом, после вкрадчивого "мальчик, подыщи себе другой объект для исследования", была бы все та же трость. И музыка из шоу "Том и Джерри", под которую они бы с мистером Голдом весело громили всю окружающую стеклянную обстановку.
Но, мальчик, бывший сыном одновременно двух женщин, как никто умел изображать из себя нечто сродни клиническому идиоту, особенно, когда пытался добиться своего. Иными словами, мышка мило умывала мордочку перед глухо рычащим львом, всерьез думая, что удостоверение члена мышиного парламента поможет ей не быть сожранной в один присест. Итак, Генри продолжал упорствовать. На его счету было порядочное число побед, так что не время было отступать! Если не поймают на откровенной лжи, то с зыбкой почвы недомолвок его точно не сгонят.
- Сэр, вы так настойчиво находите причины закончить наш разговор, что я всерьез начинаю опасаться. Вы не были раньше злым колдуном? - "идиотству храбрых споем мы песню, на могиле, на пепелище, на мокром месте" - заходился внутренний голос Генри, предчувствуя беду, как буревестник, который то взовьется под облака, то камнем рухнет вниз, скользя крылом по свинцовой глади океана. - Или людоедом? - это предположение мальчик произнес с большим недоверием, поскольку, как в такого худощавого мужчину мог гипотетически поместиться монстр, исправно пожиравший маленьких девочек, мальчиков и представителей прочих возрастных категорий, не могла бы объяснить ни одна магия.
- Но, возвращаясь к доктору Хопперу, то ... нет, это тоже слишком предсказуемо. Ну же, мистер Голд, я же не задам ни одного неудобного вопроса. Честно-честно!

+1

7

Если ребенок любопытен, это не лечится. Если любопытный ребенок прицепился с вопросами, это на долго. Выходов из проблемы было два: первый - выставить его за дверь, не давая ответов и сославшись на сильную занятость; второй - ответить на все интересующие его вопросы. Вопрос - какой из этих двух вариантов подходил больше в данной ситуации. Был еще, конечно, третий вариант - отвязаться увиливая от ответов, и дожидаясь, когда ребенку надоест и он уйдет сам. И в случае с Генри этот вариант был самым подходящим, потому как в первом случае от все равно не отстанет, это надо знать Генри, а во втором - у него появится еще больше вопросов.
- О да, Генри, тебе действительно стоит меня опасаться, потому что я был злым колдуном-людоедом, который очень любил на обед поживиться маленькими любопытными мальчишками, - с какой-то странной улыбкой произнес Темный, наклоняясь к мальчику через прилавок и глядя тому прямо глаза. Конечно, не сложно было понять, что мужчина шутит, но в каждой шутке, как известно, часто скрывается не малая доля правды, - Кстати, скоро как-раз время обеда!
- А что касается неудобных вопросов, - выпрямляясь и снова переходя на будничную манеру общения, Голд легко пожал плечами, - То ты уже задал несколько вопросов, которые некоторые жители Сторибрука вполне могли бы счесть неудобными. Потому как являться к человеку и спрашивать его в лоб о том, кем он был в своём мире, не очень-то тактично, ты не находишь?
Ну да, приди Генри к какому-нибудь лягушонку или... да взять того же Мартина - сомнительно, что парень с охотой рассказал бы мальчику о том, что пол-века пылился на полке в виде позолоченного подсвечника. Что же касалось самого Голда, то, конечно, Генри скоро сам докапывается до истины, или же его коронованная родня посвятит внука в детали, но вот так в лоб заявить ребенку - "да, мальчик, я самый сильный темный маг Зачарованного леса, и тебе лучше держаться от меня подальше", согласитесь, тоже как-то не очень-то подходит.

+1

8

- Вы бы тогда так легко в этом не признались, - настороженно пробурчал Генри, с затаенной опаской поглядывая на разошедшегося собеседника. В любом другом городе, кроме Сторибрука, мальчику его лет давно бы успели внушить одну простую, но крайне важную мысль, касающуюся странных взрослых. И способах с ними общаться, которые у каждого воспитанного ребенка должны стремится к отрицательным величинам.
- Вообще-то, каждому злодею в такой ситуации пристало отпираться до последнего, - Генри все-таки решил "просветить" мистера Голда, но мягко и ненавязчиво. Вдруг, у человека или эм-м-м... колдуна? просто закончилась подписка на любимый журнал "Злодеяния сегодня". И кодекс почетного вершителя-творителя зла завалился за двухкамерный холодильник, нагруженный деталями предыдущих приставучих ребятишек и ингредиентами для всяких магических зелий, так что нет никакой возможности оный отодвинуть? Разве можно глумиться над незнанием или над забывчивостью? Если рядом трость, то точно нельзя.
- А раз вы так быстро во всем сознались, то можно перейти к другим вопросам, не таким личным, нда. - в поисках поддержки, мальчик обвел взглядом богато обставленные витрины, надеясь уцепиться хотя бы за какую-нибудь крошечную деталь. Должно быть приличного вида алиби, в любом случае, каким бы боком не вывернулась сложившаяся ситуация.
- Я просто думал, что беседа о прошлом может вам помочь. Или помочь мне, чтобы разобраться... - Генри неопределенно пожал плечами, внезапно вспомнив, что эти мрачные стены не были кабинетом доктора Хоппера и уж кому-кому, а Голду его размышления были нужны, как собаке пятая нога или корове второе вымя. Хоть атмосфера и располагала к размышлениям на отвлеченные темы.
- У вас здесь столько всего интересного, наверное, каждая вещица таит какую-то историю. Вот например, эта, - мальчик почти прижался носом к витрине и указал на застывшего деревянного, во всяком случае ему так показалось, крокодила, выполненного с поразительной тщательностью и реалистичностью. Даже миниатюрные зубы, казавшиеся острыми как бритва, внушали должный трепет и уважение. - Вы помните, как она к вам попала? Кто её принес?

+1

9

- Мне беседа о прошлом никак не может помочь, Генри, - кивнув в дополнение к слова, произнес Голд и перевел взгляд на игрушку, в которую через стекло витрины тыкал пальцем мальчик, интересуясь о её происхождении. А это-то ему зачем знать? Просто для поддержания беседы поинтересовался?
Деревянный крокодил, длиной всего сантиметров пятнадцать, искусная работа мастера. Откуда он? Сказать по правде, теперь сложно было быть в чем-то уверенным. Вернее, Голд и раньше знал, что все это только своеобразная иллюзия, но теперь, когда все очнулись от проклятья, это ощущение стало особенно четким.
- Думаю, даже если я скажу тебе, откуда у меня взялась эта вещица, это ничем тебе не поможет, а мне придется поднимать картотеку, что займет какое-то время, которое я мог бы потратить с куда большей пользой, - Голд сделал легкий жест рукой, словно говоря "это же очевидный факт!", - А тебе... Разве у тебя нет других дел, кроме как приставать ко мне с глупыми вопросами о том, кто и когда принес ко мне в лавку деревянную игрушку?
"И мы опустим тот малоприятный факт, что эта безделушка косвенно напоминает мне об одном человеке, которому я с радостью вырвал бы сердце и раздавил в пыль у него перед глазами."
- И да, возвращаясь к нашему разговору о прошлом, - Голд едва заметно усмехнулся, - Вот уж не думал, что тебе, с твоим талантом распознавать в людях их вторую сущность, еще до падения проклятья, не удалось узнать о том, кто же я такой. Ты ведь, наверняка, не раз и не два прочитал ту свою книгу от корки до корки. Не удивлюсь, что некоторые её главы ты можешь пересказать наизусть, - а вот теперь он уже почти открыто, нет, не издевался, но подтрунивал над парнем, - И что еще более удивительно, что твои новоявленные бабушка и дедушка не посвятили тебя в столь важный аспект их мира, и вообще отпустили тебя ко мне в лавку. Или, ты им не сказал, куда идешь, м? - пожалуй, все это звучало довольно интригующе, если не сказать - пугающе. Но, Генри ведь сам начал этот разговор, и, слишком скучно было бы теперь просто признаться мальчику в том, кто именно находится сейчас перед ним.

0

10

Генри обвел задумчивым взглядом пустую лавку мистера Голда, справедливо и крайне красноречиво намекая, что чего-чего, а наплыва клиентов у того явно не ожидается. Никто не стремился отдать последнее кровное, чтобы выцыганить до получки пару-тройку долларов, или обменять наследство наконец-то почившей тетушки на какую-нибудь безделушку, чтобы уже в свое время сбагрить её безутешным племянникам.
- Вас бы точно взяли в разведку, - проворчал мальчик, складывая руки на груди и вздыхая. - А вопросы не могут быть глупыми, если направлены на выяснение истины. Или ради интересной истории, - Генри сделал вид, что пропустил мимо ушей ехидство мужчины. Но, к сожалению, высшей науке блефа он так и не научился (не успел еще пройти должного количества семинаров и практикумов), поэтому и не смог не сделать жирный намек на некоторые обстоятельства.
- У меня есть подозрения, некоторого рода. Или даже  весьма определенного. Знаете, можно проложить параллель между настоящим и прошлым, модель поведения так сказать... - парнишка и сам понял, что забирается слишком глубоко в дебри словес и невнятных доказательств. Все-таки, в его книге не хватало порядочного числа иллюстраций, да и нельзя было её воспринимать, как полную летопись всех событий. Но подходящие имена фигурировали. Темные имена, если уж вносить достаточную степень конкретики. Но Генри был осторожным мальчиком, доверчивым, увлекающимся, но осторожным, поэтому не стал окончательно припирать собеседника к стенке (тем более, что тот все равно бы вывернулся и оставил бы юного ученого на бобах), а взрослым неприступным тоном произнес.
- Они меня не спрашивали, поэтому я позволил себе кое о чем умолчать. Например, что появилось срочное внеклассное задание. Но опустим, я хочу заключить с вами ... соглашение. - "И правда, взрослый же человек, можно сказать поживший, а скачете вокруг да около, словно вша на адской сковороде," - выразительно подумал про себя осмотрительный Генри, надеясь, что подозрительные мужчины, характером схожие с одним героем из книжек про мальчика-колдуна, не обладают способностями по раскопкам в чужих мозгах.
- Расскажите мне что-то любопытное. Необычное. И я не настаиваю, чтобы это была правда во всех её проявлениях. И я уйду. Честно-честно. А старшим скажу, что гулял в парке, так что вас никто и не подумает потревожить. Идет?

+1

11

Из всего сказанного мальчиком следовало сделать только один, напрашивающийся вывод – разумеется он начал догадываться с кем имеет дело. А, быть может, и с самого начала знал, и просто пытался вытянуть признание. Так или иначе, играть в эту игру и дальше теперь не было особого смысла. В конце концов, в городе ни для кого не было тайной, кто такой мистер Голд. И, даже если он до последнего сегодня будет ломать комедию, что помешает Генри, выйдя из его лавки, поинтересоваться о личности её владельца у первого встречного на улице. И, да, это начинает быть интересным. Соглашение? Опасная игра, с опасным человеком. И, конечно, Генри даже на половину не осознаёт этого. Ведь, если это только прощупывание почвы и догадок…
Тихо усмехнувшись, Голд с легкой улыбкой вновь слегка наклонился вперед, через прилавок, глядя на мальчика сверху вниз.
«Даже так? Хочешь поиграть в сделки? Чтож, давай поиграем!»
- Ты ведь понимаешь, что любое заключенное со мной… соглашение, даже самое простое, нельзя будет нарушить? – тихо поинтересовался, вопросительно приподнимая правую бровь, собственно говоря, окончательно раскрывая карты этим вопросом. Ведь в той самой пресловутой книге, наверняка, не раз и не два, черным по белому написано о сделках с Темным, и о последствиях их нарушения, и никаких скидок на возрос, пол и еще тьма знает какие особенности. Генри был не глупым мальчиком, и раз уж он заговорил о догадках, а следом о заключении соглашения, он должен был понять, что мыслит в верном направлении. Конечно, эта, так называемая сделка, которую мальчик вот-вот собирался заключить с ним, была в большей мере фарсом со стороны самого Темного. Ему, по правде говоря, было совершенно плевать, узнает ли кто-то об этом разговоре, и прибегут ли обеспокоенные родственники с выяснениями всех подробностей и обвинениями в адрес Голда. Не привыкать. Но вот сам факт этой «игры». Генри ведь было интересно, если не сказать – любопытно. Иначе он не затеял бы все это. Да и сам Румпель, а сейчас именно он проснулся где-то глубоко внутри, с его азартом и любовью к играм, хотел теперь посмотреть, чем же все это закончится.
Финальной точкой разговора, а заодно и завуалированного признания в том, кто же он такой на самом деле, стал небольшой «фокус», в виде появившегося в руке Голда, в клубах сиреневого дыма, свитка пергамента. Договор, написанный витиеватым, и вместе с тем почти каллиграфическим, почерком – неотъемлемая часть большинства сделок с Темным там, в Зачарованном лесу и до сего момента не разу не фигурировавшая в Сторибруке. Нужно же было произвести впечатление, раз Генри так усиленно добивается правды о владельце лавки.

0

12

Генри подавил почти сорвавшийся вопль - "Йес!!" - и продолжал держать марку, то есть взирать на склонившегося ростовщика с наивным недоумением и спокойствием, которое обычно приходит в душу на грани бо-о-о-о-ольших потрясений. Когда, в принципе, все равно, что будет дальше. Подумаешь, какая-то дыра на новехоньких штанах. Чего она стоит по сравнению с расколотой вазой, которую подарили мэру благодарные жители Сторибрука. Во всяком случае, как подозревал Генри, в этом приобретении могли участвовать средства благочестивых налогоплательщиков, возможно даже без их согласия, но кто задумывается о таких мелочах! Ваза есть, точнее была... И речь сейчас была не о том.
Начиная эту авантюру мальчик и не надеялся, что его крошечная уловка может расцениваться, как ловушка или ощутимый путь к отступлению. Хотя и понимал, что стоит помалкивать до поры до времени и считать цыплят не то что осенью, а почти зимой. Чтобы убедиться в выживаемости и морозостойкости вида.
- Как любое слово данное любому человеку, сэр. - предельно серьезно ответил Генри, про себя дрожа от неверия и удачи. Если он расскажет Эмме, то точно победит в бесконечной игре "Угадай кто есть кто" с огромным перевесом. Она-то думала, что за личиной мистера Голда скрывался какой-нибудь барон Трёч* из немецкой сказки. И почти была права. Сказка и вправду была для очень взрослых...
- И её стоит скрепить рукопожатием, я прав? - окончательно осмелел мальчишка, убедившись что никаких дополнительных подпунктов не предвидится. Карты вроде как розданы и стоит начинать следующий раунд. Желательно, сделать первым решающий ход, иначе можно влипнуть по самые уши, попасть, как курёнок в ощип.
На материализовавшийся пергамент мальчишка уставился, как барашек на новые ворота, умирая от любопытства и впав в ступор от страха. Или даже, умирая от страха и впав в ступор от любопытства. Говорят, что гончие, почуявшие дичь, перед тем, чтобы сорваться в погоню, на короткий миг становятся похожими на дышащую статую - настолько велико напряжение их сил и помыслов в этот крошечный миг.
- Охренеть... - произнес Генри, провожая взглядом тающие извивы сиреневого дымка.

* персонаж сказки "Тим Талер и проданный смех". Советую прочитать фамилию задом наперед

Отредактировано Henry Mills (2013-09-16 01:22:32)

+1

13

О да, эффект был именно таким, каким и должен был быть. Удивление, смешанное с испугом, не каждый день все же Генри доводиться сталкиваться с подобным в реальной жизни, и если говорить точнее, то и вовсе в первый раз, а потому, неудивительно, что мальчик уставился на фиолетовый дым, и появившийся неоткуда свиток с договором, широко распахнув глаза и на какое-то время замерев словно статуя. Голд же, наблюдая за его реакцией, только тихо хмыкнул себе под нос, легко улыбаясь.
- Рукопожатию я предпочитаю подпись, поставленную внизу документа, – не дожидаясь, пока Генри придет в себя от увиденного, мужчина протянул ему, так же не известно откуда взявшееся, хотя, его то он просто мог достать из-под прилавка, красное перо. Да-да-да, сведущие люди сейчас сказали бы, что далеко не все сделки Темный скрепляет подписью. Порой достаточно одного только слова, или даже кивка головы, и сделка считается оформленной, но, если уж он решил поиграть с любопытным мальчишкой в Румпельштильцхена, ведь он именно за этим к нему пришел, не так ли, то играть следовало по всем правилам, а точнее, со всеми атрибутами.
Положив на прилавок пергамент, на котором была изложена вся суть сделки – Голд какую-нибудь историю, а Генри после этого, без всяких «но» уходит, и молчит в тряпочку о том, что вообще приходил в лавку к Голду, и уж конечно не распространяется среди своей многочисленной родни про то, что выспрашивал о его сказочной личности, и даже добился в этом успеха. Ну и про саму сделку, разумеется. Короче говоря, все это только между ними двумя, и точка. Внизу свитка красовалось выведенное витиеватым подчерком длинное имя Темного. Да, сделка эта была скорее ради галочки и демонстрации, нежели ради выгоды. В конце концов, что Голду с этого? Ну, разве что, немного тишины и покоя, вместо беснующихся Чармингов вместе с мисс Свон и экс мэром, как обычно ворвавшихся к нему в магазин с криками о том, как не хорошо он поступил, это мягко говоря. Хотя, если посмотреть на это под таким углом, то выгода, все же, имеет место быть.

0

14

«Румпельштильцхен» - медленно и, чего уж тут стесняться, по слогам прочитал мальчишка, отчего-то сравнивая себя с Эрнаном Кортесом, а договор - с обнаруженной тем Эльдорадо. Конечно, в его случае, "золоченность" земель была, мягко говоря, условной. Если не сказать фрагментарной. Или даже несколько персонифицированной. И возможно, обладала скверным характером. «Это что же получается, Румпельштильцхен Голд?!» - продолжал поражаться про себя Генри, осторожно принимая в руку перо. Хорошо, что хоть чернила наличествовали и не нужно было заниматься пусканием крови. А то мало ли что. И, ура-ура, приспособление для письма не собиралось грызть пальцы, а то, кто их, условных злодеев знает... «Наверное, на темную сторону принимают только тех, у кого хватает фантазии пройти отборочные испытания. Ни денег, ни связей, ничего кроме пары листков и надкусанного карандаша. И, вуаля, пятьдесят планов по захвату власти в планетарном масштабе с пылу, с жару... »
- Подпись, так подпись, - проговорил Генри, корябая несколько неуверенный автограф. И кособокий смайлик в конце. За свою недолгую жизнь и за непродолжительное время существования в амплуа "почти звезда, сын мэра, сын Спасительницы, внук Белоснежки и Прекрасного Принца, yo!" мальчик не успел набить руку, так что ростовщику пришлось довольствоваться тем, что имеется на данный момент. - Готово! - свиток свернулся в тугой рулончик, разве что не подскочил, словно был живым.
- Блин, надо было прописать наличие попкорна и мягкого кресла, - наигранно проворчал Генри, упирая локоть о стеклянную витрину и в нетерпении барабаня по ней пальцами.

Отредактировано Henry Mills (2013-09-29 22:43:57)

+1

15

Договор свернулся трубочкой и спустя несколько секунд растворился в сиреневой дымке, словно его и не было. Переведя взгляд с испарившегося документа на мальчика, Голд едва заметно улыбнулся на его слова о попкорне, мысленно поражаясь его наглости и непосредственности. А впрочем, ребенок, что с него взять. Хотя, это, конечно, как посмотреть. Порой Генри производил впечатление человека куда старше своих лет. Наверное, сказывалось влияние Сторибрука, пусть даже на первый взгляд он еще недавно казался простым провинциальным городишкой, каких сотни, а то и тысячи по стране. А, может быть, генетика. Все же внук весьма незаурядных представителей Зачарованного леса. Ну да черт с ними.
Смерив облокотившегося на витрину мальчишку взглядом, Голд так же уперся локтем о стекло, подаваясь тем самым чуть вперед.
«И что же мне тебе рассказать, любопытное создание?» – мысленно усмехнувшись, Темный вскоре уже, впрочем, ни на йоту не сомневался в том, что именно поведает своему юному настырному гостю. Он хочет что-нибудь интересное, он это получит. Голд ведь не обещал ему историю из собственной жизни, не так ли?
- Магический мир куда более разнообразен, чем ты даже можешь себе представить, Генри, - неторопливо начал он, с лукавым прищуром глядя на мальчика, - Существует множество миров, отдельных друг от друга, не связанных между собой, как, например этот мир, – он жестом обвел помещение лавки, разумеется имея ввиду тот самый человеческий мир без магии, в котором они оказались двадцать восемь лет назад, - И зачарованный лес.
Кивнув в подтверждение своих слов, словно это могло придать им большую весомость, Голд сделал небольшую паузу, после чего продолжил: - Страна чудес, та самая, про которую ты, наверняка читал в книжках – довольно странный мир, стоит признаться, в котором живут по своим, не менее странным законам, так же существует где-то в параллели с нашими мирами. Неверленд… Ваши сказки довольно сильно приукрасили этот мир. На самом деле, это довольно опасное место, и я бы не позавидовал никому, кто бы попал туда не будучи готов к встречи с его обитателями. Страна Оз – я, кажется, даже видел кое-кого из её жителей в Сторибруке, каким-то чудом тоже попавших под действие проклятия. Есть даже мир, в котором почти полностью отсутствуют цвета, как в старых фильмах этого мира. Унылое, признаться место. Существует множество миров, Генри, и каждый из них по-своему прекрасен и коварен. И, знаешь, что-то мне подсказывает, что попади ты в Зачарованный лес, когда мы все еще жили там, тебе бы там понравилось, – подмигнув мальчику, Голд улыбнулся и выпрямился. Прихватив трость и обойдя витрину, он остановился в паре шагов от Генри, выставляя трость перед собой и опираясь на неё обеими рукам.
- Но, увы, путь туда, как и во все остальные миры, для нас закрыт.

+1

16

Перед глазами Генри словно бы проносились размытые упоминаемые волшебные пространства, сменялись виды тех мест, где он никогда не был и невиданные прежде достопримечательности, крутились карты и резные деревянные глобусы - в общем, мальчик представлял собой радужную мечту агентов, занимающихся тур-бизнесом, поскольку путешествовать не сходя с места... Это же золотая жила! Мистер Голд обогатился бы. Хотя, стоп, куда уж больше-то. Мужчина и так мог в любое время прижать половину обитателей Сторибрука к ногтю. Жуть брала – ведь теперь и Генри начал формировать свою «историю» взаимоотношений с одним из самых неприятных героев сказок. Стоп.
- Но, как такое может быть? - мальчик потер нос, пытаясь сдержать чиханье, все-таки пыль веков, бережно хранимая на бархатной ткани и под прозрачным стеклом, порой была настырнее его самого. - Как ваша... эээ... реальность стала нашими сказками? Есть же книги братьев Гримм, в которых вы и вовсе карлик, ой... - мальчик хлопнул ладонью по рту и покраснел от стыда. Вот живешь так, лет восемь-девять, не больше, слывешь условно воспитанным молодым человеком. А потом как прорывает. И с языка соскакивает все, что крутится в голове. Вот она беда гениев душевной медицины – если бы не Арчи, город знал бы совсем другого юного Миллса. Зашуганного, нелюдимого, а значит, идеально воспитанного...
- Совсем-совсем закрыт? - недоверчиво пробормотал Генри, справившись с обуревавшими его эмоциями и одергивая край свитера, попытавшегося зацепиться за витрину и оставить на память мистеру Голду пару ниточек, а то и целый клок развеселого узора в виде пляшущих оленей. Если честно, мальчик не понимал откуда в его комоде берутся такие вот вещи, которым пристало быть связанными заботливой бабулей, живущей у канадской границы. А значит стоить невообразимых денег и храниться в самом нижнем ящике у дальней-предальней стеночки. Так, чтобы даже самая настойчивая моль не нашла бы.

+1

17

О да, Голд выказал честь книгам этого мира и когда-то давно пробежал взглядом упомянутые сказки. Многое из того, что было написано на страницах книг было приукрашено и изменено авторами, но многое, как не удивительно, совпадало с реалиями жизни Зачарованного леса. Как это могло быть? Сложно в точности ответить на этот вопрос. Но, двери между мирами время от времени нет-нет, да и приоткрывались. И, быть может, истории из Зачарованного леса каким-то образом просочились в этот мир, и были подхвачены пресловутыми братьями Гримм и другими авторами сказочниками. Или же это только совпадение. Мысль материальна, кажется, так говорят многие великие умы, и, без лишней скромности, сам Голд тоже отчасти придерживался этой точки зрения.
И, да, про себя любимого он тоже прочитал в книге сказок. Забавно, нечего сказать. Как сильно приуменьшена его роль в истории Зачарованного леса, а точнее истории других сказочных персонажей. Только одна дурацкая история с угадыванием имени и более чем странным финалом. Знали бы братья, как все было на самом деле.
Заявление Генри о том, что в сказке он «вообще карлик» заставило Голда улыбнуться. Ох уж эта детская непосредственность, граничившая с наглостью.
- А еще, если мне не изменяет память, в сказке для меня все кончилось крайне плачевно, – вместо ответа на вопрос, последовало высказывание из серии «в ваших сказках хватает абсурда».
- Существует множество способов путешествовать между мирами, Генри, но, все они не доступны здесь, – он в очередной раз обвел жестом помещение, имея ввиду, разумеется, весь этот мир вместе взятый, - Магические зеркала, волшебные бобы, заколдованные башмачки, и еще превеликое множество всевозможной сказочной мишуры, способной открывать порталы между мирами, и когда-то в довольно большом количестве разбросанные по Зачарованному лесу и другим мирам. Но, в этом мире их нет. Поэтому, как я уже сказал, для нас все эти миры закрыты, – мужчина пожал плечами, и при этом сложно было понять, что это, сожаление или просто жест из серии «извини, дорогуша, ничем не могу помочь».

0

18

- Ну, да... - завороженно проговорил Генри, - там было что-то про погружение под землю. Сначала по колени, потом по грудь, потом с головой. От расстройства. А умная дочка мельника осталась при королевстве, супруге и ребенке, а все из-за чего? Из-за чрезмерно раздутого штата слуг. - мальчик потряс головой, укладывая полученную информацию на соответствующие полочки. Наверное, ему сегодня это все приснится. В качестве психологического кошмара, когда вроде бы и страшно, а вроде бы и нет. Но если рассуждать в общих чертах, то очень-очень тревожно.
- Но если сюда переместилась часть Леса, то теоретически и эти предметы могут быть здесь, разве я не прав? - не в правилах юного Миллса было не верить в какие-то вещи, особенно если у них было свое собственное название и даже изображение. Будь он таким безрассудно доверчивым, то наверняка бы так и не нашел свою настоящую маму. Нельзя сказать, что его жизнь была бы хуже - скорее, она оставалась бы всего лишь неполной. И эта пустота все разрасталась бы и разрасталась, но это уже походило на научную фантастику и знания о космических черных дырах. И не имело отношения к происходящей беседе.
Генри вообще был довольно-таки горд собой. Насколько ему помогало знание взрослых, за все время, пока он торчал в лавке, коварная черта "Мальчик, а не пора ли тебе идти куда-нибудь и не мешать дяде" все еще оставалась где-то впереди. И можно было спрашивать-спрашивать-спрашивать. Придумать бы только что.
- А вы бы хотели вернуться туда? - Генри рискнул-таки уточнить, пусть ответ был очевидным. Точнее, очевидных вариантов ответа было два - пылкое "нет" и такое же "да", хоть с мистера Голда и сталось бы отговориться какой-то несуразицей. - Вплоть до того, чтобы загадать желание? - мальчику даже пришлось чуточку напрячься, чтобы представить себе мечтающего, фантазирующего Румпельштильцхена. Но к сожалению, даже в мысленном, сугубо выдуманном варианте, подобная картина была до ужаса неправдоподобной.

+1

19

Сказки, как же порой они переворачивают факты. А впрочем, что с них взять. В сказках всегда все заканчивается в пользу главных, обязательно положительных, героев, а зло, разумеется, получает по заслугам. Знал бы Генри, как оно было на самом деле. Знал бы он, что та самая дочь мельника, не такая уж невинная овечка, по факту является его, пусть приёмной, но бабкой. Хотя, и хорошо, что он не знает, ибо тогда было бы еще больше вопросов, на которые отвечать уж точно нет никакого желания. А о том, какую роль во всей этой истории играл сам Голд, лучше и вовсе молчать и не заикаться ни при каких обстоятельствах. По крайней мере, точно не сейчас. Пусть читает сказки и верит в них, а остальное остаётся для него тайной, покрытой мраком, в котором вскользь проходят знакомые имена тех, кто, как оказывается, не такие уж вымышленные персонажи, какими кажутся обывателям.
- Ты задаёшь слишком много вопросов, – с прищуром пронзён мужчина, вместо того, чтобы дать хоть какой-то ответ на все те вопросы, которые мальчик выпалил следом за его словами. Его любопытство легко было понять, вот только удовлетворять его – себе дороже. Голд и так рассказал уже слишком много, сполна исполнив свою часть нехитрой сделки.
- Думаю, тебе пора домой, – намек был более чем прозрачный. Разговор был закончен, а щедрость мистера Голда на ответы – исчерпана, - Тебе же еще нужно написать доклад, – последние слова прозвучали с почти не скрываемым сарказмом. Разумеется все это было только предлогом для того, чтобы разговорить хозяина лавка, но, что ему стоило сделать вид, ха короткое мгновение, что он поверил.
- Что же касается перемещения части леса и некоторых магических предметов, то попробуй расспросить об этом свою маму. Думаю, она сможет рассказать тебе обо всем не хуже меня, – заявление с подвохом, ведь именно Регина наложила проклятье, именно она сотворила все это и именно она была виновницей всего (ну, не считая того, что направлял её именно Темный, осторожно и ненавязчиво управляя всеми её действиями, обставляя все так, будто он бут и вовсе ни причём, а просто крутится где-то рядом).

0

20

Рубеж был пройден – это без труда читалось в повисшем молчании. В едва заметном изменении позы или даже наклоне головы. Безошибочные предвестники бури, так скажем. Будь мистер Голд кошкой, точнее котом, он бы в этот момент наверняка сверкнул на мальчишку глазами, внезапно засветившимися бледно-зеленым гнилушечным светом. Прижал бы уши, едва слышно шипя. А может, дернул бы по полу пушистым хвостом. «Придет же в голову,» - поразился Генри неизведанным глубинам своей фантазии, при этом понятливо отступая от витрины.
- Значит, хотели бы, - пробормотал он, по большей части обращаясь к самому себе. Подобные заявления были более чем скоропалительными, особенно если излагать их вслух. И в столь неподходящем обществе. - Точнее, это совершенным образом не мое дело, я прав? О, простите, снова вопрос. - мальчишка поддернул лямки рюкзака, чтобы быть готовым в любой момент дать деру.
Разгневанный Темный, точнее мистер Румпельштильцхен Голд - не тот человек, к которому можно было бесстрашно поворачиваться спиной. Порой зло можно вершить из чистой вредности, отдавая дань традициям. И напакостить в спину - ну это же проза. И форменная банальщина, чего уж там.
- Да уж, время позднее, пора мне и честь знать. Завтра же снова в школу, - а теперь нужно было порядочным скоплением слов сбить ростовщика с толку, так чтобы он толком и не понял, что происходит. И, вполне возможно, а в расчет нужно было брать любую вероятность - не успел бы сплести какое-нибудь заклинание. В качестве бонуса за недальновидное посвящение.
- Но я хочу сказать лишь одно, мистер Голд. Я уйду, как мы и договорились. - Миллс скорчил невинную мордашку и застегнул куртку до конца. - Но наше соглашение не значит, что я не могу вернуться. В лю-ю-ю-юбой мо-о-омент! Так что, до свидания! - громко тренькнул колокольчик над входной дверью и Генри задал стрекача прочь по улице, чувствуя себя негласным героем несуществующих легенд.

+1

21

Поспешные выводы, свойственные ребенку. Нет, он не хотел бы вернуться в Зачарованный лес. По крайней мере точно не теперь. Здесь, где-то теперь совсем рядом, находится его сын, здесь он, наконец, может быть с той, кого любит и кто любит его… Так зачем возвращаться в мир, где не было никого, где он, по сути, всегда был один.
Голд проводил мальчика колючим взглядом с легким прищуром. Вот ведь бесстрашное создание. И ведь далеко не глупый парень. Генри нравился Голду. Его непосредственность, его вера и сила духа, признаться, это вызывало уважение. Хотя, признаться, он давно уже догадывался, что именно этот ребенок однажды станет главным участником пророчества. Скоро, уже совсем скоро… А значит, однажды этот мальчик должен будет умереть, как бы Голд не симпатизировал ему. Очередная жертва на пути Темного, жертва, которой суждено было умереть еще задолго до своего появления на свет.
Дверной колокольчик громко звякнул, и Генри исчез из вида. Чтож, он узнал все, что Голд мог ему рассказать, без всякого риска и последствий. В конце концов, он и так узнал бы о том, кто такой мистер Голд. Так пусть лучше от него самого, чем с прикрасами на тему «держись от него подальше!» от своей недавно приобретенной родни. И, да, это было крайне забавно, и в этом тоже была своя прелесть.
Но, мальчик ушел, хоть и пообещал вернуться, ловкий парнишка, быстро раскусил где можно найти лазейку в соглашении… И, значит можно было вернуться к своим делам.
Взгляд Темного вновь был устремлен к увесистой амбарной книге. Можно, конечно, воспользоваться магией и тогда не придется тратить кучу времени на рутинные дела, но, иногда эта рутина может быть даже приятной. Некуда спешить, все по полочкам, планомерно и не суетясь.

0


Вы здесь » Once Upon a Time. Сhapter Two. » Архив отыгранных эпизодов » Крошка сын мэра к Темному пришел и спросила кроха...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC