У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Вверх страницы
Вниз страницы

Once Upon a Time. Сhapter Two.

Объявление

Путник, войди в славный город, пусть не Багдад, но, тем не менее, тоже неплох! (с)
Мы рады приветствовать всех желающих.
Нам нужны: David Nolan, Princess Aurora, Lee Shang.
Присоединяйся, мы ждем именно тебя!
С уважением АМС
BANNERS



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



No way it's all good

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

1. Название эпизода (квеста): No way it's all good

2. Участники: Marian Cunningham & Reynard Cunningham

3. Место действия: Сторибрук. Дом Каннингемов. Кухня если быть точнее.

4.  Дата и время действия: 12 декабря. Утро.

5. Краткое описание: Прошло два месяца после падения проклятия. Два месяца как все сказочные персонажи нашли своих друзей, семью, любимых и врагов. А что бывает, когда вмиг два человека, привыкших жить в одном доме и относиться к друг к другу по-родственному отдаляются? Он был злодеем, узурпатором и тираном, она - леди, делавшей все, чтобы его жизнь казалась адом. Хотя постойте - это нисколько не изменилось и сейчас, просто их социальные статусы стали другими...
К чему же приведет разговор за чашечкой кофе, ведь они избегали его чертовски долго.

6. Очередность постов: Marian Cunningham --->> Reynard Cunningham

7. Возможно/невозможно присоединиться к эпизоду: Невозможно.

8. К чему мы должны прийти: К ряду требований с обеих сторон, скандалу и компромиссу. 

9. Статус эпизода: Открыт.

10. Наблюдатель: Emma Swan

0

2

Обычно готовка блинчиков – весьма медитативное занятие. В общем-то, и сегодня оно было таким, Мэриан уже минут двадцать продолжала миксером замешивать тесто. Остановиться можно было еще пятнадцать минут назад, но для этого следовало перестать рассматривать улицу и думать.
О чем?
Хватало о чем.
Она все никак не могла отделаться от того, что оказалась между двумя жизнями. Прошлое – было ли оно прошлым? – выглядело странным. Настоящее – непонятным. И как совместить все это? Мэриан упорно казалось, что теперь ей нужно как-то собрать две половины себя, ту, которая леди Мэриан, и ту, которая Мэриан Каннингем. И как это сделать?

Никакого понятия. И никакого решения проблемы. Ведь, помимо прочего, она еще получила весь комплект эмоций той себя к себе теперешней.
«Интересно, в прошлое Рождество был снег? Я не помню. А была ли индейка? И кто ее готовил. Я?»
До Рождества еще две недели, так что это явно не главный вопрос.
Мэриан все-таки вспомнила о блинчиках. Она щелкнула кнопкой миксера и посмотрела на густую массу в миске, пытаясь вспомнить, что делать дальше. Нет, конечно, включить блинницу, разогреть, налить туда тесто, попутно сделать кофе – она это знает. А что делать с жизнью?

При этом сделать это все быстро, чтобы разминуться с Рейнардом максимально бескровно – поздороваться и уйти. Конечно же, он не знает ее расписания. Мэриан так и замерла со сковородкой.
«Надеюсь, что не знает.»
Она все-таки включила блинницу, налила туда тесто, и снова уставилась на улицу.
Дядя, дядя, дядя…
Злая шутка Регины?
Или случайность?
О, этот вопрос столько раз уже всплывал в голове Мэриан. Но оставался без ответа. Нет, серьезно, как так вышло, что в этой реальности они считали себя никем иным, как родственникам? Ну, хотя бы ей не придется пытаться понять, что у нее сломалось в сознании, когда она испытывала не самые приятные чувства при мысли о другой женщине рядом с Рейнардом.
С матерью было проще.
Ею можно было красиво прикрываться от всего: «я люблю свою маму, желаю ей счастья, поэтому не буду ставить палки в колеса с их союзом с ДеРено». Там можно было. А теперь?

Мэриан принюхалась. Само собой, первая порция блинчиков подгорела. Она скептически изучила угольки, которые должны были стать первой порцией. И отправила их в мусорное ведро. Если так пойдет дальше, то завтракать она пойдет в кафе, а «дядя» останется голодным.
Итак, дубль два: Мэриан снова налила тесто на блинницу, в этот раз все-таки смотрела на нее, а не на улицу.
«Завтрак. Конюшни. Все по плану. Просто? Очень.»
Но, как правило, сказать и подумать легче, чем сделать.

+1

3

Сегодня к нему не шел сон. Морфей целенаправленно обходил Рейнарда стороной, вводя мужчину в приступ исступления. Он ворочился, утыкался лицом в подушку, но из головы никуда не уходил рой мыслей. Те навязчиво прилепали к нему, заставляя снова и снова перематывать поступки, анализировать действия и думать не допустил ли он проколов. Такое с Каннингемом случалось и раньше, в Ноттингеме. Сперва с грузом ответственности и все еще имевшей место быть совестью справлялась жена, умевшая подобрать слова или знавшая когда стоит обнять Роберта за плечи и нежно поцеловать в висок, потом ее не стало и возникли новые проблемы. Ему не давала спать связь Мэриан с Гудом. Было много моментов, которые того и гляди заставили шерифа впасть в безумие, тогда все его скверные сторона характера явили бы себя во всей красе. Но к чему ворошить прошлое?
Да, в этом мире он мало изменился, но он обрел семью... Хотя можно ли весь этот фарс назвать семьей? Рейнард любил Пейдж, а Роберт в такие моменты не выказывал своего презрения, ведь он-то в Зачарованном лесу хотел сына. Рейнард любил племянницу, Роберт - Мэриан, но вместо этого они оба направили свои чувства на Мишель Дюпри, амбициозную сногсшибательную женщину, что должна была достичь определенных высот с помощью Рея. Все это было на руку Каннингему. Все это было проще, чем сграбастать несговорчивую девчонку, прижать к стенке и впиться в пухлые манящие алые губы. Проклятье, Мэриан была рождена, чтобы напоминать о своей матери и заставлять все внутри мужчины стрекотать, напрягаться, желать ее и... в то же время он хотел, чтобы с ней все было в порядке. Да, его специфическая любовь и понятия о безопасности. А Мэриан, нежный Шервудский цветочек, не понимала, как сильно желание закрыть ее в башне и охранять, как дракон свое сокровище. Она была тем напоминанием, что когда-то его сердце не было черствым и черным от всех злодеяний, что он совершил.
Осознание этого Рейнарду не помогло уснуть, так что всю ночь он открывал глаза через каждые полчаса и подолгу смотрел в темный потолок, зная, что в соседних комнатах преспокойно спят его девочки. Рею было приятно, что Пейдж осталась с ним, хотя могла уйти к настоящему отцу или матери. Но она была с ним. И даже закон был на его стороне, а не на стороне Джефферсона или этой Железной леди - Айс. Как спасение был звонок будильника. Рейнард вставал рано, нет, не потому что вел здоровый образ жизни и бегал по утрам, а потому что любил приходить на работу раньше остальных и настраиваться на дальнейший день. Привычка вернувшаяся к нему после падения проклятия Регины. Обычно он выкуривал сигарету спросони, отправлялся в душ и спускался завтракать, когда племянница (о, злая шутка Королевы) уже уходила, провожая Пейдж до остановки школького автобуса. Ему оставалось выпить кофе и неторопясь выйти из дома, не заходя в кафе "У бабушки" добраться до Стрелкового клуба. Удивительно легко ему удавалось не пересекаться с большинством жителей Сторибрука.
Сегодня весь его ритуал был проделан быстрее. Вот только когда мужчина спускался вниз на кухню он даже об этом не подозревал. Его насторожил звук доносившийся оттуда, запах разносившийся по всему дому и немой вопрос "она еще не ушла?" Рейнард не знал с чего начать, но был заведомо готов к худшему. Он был готов что леди Мэриан выцарапает ему глаза.
И все же тихо подкрадываясь, не замечая того, что он боится издать лишний звук при ходьбе, он подошел к кофемашине и щелкнул кнопкой. Они ведь не чужие люди. Им нужно было начать разговаривать друг с другом и попытаться понять как сосуществовать вместе и объединить два мира в одном. Так почему бы не начать это с чашечки кофе?
- Решила остаться дома?

0

4

Вторая порция блинчиков удалась.
И даже стало как-то немного спокойнее на душе. Не зря мать учила совсем еще юную Мэриан, леди ты или нет, но должна знать свое хозяйство. Чтобы управлять слугами, чтобы управлять замком, нужно знать их работу. Женщине положено быть хозяйкой, а мужчина должен обеспечивать ее. Так было всегда, в Ноттингеме или в Сторибруке. И эту науку Мэриан усвоила очень хорошо. Просто прекрасно.

На третьей порции блинчиков Мэриан вспомнила, что нужно разбудить Пейдж, а то эта соня проспит все на свете. При мысли о девочке на душе просветлело. У нее никогда не было братьев или сестер. Ее это не особо огорчало, делить внимание матери с кем-то еще было не по ней. Но сейчас, то ли доля эгоизма ушла из Мэриан, то ли все дело в Пейдж, она не чувствовала никакой ревности.
Другое дело, когда вниманием Каннингема завладевал кто-то из посторонних женщин…

Она пропустила шаги Рейнарда. Тот умудрялся двигаться настолько тихо, что даже прислушиваясь, можно было не услышать. А Мэриан не прислушивалась, слишком была занята.
Она вздрогнула, выронив блинчик, который поддела лопаткой. Он шмякнулся на полированную столешницу рядом с блюдом, на котором уже образовалась ароматная горка.
«Как чертик из табакерки».
А по позвоночнику пробежала нервная дрожь.

- Нет, - Мэриан так и не обернулась, сверля взглядом злосчастный завтрак, - это ты встал рано. Ты не пробовал предупреждать о своем появлении?
«Колокольчик на него повешу, раз он даже по своему дому ходит, крадучись».
Это лучше, чем язвительно интересоваться, как прошла ночь, раз он так рано околачивается на кухне.

Лучше бы она не начинала готовить завтрак, они с Пейдж бы перекусили по дороге. А теперь придется говорить. Или же торопливо извиняться, бормотать что-то под нос, говорить о том, что нужно разбудить мелочь, собраться, идти, а то на урок опоздает. И ничего, что первый урок у нее назначен на полдень, а утро до него она проведет, занимаясь лошадьми.
Был, правда, еще один вариант. Обернуться, выпрямиться в свой невысокий рост, посмотреть в глаза Рейнарду и… раньше она этого не боялась. Вздергивала подбородок и спорила, отстаивая свое мнение. Ей и сейчас не слабо, но…

В общем, второй план провалился. Гордо не постоишь перед дядей – «Ну и сколько я буду его так звать?» - после того, как стоящая на краю пустая тарелка слетела прямо на пол.
- Черт… - она так и не посмотрела на Рейнарда, присаживаясь и начиная собирать осколки. Руками. Нет, можно было бы взять метелку и совок, но чтобы до них добраться, нужно протискиваться мимо занимающего слишком много места дяди. Он всегда его столько занимал? Или это ей кажется сиюминутно?

+1

5

- Мне стоило написать письмо, смс или позвонить? - вышло довольно грубо. Рейнард не хотел с самого начала настраивать Мэриан на враждебный лад. Удивительно как в нем могли сочетаться не сочетаемые эмоции: она была ему дорога и в то же время она его раздражала. Его трясло от ее правильности, от ее поступков и от всего, что он вспомнил. Благородство Мэриан шло вразрез его убеждениям - всему тому, чему его научила сперва мать, потом жизнь и встреча с Корой. Да, эта женщина изменила шерифа, соблазнила его разум, предлагая сделку и суля земли, поддержку и протекцию. Разве он мог отказаться? Он вырос на историях о Коре, той кто удивила всех на балу спрядя золото из соломы. Но это было последней каплей из-за которой Роберт ДеРено растерял крупицы своей человечности. Стоит сказать, что в Сторибруке они к нему вернулись. Да личности Роберта и Рейнарда не были разительно отличны друг от друга, но у человека который двадцать восемь лет прожил под проклятием были зачатки морали и ценности. Он даже в какой-то мере обрел покой и может даже счастье... Хотя свое счастье он видел в сверженном Спенсере и восседающей Дюпри в кабинете мэра.
тут он понимает, что мыслями уже далек от того, что происходит на кухне, но свет, заискрившийся в рыжих локонах племянницы, падчерицы... (да боги, кто же она ему теперь?) вывел его из ступора. Он понимает, что за столько лет можно пересчитать моменты, когда он ее обнимал, когда они сами тянулись друг к другу и от этого защемило в груди. "Чертовка, посланная сводить меня с ума. Ты мое проклятие", - в этом он был уверен всегда. В разговорах с Гисборном он заявлял примерно то же самое, чередуя это с заявлениями о том, что Мэриан украшение приемов и празднований.
Мужчина как ни в чем не бывало достал чашку с забавным рисунком кролика и надписью "лучший папа в мире", подаренной когда-то Пейдж и плеснул кофе. Приятный терпковато-горьковатый запах напитка смешался с запахом блинчиков. Домашний уют. Ему показалось, что идти сегодня в Стрелковый клуб нелепость. Что он будет там делать? Закроется в своем кабинете и будет решать судоку? Начнет играть в дартс или спустится в тир? Рейнард мог бы посоревноваться с Арроу в меткости, но не горел желанием видеть эту самодовольную физиономию. Каннингем подгыл глаза к потолку и решил, что проводит Пейдж в школу, раз уж весь его распорядок дня сбился.
- Она еще не проснулась? - Рей мог вытерпеть обивающего порог его дома Наттера, желающего повидаться с дочерью, но Клэр Айс он не переваривал. В ее ледяных голубых глазах скрывалось много тайн, а это уже было сигналом, говорящем о том, кто перед ним. Ведьм он чуял за версту. ему крайне не нравилось, что эта женщина преподает в школе, где учится малышка Пейдж. - Я сегодня провожу Пейдж сам.
Он делает глоток и обжигает небо в тот же момент, что и Мэриан опрокидывает тарелку с блинами. Не видать ему завтрака. Короткое слово из уст леди, заставило его поморщиться сильнее, чем от кофе. И он бросился помогать Мэриан собирать осколки тарелки.
- Погоди. Поранишься и не удержишь поводья.

+1

6

Написать, позвонить, попрыгать, постучать... нет, колокольчик на шею Рею казался Мэриан пока самым привлекательным вариантом, жаль только, что ответить... да, бесспорно, она могла бы. Но где-то срабатывают вбитые еще матерью правила поведения. Она так долго и старательно воспитывала в дочери все то, что прилагается к статусу "леди", да еще и дочери шерифа, что Мэриан все никак не могла отделаться от этого. Не то что бы хотела, но иногда, как сейчас, язык обжигал не самый любезный ответ, а выговорить его не выходило.
И ведь не первая перепалка с дядей. И до снятия проклятия они были. Тогда почему Мэриан все еще молчит, прокручивая в голове еще парочку хамских ответов и вместо этого пытается сгрести осколки голыми руками?
Ах да, она же леди. Леди не ругаются - что вы, плохое слово пару минут назад вам показалось, леди всегда почтительны, леди всегда все делают правильно. При этом они не сбегают в лес, не завидуют матери, не думают о том, что ее жизнь могла быть совсем другой, и встречают дядю по утрам свежим завтраком и газетой. Кстати, газету с крыльца она так и не забрала.

И кто только сказал, что со временем проблем становится меньше? Больше! Вот, одна за другой.
- Она еще не проснулась? Я сегодня провожу Пейдж сам.
"Нет, я не буду на это отвечать сразу, с осколками в руках. Вопрос в другом, почему я злюсь?"
О, спекулировать Пейдж можно было до бесконечности. Например, тем, что в кои-то веки Рей сам решил проводить девочку в школу. Зачем? Мэриан очень хотелось фыркнуть в ответ, это ее устоявшаяся привычка: наслаждаться утренней прогулкой, сначала до школы в компании Пейдж, потом до конюшни. Того Сторибрука всего ничего, Ноттингем сейчас казался больше. В замке можно было заблудиться, кстати, что периодически и делала Мэриан. А еще можно было потеряться в его подвалах, из которых шериф, с присущим ему изяществом, сделал пыточные. Нет, даже не камеры, именно пыточные. Размеры замка позволяли делам внизу оставаться вне поля зрения его обитателей, вот только некоторые отличались изрядным любопытством. Мэриан хватило одного визита туда, чтобы навсегда изменилось ощущение дома: когда уши наполняют крики несчастных, попавшихся на пути ДеРено, а от металлического запаха крови мутит, безопасности не остается.
Оставалось надеяться, что в этом доме, довольно большом и светлом, нет подвалов, в которых Каннингем запирает своих недругов.
Но да, теперь же у него есть клуб, там можно многое.

Предупреждение Рейнарда запаздывает. И Мэриан даже не удивляется. День явно не задался. Небольшой осколок впивается в палец в тот самый момент, когда она резко отводит руку в сторону, чтобы не соприкоснуться с мужской рукой, а по кухне уже плывет запах безнадежно испорченной порции блинчиков. То ли выдергивать шнур блинницы, то ли искать пластырь, то ли все-таки доубирать осколки.
- Тебе обязательно нужно было вмешаться? - Она выпрямилась, одной рукой отключая блинницу, вторую суя под струю теплой воды, чтобы смыть сочащуюся кровь. С порезом обошлось, он небольшой, авось, не испортит рабочий день.
Дались ему ее поводья!
- И да, Пейдж еще спит. Зато ты, видимо, не спал, раз поднялся в такую рань.

+1

7

Рейнард сдерживает свой порыв, чтобы не наорать на племянницу. Или все ему хотелось, перехватить ее руку и поцеловать порез? Все было бы проще, если бы она не была похожа на мать и не обладала такой строптивостью. Но это его буквально очаровывало. Вся их игра в ненависть, хождение по лезвию ножа, делало их такими какие они есть. Порой у него появлялся вопрос - не уже ли за столько времени она не поняла его намерений? Он ведь хотел сделать ее своей женой, в том потерянном мире, где это если и вызвало бы осуждение со стороны его подданных, то никто не осмелился сказать и слова. К тому же ДеРено явственно показал, что никому не позволит притронуться к рыжеволосой нимфе, что уж говорить про сватовство? А ведь сперва все начиналось с того, что он действительно отнесся к ней как падчерице, но то чьей дочерью она была перевесило все желания попытаться стать ей отцом. Роберт никогда не смог бы заменить Эдварда. По крайне мере не для Мэриан.
- Черт побери,  Мэриан! Что ты от меня хочешь? - Ноттингемский швыряет осколки обратно на пол и те разлетаются по всей кухне. Она довела его. Пробудила тщательно сдерживаемый характер ДеРено, который срывался так яростно только на одного человека и в этом мире Гисборн был утерян для гнева шерифа. В помощника можно было швырнуть статуэткой, увесистой книгой, да чем угодно и тот продолжил бы молчать, в душе ненавидя своего фассала. И все же Гай исправно бы делал свое дело. Черный рыцарь знал свое место и умел закрываться от своих чувств. Вот хотя бы от своих чувств к леди Мэриан. А теперь не видя иного выхода, Рейнард повысил голос в собственном доме, на ту, что сводила его с ума. - Я пытаюсь быть вежливым - ты рычишь на меня словно тигрица, я становлюсь безучастным - ты сверлишь меня взглядом и убегаешь черти куда. Мне поперег горла стоят твои перепады настроения. Тебе пора вырасти и перестать вести себя как девчонка при разыгравшемся юношеском максимализме.
Мужчина встает с пола и отходит подальше от нее, боясь, что может схватить ту за хрупкие плечи и сделать больно. Только не в этом городе. Не в этом доме. Хватит, пора было показать, что это деление на черное и белое не имеет никакого смысла. Нужно отказываться от ярлыков. Он хотел сделать эту жизнь лучше предыдущей, и дьявол ее побери, но ему нужна была поддержка, потому что на столько крошечной территории собралось слишком много людей, которым не понравятся его методы. В этом мире не было баронов, земель и королевст, которые могли соблазнить его прогнивший разум. Был только Сторибрук и Каннингем уже с опаской начинал задаваться вопросом "а что дальше?" Дюпри займет пост мэра, Рей заполучит место в организации и избавится от ведьм. А дальше?
- Почему ты не ушла после того как проклятие пало?
Он бы не попытался ее удержать. Но попытался бы вернуть назад. Шпионить. Всегда быть в курсе. Не позволять пересекаться ни с кем из шайки Гуда и в том числе и с ним самим. Эта девчонка могла спутать все планы Каннингема только захоти, но она была здесь, была молчалива и все до сих пор шло как и было задуманно, чем повергала шерифа в ступор.

+1

8

Нет, конечно же, Мэриан знала и понимала, что безнаказанно мотать нервы Каннингему до бесконечности она не сможет. Не дадут. Но спящая наверху Пейдж, да обычная сдержанность Рея расслабили ее настолько, что она вздрогнула, когда тот повысил голос. И только и уставилась на новые осколки на полу. Где-то в подкорке билась странно-спокойная мысль: посуду такими темпами придется новую покупать.
Но посуда мало значила на фоне того, что, кажется, ДеРено прорвало. Ну вот, она его назвала так даже в своей голове, а это что-то да значило. Казалось, в этот момент окончательно разрывалась связка, выданная им Региной – дядя и племянница. О нет, теперь это точно не так. Совсем не так.
- Будто тебя когда-нибудь интересовало, чего я хочу. О нет, все всегда сводится к тому, чего хотел и хочешь ты. А я так, лишь средство достижения цели.
Какой? Да выбирайте любую. Мэриан могла бы рассказать о том, как новоиспеченному шерифу Ноттингемскому… нет, уже вдовцу шерифу Ноттингемскому нужно было завоевать как-то крестьян и мелкопоместных дворян под защитой Ноттингема, способ был только один – она.
- Перепады настроения? Ты считаешь, что у меня просто мелкие капризы и перепады настроения?
Ах вот значит как это называется? Ну кто бы говорил!

- Знаешь, высказывая претензии, оглядись по сторонам и на то, что делаешь ты. Ты считаешь, что я должна оказывать себе всяческую поддержку? – Должна? Наверное. В памяти обрывками всплывали наставления матери уже перед смертью: быть хорошей помощницей, обеспечить тыл мужчине, который заботится о тебе, кем бы он был, мужем, дядей, отцом, братом… отчимом. Держать этот тыл. Это – первое предназначение женщины. Большой замок нуждается в хозяйке. Большой дом – тоже. А мужчина в этом доме имеет право претендовать на веру и поддержку. Все предельно просто, не так ли? Мэриан тоже так считала когда-то. А еще считала, что она не доросла до этого. Но когда мать умерла, она честно пыталась выполнять все те обязанности по замку, которые выполняла мать. – Ты погряз в своих тайнах. Ты постоянно пытаешься доказать, что изменился. Но откуда мне знать?! Ты же что-то делаешь за моей спиной и все, что хочешь – безоговорочного повиновения. Чтобы поддерживать, нужно знать, в чем поддерживать. А все твои дела явно не чистые, раз ты даже боишься о них рассказать. Ну и как я должна вырасти, быть взрослой, быть хозяйкой дома?!
О некоторых вещах лучше ничего не знать, Мэриан это усвоила. Просто потому, что очень трудно уважать человека, о котором должна заботиться, зная о его неблаговидных поступках. Мэриан никогда не понимала, почему и за что мать уважала ДеРено. Настолько, что была ему тем самым тылом, который, очевидно, он теперь хотел получить от нее.
Мэриан выключила, наконец-то, воду. Движение в попытке хоть как-то отвлечься, да и шум воды бил по нервам. Даже злил.
Она развернулась к Рейнарду, салфеткой зажимая палец. Бежать в ванную за аптечкой посреди разговора Мэриан не собиралась. Могла бы, кто бы спорил. Она вообще умела сбегать, когда теряла понимание происходящего. Но не сейчас. Сейчас надо было закончить разговор.

Вопрос Рейнарда поверг ее в легкое отупение.
И правда, почему она до сих пор еще тут? Нет, конечно, есть ответ…
- Ушла бы, а толку? Ты бы меня нашел и вернул. Да и этот Сторибрук меньше Шервудского леса. Живя на другом конце города, я все равно буду в поле твоего зрения. – Девушка замолчала на несколько долгих минут, взвешивая следующую фразу. Она могла бы промолчать, начать и дальше напоминать о том, что шериф Ноттингемский не раз отлавливал строптивую падчерицу, иногда доходя до банального шантажа, когда обещал убить кого-то из крестьян, которым так стремилась помогать Мэриан. Толку в побеге и правда не было никакого. Как и в том, чтобы сейчас закатывать истерики о прошлом, кажущемся… каким-то ненастоящим. Жизнь в Сторибруке была реальнее, а Шервуд казался иногда сном. Весьма отчетливым, продуманным до мелочей, несущим какие-то важные моменты, дарящим сейчас какой-то опыт. Но сном. – Ты меня не отпускаешь, Рей. Почему?

+1

9

"Средством достижения цели? Нет, дорогая, это была твоя мать!" - слишком резкая и неотесанная мысль проскользнула в его голове и он не стал произносить ее вслух. Сперва все было именно так, потом Рейнард просто не давал вырваться истинным чувствам к женщине, что была его женой и могла на несколько минут подарить его душе заветное спокойствие. Мужчина хмуро взглянул на Мэриан. Разве сейчас он ее использует? Нет. Он даже не пытается ввести ее в курс дела, чтобы держать подальше от возможного риска. Если что-то пойдет не так, если Альберт... или не дай бог Регина, почуют опасность, с племянницей ничего не должно было случиться. Откуда столько заботы? Он списывал это на то, что где-то на втором этаже спала десятилетняя девочка, ставшая для него проводником в том мраке, что застилал его разум. а может... они действительно получили второй шанс? Нет. Каннингему хотелось власти. Даже в этом крошечном городке, который и в подметки не годился Ноттингему.
"Мелко, слишком мелко, Роберт. Но на безрыбье..."
Посыпались обвинения. Она поднимала голос и раньше, но тогда он совершенно не чувствовал своей вероятной неправоты. Он делал то, что считал нужным. Он делал это как умел. Он не привык отчитываться и просить позволения. Рей не видел ничего, что могло бы ему указать на все его ошибки тогда, а сейчас... Совесть еще не до конца поняла, что должна порой давать о себе знать. Именно поэтому он должен был чувствовать, что его дом не просто его крепость, а что никакие невзгоды не подломят его уверенности. Мэриан действительно должна была быть его поддержкой, когда не стало "правой руки". Треклятая участь злодея. Да разве он злодей? В этом мире нет и не будет только двух красок. Сторибрук - сер и люди в нем такие же. Кругом одни лицемеры, которые пытались играть свои роли, но так безуспешно, что это смотрелось по меньшей мере глупо.
- Боюсь? Дорогая, ты явно не понимаешь что происходит в городе. Боюсь не я. Просто есть вещи которые пока тебе следует не знать, - прозвучало побеждено? Да, возможно. Рею хотелось взяться за виски и потереть их, словно при приступе мигрени, но но упрямо глядел в карие глаза Мэриан, пытаясь догадаться накинется ли она на него как дикая кошка или продолжит метать молнии из глаз. - Но не бойся, твой друг удивительно послушный, даже не за что его уволить.
Он нервно стучит пальцами по столешнице. Пиковый его предупреждал, что возможно Рей окажется в такой ситуации. Мэриан любопытна, но Каннингем обещал сдержать ее до самой развязки. Совсем немного подождать и Дюпри окажется в кресле. То что женщина победит в дебатах он не сомневался. У той поставлена дикция, приятный голос и хорошо подвешен язык. И пусть она когда-то была "злой мачехой" это не означало того, что Мишель не могла расположить к себе людей.
Мужчина чует замешательство перед ответом на свой вопрос, который столько времени его волновал, который был одной из причин его бессонницы. Почему она так долго собиралась с ответом, заставляя Рея вскипеть от злости? И вызывая потом слабое подобие улыбки. Насильно он ее бы не вернул. Не так явно, но попытался бы сделать все что в его силах, чтобы девушка сама поняла, что жить в этом доме куда лучше, чем на другом конце города. Он, черт побери, спалил бы конюшни лишь бы она пришла домой поделиться своим горем.
– Ты меня не отпускаешь, Рей. Почему?
Он перестает отбивать незатейливый ритм костяшками пальцев о столешницу под мраморный камень. Сегодня день провокационных вопросов? И владелец стрелкового клуба ответил бы все как есть, но подумать страшно, что может последовать за признанием. Она вселяет в него надежду? А не сильно ли это отдает тем самым магом и его возлюбленной? Мэриан ему нужна. Ее присутствие рядом стало его привычкой. Ее раздражение было частью его самого, потому что будь он ей абсолютно безразличен стала бы Мэриан так взрываться по пустякам?... Он не мог представить, что двадцать восемь лет жизни под проклятием возьмет и оборвутся как только она захлопнет за собой дверь.
- Я обещал, - да, о своих обещаниях данных серу Эдварду и покойной жене он прекрасно помнил. Возможно он довел выполнение обещаний до абсурда, поддался желанию быть и в этом деспотом, но все же... Мужчина медленно идет на встречу к Мэриан, пока не останавливается почти в плотную к той, глядя на девушку сверху вниз: - Я хотел тебя. Хотел чтобы ты была моя, но ты сделала не правильный выбор сбежав в лес.

+2

10

Доверие либо есть, либо его нет.
И Рей считает, что Мэриан будет мириться с тем, что некоторые вещи ей знать не нужно, но будет ему доверять?
На самом деле она прекрасно понимала, что некоторые вещи и правда знать не стоит. Они лишают покоя и сна. Но скрытность работает лишь в том случае, когда вы не живете в одном доме, не претендуете на звание семьи.
Или же когда между людьми существует безграничное понимание. Им же до этого было очень далеко.
Роберт ДеРено многое скрывал, не желая объяснять. Неужели ничему не научился?
- Мой друг? Удивительно… послуш… - Мэриан открыла рот. Потом закрыла. – Ты о Робине? Он тут при чем? – Но догадка быстро пришла ей в голову. – Ты что, считаешь, что я вместе с ним что-то замышляю??? – В голосе девушки сквозило неприкрытое возмущение. Нет, Рей что, серьезно?? Если учесть, что тут нет ни крестьян, ни страждущих, и вообще, у нее есть, о ком заботиться, и ей пока этого хватает. – Доверие, Рей. Ты считаешь, что я продолжаю помогать Робину, даже не знаю, в чем, а потом не понимаешь, почему я сержусь!
Мэриан злилась. Ей очень хотелось запустить тарелкой в стенку от злости и обиды. Но в одной тарелке были блинчики, другой посудой была чашка Рея, подарок Пейдж – на нее не поднималась рука, а по пути к остальной посуде стоял Каннингем.
О нет, вот сейчас она точно видела перед собой Роберта ДеРено, шерифа Ноттингемского, который продолжал ее подозревать непонятно в чем.
Ну ладно, понятно, в чем. Но это осталось в Зачарованном Лесу.
- Я обещал.
Мэриан хотелось отступить, сбежать, спрятаться. Рейнард подошел слишком близко, и она чувствовала себя неловко, неуютно… странно. Вот оно, подходящее слово – она чувствовала себя странно, теряясь в собственных чувствах. Удивительно, но она могла одновременно злиться и не быть в состоянии отвести глаз от его лица.
Да-да, только и оставалось, что вздернуть подбородок и смотреть Рею в глаза.
Он обещал…
Самое интересное, что Мэриан и правда никогда не могла его упрекнуть в том, что он нарушил данное обещание. Он заботился о ней. Она никогда не знала невзгод, всегда была обеспечена, обласкана, не обделена вниманием. Лучшая ткань на платья, лучшие украшения – все лучшее. И не поспоришь.
«И я тоже обещала. Матери. Я обещала позаботиться о Роберте».
Вырванное матерью обещание. Мэриан бы его не давала, но… уже дала. И не могла нарушить его.
- Я… знаю. Об обещании.
Мэриан остыла. Сейчас ведь разговор не о Ноттингеме, Робине, крестьянах и моральных различиях между ней и опекуном.
Сейчас разговор о них, их будущем. Оба ведь понимают, что так продолжаться не может.
И Мэриан была готова идти на компромисс… но надо же было Рею все испортить.
- Я хотел тебя. Хотел чтобы ты была моя, но ты сделала не правильный выбор сбежав в лес.
И если первая половина фразы разлилась неожиданным тепло в груди Мэриан, вызывая недоверие, какое-то тихое беспокойство и волнение, то остальное снова вызвало приступ глухого раздражения.
- Как мило, Рей. То есть ты хотел на мне жениться, чтобы окончательно укрепить свою власть, запереть меня в замке, не выпускать никуда, чтобы я не сбежала к Робину. – Мэриан неловко шевельнулась, от чего оказалась совсем вплотную к Рею. – Ты не меня хотел, а моего приданого. И да, между нами всегда прав только ты. Никого не желая слушать, все решая сам. Ты бы и к Пейдж меня не подпустил, если бы смог заставить ее забыть меня.
Она злилась.
А аромат его туалетной воды, запах свежезаваренного дорогого кофе раздражали нервные окончания, от чего Мэриан окончательно зверела. Нет, она уже просто не понимала саму себя.

+1

11

- Я надеюсь, - Рейнард выделил это слово, не сводя проницательного взгляда голубых глаз с Мэриан, - Я надеюсь, что ты ничего не замышляешь. Но будем честными, леди Мэриан, ты была не меньшим препятствием, чем Локсли. - Задумчиво мужчина проводит по рыжим волосам девушки, накручивая локон. Ему всегда хотелось это сделать, нависая над ней, чувствовать ее уязвимость, которую леди скрывала под уверенностью, что ей не причинят вреда. Он мог, но никогда не пытался подтвердить ее страхи. Шервудский цветочек должен был радовать взгляд. - У нас проблемы. Мы друг другу не доверяем.
Он нехотя выпускает рыжую прядь из пальцев, те скользя словно шелк падуют на хрупкое плечо Мэриан, пробуждая в мужчине то темное желание, которое двигало им в Зачарованном лесу и он поддается. Наступает на нее, заставляя отходить назад, увлекая в угол, чтобы она не смогла от него сбежать. Ну почему, почему ей так трудно понять, что им движет? Что он хочет? Почему она не пытается заглянуть в его душу? Или так глубоко в нем спрятано то доброе, что еще было в нем живо, то что привязало его когда-то к биологической матери, к сестре, к матери Мэриан, к ней самой и теперь к Пейдж? Не уже ли он в ее глазах действительно зло и Мэриан видит в нем непроглядную темноту?
Пожалуй сейчас так и есть, но у него язык не повернется опровергнуть что-либо. Любое осуждение, любое убеждение или подозрение слетевшее бы сейчас с этих манящих пухлых губ он воспринял бы как правду и промолчал бы в знак согласия.
Она так тихо говорит про обещание, что внутри в первый миг все обрывается, прежде чем вселить надежду. Откуда она знает? Будучи правой рукой сэра Эдварда, никого не было в тот момент, когда Роберт ДеРено принес клятву, по словам Мортианны ставшей его фатальной ошибкой. Потом была жена... Они не успели попрощаться, но ее смерть грузом весела на Роберте, хотя он не имел к этому ни малейшего отношения. И все же он обещал, когда делал ей предложение, когда приносил клятвы. Что бы там не говори ли, а он...
Снова обвинения. "Слишком хорошо ты усвоила урок, что лучшая защита - это нападение. Умница, Мэриан". Он не злился, нет. Напротив он был спокоен, что в его случае это было чуть ли не опасней состояния неистового гнева. Рейнард улыбнулся, видя что в той наоборот с новой силой вскипает злость. О, ему определенно нравился такой поворот.
- Виновен, мисс Каннингем, по всем статьям. Вот только... ты не подумала о том, что твое приданое не сделало бы погоды, - Рей наклонятся, чтобы прошептать ей на ухо признание: - Но ты проложила бы мой путь в королевство Джорджа.
Он позволяет себе вольность - едва касаясь кончиками пальцев проводит по щеке, по шее, скользя по ключице, останавливаясь у края выреза ее кофты. После чего он с особым удовольствием развязывает веревочки сдерживающие фартук, прежде чем небрежно закинуть его на ближайший кухонный шкафчик.
- Кажется завтрак отменяется, - он чувствует сбивчивое дыхание и понимает, что на верном пути, сокращая расстояние между их губами: - Или быть может, есть что-то получше блинчиков?

+3

12

Ах он надеется…
Возмущение Мэриан стихло под взглядом Рейнарда. С одной стороны ей хотелось снова начать говорить о доверии, но почему-то это кажется такой чепухой, такой далекой, случившейся много-много, еще раз много лет назад.
Она скосила глаза на прядь собственных волос на пальце Рейнарда. Но так и не среагировала на это, делая вид, что ей все равно. В голове копошились мысли.
Нет, серьезно, Мэриан могла подозревать Рея во всех смертных грехах здесь, в Сторибруке. Могла считать, что люди не способны меняться. Вот только не к чему было придраться. Рей заботился о ней самой, о своей сестре, о Пейдж, при этом каждая из них могла получить все, что потребует. В рамках разумного, конечно.
В какой-то момент до Мэриан просто дошло: в этой жизни Рейнард Каннигем не сделал ничего такого, за что его можно было бы осудить. Так какое право она имела осуждать его за прегрешения шерифа ДеРено?
- У нас проблемы. Мы друг другу не доверяем.
- Я заметила, - хмуро отозвалась Мэриан. Лоб прорезало несколько морщинок, совсем маленьких, когда она нахмурилась в попытке понять, что делать дальше. Некстати всплыли вопросы Пейдж о семье – обещание Мэриан, что никакие проблемы между ней и Реем не повлияют на жизнь девочки.
«Нет ничего хуже, чем сохранят мир между двумя ради кого-то третьего. Прямая дорога к проигрышу в этом деле».
Мэриан это уже начинала понимать. Жаль только, что понятия не имела, как и что делать дальше.
- И с этим нужно что-то делать.
А вот дальше…
Мэриан инстинктивно попятилась назад под наступающим на нее Рейнардом. Если до этого она еще хоть как-то понимала, что происходит в кухне – очередная ссора, всего-то – то теперь… Мэриан уперлась спиной в стену, подняв глаза на Рея.
От него в эту минуту исходило что-то темное и притягательное одновременно, против чего противилась вся сущность Мэриан, но в то же время чему даже она была не в состоянии полноценно противостоять. Если еще в голове крутилось «он плохой, так нельзя, что он сейчас делает», то оно подавлялось близостью Рейнарда, его голосом, тоном, каким он произносил слова. Их смысл проникал в сознание Мэриан, все так же не нравился, все так же злил…
…до слез.
Потому, что он впервые сказал это вслух – она всего лишь средство достижения цели. И почему-то это больно ударило, заставив Мэриан закусить губу. Глаза не наполнились слезами, она все-таки справилась с этим. Но сказать ему что-то на это Мэриан не могла. Ничего не могла. Слова не подбирались, обида перехлестывала через край, а в глубине билась противная мысль: «Он может любить Пейдж, просто любить, не используя ее. Он мог так любить мою мать. Он любит Изольду. А я всего лишь средство достижения цели? Почему?»
Вот только что Рейнард творил дальше?
От прикосновения его пальцев к головой коже, по телу пробежала дрожь, собираясь в позвоночнике, который уже был готов в узел свернуться. Мэриан ощутила себя пружиной, которая сейчас была собрана, но вот-вот могла распрямиться. И что будет в этот момент было неизвестно даже самой Мэриан. а дыхание сбилось, и это было бы более явно, не закусывая девушка губу. Все что угодно, лишь бы не дать понять Рею, что ей… приятно?
Нет!
Она даже попыталась вцепиться в свой фартук, но это оказалось бесполезно. Мэриан показалось, что ее оставила без панциря, который хоть как-то мог ее защитить. Нет, это же глупости, это просто фартук, а Рей просто пытается ее достать, разозлить, довести до белого каления, зная ее болевые точки.
В том-то и беда, что он слишком многое знал о ней. А сама Мэриан знала лишь одну его слабость – Пейдж.
А нет, две – еще и Изольда.
Дыхание Рея обожгло губы Мэриан, и она невольно их облизнула – во рту пересохло. Она видела прозрачность голубых глаз Каннингема, чувствовала, как ненормально лупит собственное сердце по ребрам, будто пытается пробить дырку в них, чувствовала, что почему-то дрожат коленки.
Разрядить обстановку…
Она даже толком не осознала, что делает. Момент был настолько пронизывающим, что Мэриан могла как глупо потянуться за поцелуем – да что за идиотизм ей диктует поступки, так и влепить пощечину Рею.
И злость с обидой все-таки победили, хотя и с трудом. Мэриан взметнула руку, припечатывая ладонь к щеке Рея:
- Сволочь… да как я только могла подумать, что ты изменился!
А голос дрожал от сдерживаемых слез.
Почему это больно?

+3

13

Стоило ожидать, что Мэриан покажет свою строптивость. Звонкая пощечина обожгла щеку, наполняя его смесью негодования и удовольствия. Он не пытается потереть горящую щеку, но перехватывает руку девушки за запястье и на несколько минут на кухне нависает тишина. Чуть сильнее сожмешь руку и Мэриан застонет от боли, но как бы ни была задета гордость Рейнарда, пробуждая в нем Роберта с его вспыльчивым характером, он старательно себя контролировал. И пожалуй повергая леди в ступор, целуя кончики ее пальцев:
- Возможно ты права. Нет, пожалуй ты действительно права, - мужчина отпускает ее запястье и делае несколько шагов назад, давая Мэриан простор, чтобы собраться и с собой и со своими мыслями. Рей отодвигает стул и садится, притягивая к себе чашку с кофе, но тот уже остыл. Пожалуй как и сам Каннингем. Пару раз постучав костяшками пальцев по столешнице, он задумывается, что им нужно найти точку соприкосновения. Против Рейнарда мог противостоять весь город, сейчас ему как никогда нужна была семья, чтобы спасти их все если потребуется. Ему совершенно не хочется потерять вновь сестру, потерять дочь, которую казалось он не мог любить сильнее чем сейчас. Рею надоело видеть осуждение в глазах Мэриан, ему хотелось видеть в них понимание, ту же нежность, которой она одаривала Пейдж и всех своих знакомых, видеть... - Признаю. Нам нужно что-то делать. Для начала, я попробую быть менее требовательным к тебе. Нужно было понять это сразу после появления в городе шерифа - ты мне не дочь, больше не падчерица и уж точно не племянница. Регина обладает чертовски специфическим чувством юмора, как и ее мать.
"Тогда кто же ты?" Отличный вопрос.
- Сторибрук не Ноттингем. Никаких королевств. Никаких принуждений. Никаких корыстных желаний, - он встает и выливает содержимое кружки в раковину, что бы снова включить кофеварку. Параллельно кидая взгляд на часы - скоро проснется Пейдж. Нужно будет отвести ее в школу и позвонить Хаттеру, счказать что он совсем не будет против если пообедает с ребенком. Посещала даже мысль, чтобы устроить пятничный семейный ужин. Рейнард складывает руки на груди и с видом заговорщика, улыбается Мэриан, желая ее заинтриговать и смутить, чтобы увидеть легкий румянец на светлой коже, но снова отклицается на ее негодование. Что они за мазахисты такие? - У меня только одна просьба. Не связывайся с ним.
Словно предвидя вспышку в решительности Мэриан, Рейнард чуть ли не ревет как дикий зверь, с силой ударяя по столешнице и отворачивай от той. Одна единственная просьба! Он же не просит чего-то невыполнимого! Ему не нужна эта бессмысленная война, которая съедала столько драгоценного времени и сил. Дела в Сторибруке были куда серьезней всех старых распрей. Да, но он все равно считал Гуда своим врагом номер один.
- Черт побери. Не провоцируй меня, перестать доводить до состояния бешенства... - ох, тут он погорячился. Она не виновата, что у него такой характер. Мать-ведьма с огромными амбициями и отсутствием любви к обоим детям, сэр Эдвард, которого любил народ, власть и встреча с Корой в Шервудском лесу... Локсли. - Ревность просто убивает.
Один шаг, другой, третий и он не слишком деликатно притягивает Мэриан к себе за локоть и наклоняется навстречу ее губам:
- Надеюсь, ты довольна, - плевать что она может его укусить, вырваться, осыпать проклятиями и возненавидеть. Хватит. Нужно расставить все точки над "и". Удивительно, но кипя от всего спектра чувств, поцелуй выходит легким, неуверенным, словно бы прося позволения, на фоте того, как мертвая хватка рук Рейнарда медленно ослабевает.

+2

14

Мэриан испугалась собственной… нет, не наглости, да и не смелости. Просто она в самом деле не поняла, в какой момент ее перемкнуло – другого слова тут нет. Жалела ли о пощечине? Возможно, первые пару минут. Пока пальцы Рея не сомкнулись на ее запястье. Девушка ждала, что он сожмет их, приготовилась к боли. Шериф Ноттингмеский ни при каких обстоятельствах не мог позволить падчерице так обращаться с собой.
Но, кажется, Рейнард решил окончательно ее загнать в тупик, в состояние непонимания происходящего. Иначе как можно было объяснить, что он сейчас целовал кончики пальцев захваченной в плен руки. Мэриан сглотнула. Пальцы приятно покалывало, было немного щекотно, и она даже не предприняла ни одной попытки забрать свою руку у Рея, и выцарапать ему глаза тоже, просто стояла в ступоре и смотрела на него.
Определенно, ее мир сегодня дал трещину, перевернулся с ног на голову. Удивительно, да? Даже осознание, что двадцать восемь лет они были под действием проклятия Регины, было не таким мозговыносящим, как это.
И когда Рейнард отпустил ее руку, сел за стол, она все еще стояла, прижавшись спиной к стене. Несколько глубоких вдохов, вот только в голове так и не прояснилось. И она все никак не могла отделаться от ощущения губ Рея на своих пальцах, его пальцев на своей коже, его дыхания на своих губах.
Слишком много. Для нее это был слишком много.
- Признаю. Нам нужно что-то делать. Для начала, я попробую быть менее требовательным к тебе. Нужно было понять это сразу после появления в городе шерифа - ты мне не дочь, больше не падчерица и уж точно не племянница. Регина обладает чертовски специфическим чувством юмора, как и ее мать.
Мэриан все еще стояла, затихарившись, в углу, слушая Рейнарда.
Не дочь.
Не падчерица.
Не племянница.
Вопрос сорвался с ее губ еще до того, как она задалась им мысленно:
- А кто же я, Рейнард?
«Мне и правда это хочется знать? Понравится ли мне ответ?»
Вот оно – самое тяжелое, думать, понравится ли ответ.
Мэриан сделала несколько шагов из угла. Обвела растерянным взглядом кухню, протянула было руку к фартуку, но поняла, что он ей не нужен. Горка блинов давно остыла, завтрак был безнадежно испорчен, и явно проще им всем пойти в кафе: по крайней мере, будут сытыми. Мэриан уже развернулась к кофеварке, решив, что содержимое чашки Рея остыло, но он ее опередил, продолжая говорить. Она заметила его улыбку, и снова почувствовала себя маленькой и растерянной, не понимая, как ей на это реагировать.
Вот только…
«Кажется, я понимаю, за что его любила мать».
Улыбка была другой. Но Мэриан бы не смогла объяснить, почему. Просто другой.
Она все еще настороженно, с напряжением в теле, смотрела на Рейнарда, пытаясь просчитать, что же он задумал. Определенно, что-то задумал. Вот только, что именно?
- Сторибрук не Ноттингем. Никаких королевств. Никаких принуждений. Никаких корыстных желаний. У меня только одна просьба. Не связывайся с ним.
О господи…
Мэриан снова вспыхнула, но уже не так, как до этого:
- Рей, я не вижусь с ним. Я не играю в освободителя, хотя это не означает, что меня не будут возмущать откровенно неправильные вещи. А еще я очень не хочу рассуждать о том, что было в Ноттингеме. Может, ты меня и считаешь маленькой дурочкой, но я понимаю, что если мы будем тащить оттуда все, что там было, мы не выживем. Мы просто себя… разрушим. Рей, я обещала Пейдж, что наши проблемы не лишат ее семьи. Но пока все идет именно к этому.
О да, Мэриан понимала, что компромисс – именно то, что им нужно. Как его достигнуть, чтобы остались и волки сыты – да-да, речь о шерифе Ноттингемском, и овцы целы – кажется, сюда Мэриан могла записать себя, Пейдж… и да, Изольду тоже.
Кофеварка щелкнула.
Мэриан успела повернуть в ее сторону голову, на лицо упала рыжая прядь, но неожиданно оказалась снова в сводящей с ума близости от Рейнарда. Она не ощущала его пальцев на своем локте, лишь думала о том, что стоит ей чуть приподняться на носочках, она сможет коснуться губами его губ. И снова сбилось дыхание, а в голове возникал звенящая пустота. Такая приятная, такая обволакивающая, как и близость Рея. Не нужно думать о чем-то, не нужно рассуждать о морали, ничего в эту минуту не нужно.
Вот только Мэриан не успела наполнить легкие воздухом до поцелуя. И даже не сразу поняла, что отвечает. Подалась вперед, а стоило локтю стать свободным, как приподнялась на носочки, обнимая Рейнарда за шею, бессознательно зарываясь в волосы на его затылке пальцами.
Легкие начало обжигать, а Мэриан никак не могла оторваться от губ Рея. Но все-таки пришлось. Она отступила на шаг, глядя на Каннингема широко распахнутыми глазами, прижала пальцы к губам, заворожено глядя на него. А потом спросила:
- Рей, что происходит?
Нет, сама она уже была не в состоянии понять. Пора было ей объяснить. И про ревность тоже.

+2

15

Он был готов к тому, что девушка начнет вырываться. Был готов к еще одной звонкой пощечине от которой щеку вновь бы обожгло. Был готов к тому, что она сбежит из дома, громко хлопнув дверью. Рейнард был готов даже к тому, что одной только фразой Мэриан поставит жирную точку, заставит его принять поражение. но он никак не подозревал, что отпусти ее, как она откликнутся, потянется к нему, прижмется плотнее. Ощущение тонких аристократичных пальчиков, запутанных в его волосах, заставляет Рея обхватить тонкую талию. Пожалуй он позволяет долго контролируемым эмоциям взять верх и сжимает ее теле. Хочется исследовать, хочется запомнить все, высечь на своей памяти этот момент, если ничто больше не повторится. В прочем получив малую долю того, что словно бы обещал этот поцелуй, Каннингем понимал, что не отступится. В душе зашевелилась змея гордости, пробуждая того Ноттингемского, коми он был в Зачарованном лесу. Все шептало, что это победа. Победа, которой он желал куда больше, чем смерти Робина Гуда. Но тут же, эхом отдавались слова сказанные ранее Мэриан. Он не будет искать корысти. Не в этом. Хотя... пожалуй светлый луч, который собой являла девушка, был бы безусловно прекрасным способом донести до тех, кто был наслышан о Роберте ДеРено, что люди могут измениться. Под силой истинной любви.
И он почти верил в это сам... потому, что скользить руками вверх по ее талии, обрамлять ее лицо своими ладонями, начиная войну языками, знать наконец-то какие сладкие на вкус ее поцелуи и как мягки губы, было лучшее, что с ним когда-либо случалось. Он проводил по рыжим волосам руками, запуская пальцы и чуть оттягивая их вниз, но боясь причинить той боль. На сегодня хватит, Рейнард сорвался уже несколько раз. А воздуха уже не хватало. Нужно было оторваться, шумно вздохнуть и быть может повторить. Так что когда Мэриан отстраняется, мужчина дает ей пространство, делая шаг назад, дает ей время, чтобы осмыслить произошедшее, сам зачарованно смотря, как она прикасается пальцами к припухшим губам. Ей так шел этот удивленный непонимающий вид, что хотелось наброситься на нее, забывая обо всем на свете, зарываясь руками под одежду, чувствуя жар исходящей от бледной фарфоровой кожи.  Не понятно, как он не поддается этому безумию, а пытается подобрать слова, чтобы ответить на вопросы.
Кто она ему теперь? Пожалуй он знал ответ. Знал, но язык бы не повернулся бы это сказать. Принять поражение сейчас? Забить все то, что он много лет вынашивал в себе, отказаться убеждений ради женщины? Нет. Он мог бы, но не так быстро. Даже если бы Мэриан сейчас поставила перед ним ультиматум. Но она же умная девочка... девушка и поймет, что это буквальное завершение всего.
- Сама мне ответь. С каких пор положительные герои отвечают на поцелуй человека, которого должны были бы ненавидеть, - он не хотел, чтобы это прозвучало холодно. Но пожалуй ему придется вспомнить, что он не должен отталкивать тех, кто близок к нему. Он бы не посмел так сказать Моргане... вернее Изольде, ведь именно так теперь звали сестру. Он никогда бы себя не простил, если бы повысил голос на Пейдж, даже зная, что ее родной отец - Безумный шляпник, а мать - Снежная королева. Это не имело значения. Она была его дочерью. А Мэриан... была той, о ком он слишком долго мечтал. Той, которую слишком долго хотел заполучить, но каждый раз оступался, обжигался и порой нарочно отталкивал. - Я хочу сказать, что за всем, что причинил тебе, за тем что мог бы причинить, скрывалось то, что я уже сказал. Я хотел тебя. Я хочу тебя. Проклятый Гуд, который кривляясь выпросил твою ленту, на соревновании лучников. Проклятый бард, который увлекшись прозвал леди Ноттингема - Шервудским цветочком. Этот побег, я готов был устранить любого, кто стал бы на моем пути... Дьявол, ты не представляешь как я был счастлив, когда Гай тебя вернул в замок.

Отредактировано Reynard Cunningham (2013-12-03 18:29:57)

+1

16

Ноги не держали Мэриан. Она смотрела на Рея, рукой нашаривая ближайший стул, на которой медленно опустилась. Ей хотелось снова ощутить его губы в поцелуе, его руки на своей талии. Но ее не отпускало чувство абсурдности происходящего. И правдивость замечания Рейнарда – с каких пор она целуется с тем, кого почти считала исчадием ада.
Да ладно, не почти. Она его таким и считала.
Слова и тон неприятно царапнули что-то внутри. Но в противовес привычным реакциям, Мэриан не нагрубила Рею, не противопоставила себя ему. А так и продолжала сидеть на стуле. Она заставила себя отвести взгляд от шерифа, стараясь не думать о том тепле, которое так приятно расплывалось внутри.
Это сводит с ума.
Это просто… сводит с ума.
Но стоило Рею вспомнить Робина, когда Мэриан оперлась локтями о стол и со стоном спрятала лицо в ладонях. Оно и так полыхало от всех его слов, от всего того, что сейчас доходило до мозга девушки. Она ведь и правда не могла себе представить такое: что Рейнард мог ее ревновать, к Робину, к барду… тем более, к барду! Мэриан даже не смогла бы вспомнить его лицо, да и имя тоже. Сколько таких певцов бывало в Ноттингеме на каждому балу, которые, кстати, организовывал и Роберт. Так что сам виноват, притащил на свою голову.
А Робин…
С ним тоже все трудно. Мэриан сейчас просто не могла думать, голова пухла.
Когда она заговорила, голос звучал глухо:
- Ну да, Рей, а ты будешь мне вспомнить это до конца… света. – Она все-таки убрала ладони от лица, подперев кулаками щеки. Смотреть на Рея было стыдно – Мэриан смущалась собственного ответа на его поцелуй. Хотела бы себе сказать, что больше не будет думать об этом, но…
«Да кому ты врешь, Мэриан? Вот сидишь и думаешь, что подставила бы ему губы под новый поцелуй.»
Такое ощущение, что что-то сломалось, и теперь она никак не могла совладать с происходящим. Просто теряла контроль.
Мэриан покачала головой:
- Мы так не выживем. Мы просто… угробим друг друга. Вот это все – подозрения, ревность, тайны. Мы не справимся с этим так же. Да, Рей, я могу собрать вещи и уйти. Но в этом доме моя семья. И ты…
«Я правда собираюсь это сказать? Произнести вслух то, от чего бы с радостью отказалась.»
- Ты тоже моя семья. А мама учила меня от семьи не отказываться.
Только она все равно не знала, что с этими признаниями делать.
А еще ей надо выйти из кухни, разбудить Пейдж, собрать ее в школу. Это хотя бы поможет ей проветрить голову от дурных мыслей о минутном моменте.

+1

17

Мужчина следом за Мэриан опустился на ближайший стул и не отрываясь глядел на вспыхнувшие щеки девушка, на то как она смущаясь и не понимая что происходит этим утром на кухне прячет лицо в ладонях. Отчего-то вся картинка вызывала в душе шерифа забытое, едва уловимое чувство умиротворения. Счастья и осознания, что они оба давно должны были зарыть топор войны и немного побыть в тишине, прожить эти мгновения. Каннингем улыбнулся. Едва заметно, лишенной привычной высокомерности. Наблюдая за последующей реакцией Рей непроизвольно почесал щеку, забывая, что завтрак безвозвратно погиб в раковине, а заставлять Мэриан вновь жарить блинчики он не собирался. Плевать. Может, зайти всем вместе в кафе? Время еще было. Нужно только разбудить Пейдж, все равно мужчина хотел сам отвести дочь в школу.
- Что тебя это разочаровывает? - поинтересовался он. Выждав мгновение, Рей поднялся, прошел по кухне понимая, что сам не доживет до похода в кафе.
Едва сдерживаясь оттого, чтобы провести пальцами едва касаясь вверх по руке Мэриан, поцеловать ее в висок, вырабатывая простые внимательные и чуткие прикосновения, словно традицию. В этот же момент Рерт ДеРено ощетинился и готов был сотрясать свое второе "я", за такие слащавые мысли. Даже в этом мире нельзя было показывать слабости, а леди Мриан была, есть и останется его "ахиллесовой пятой". Это ничто не сможет изменить. Каннингем открыл холодильник, скептически оглядывая его содержимое. Что ж он был не так безнадежен, но явно не столь искусен как юная мисс, сидящая позади него и уже активно просверливающая в его спине дыру пытливым взглядом карих глаз. Он не обернулся, зато взяв пару яиц, хлопнул дверцей и подойдя к раковине, пустил воду. Та зашипела и тут же замолкла.
- Семья... - попробовал на вкус это слово Рейнард, включая плиту и ставя на нее сковороду. Не отвлекаясь от занятия, мужчина продолжал готовить и старательно подбирал слова, чтобы не разрушить момент еще больше, чем это сделали слова Мэриан. Это не совсем то, что он хотел услышать на свой счет, хотя это определенно был шаг вперед. Это было признание, на которое Рейнард не знал как реагировать... И именно поэтому вновь они оба прикрывались матерью Мэриан. Защитная стена, за которой оба чувствовали себя на своих местах. - Семья - такое всеобъемлющее понятие, Мэриан. И, похоже, теперь я не смогу тебя удерживать, ведь в семье никто никого не удерживает насильно?
"Как бы мне этого не хотелось и как я привык поступать".
Скорлупа треснула и на разогретую сковороду вылилось содержимое яйца. Он щелкнул кофеваркой и повернулся к Мэриан:
- И что же ты предлагаешь? Записаться на прием к доктору Хопперу? - он иронично усмехнулся. Вряд ли добрый доктор выдержит их семейные проблемы и довольно неутешительную историю из прошлого. Рей даже пожалел было психическое состояние Арти. Мало кто мог пережить, осознать и не тронуться от взаимоотношениях вот этих двух людей. - Знаете, леди Мэриан, боюсь нашему психологу, потребуется собственный психолог. Более того, я прекрасно знаю, что он нам может посоветовать. Быть честными и прямолинейными друг с другом. Попытаться представить себя на месте другого. Чаще приходить к компромиссу. Можно попробовать. По крайне мере я постараюсь.
"Очень постараюсь, но клятвенно обещать не могу. Не один день я добивался места шерифа в Ноттингеме, так просто ничего не происходит... И я банально не верю ни в какую психотерапию. Бред сивой кобылы".

+1

18

- Ничего меня не разочаровывает, - глухо отозвалась Мэриан, все еще пряча лицо в ладонях. И ведь правда, дело совсем не в разочаровании. Или все-таки в нем? В том, что она, вся такая правильная, не может перестать думать о том, кого считала, если не дьяволом, то кем-то близким к этому? Возможно. Но говорить об этом с Реем Мэриан не собирались. Точно не сию минуту. Она убрала ладони от лица, заставляя себя встретиться с ним взглядом. Но слишком поздно, ей не досталась даже тень улыбки.
Рей поднялся из-за стола, и Мэриан тут же почувствовала, как плечи и шею сковывает напряжение. Что дальше? Что он сейчас сделает? Но Рей направился к холодильнику, и неожиданно для самой себя девушка ощутила странный привкус… ах да, того самого разочарования, о котором до этого упоминал бывший шериф. Чего ждала Мэриан? Она была практически уверена, что он попытается к ней прикоснуться, но вместо этого Рейнарда, кажется, больше интересовал завтрак. Мэриан попыталась скрыть расстройство. Она не следила за мужчиной, рассматривая что угодно, только не его. Зато отчетливо слышала все его передвижения по кухне: хлопок двери холодильника, включенная вода, шаги по кухне.
- Семья - такое всеобъемлющее понятие, Мэриан. И, похоже, теперь я не смогу тебя удерживать, ведь в семье никто никого не удерживает насильно?
- Нет. Семья – это понимание и поддержка. Невозможно требовать это, удерживая насильно. Как и не рассказывая ничего. Я… я не могу слепо верить, Рей. Просто потому, что не умею.
«Возможно, следует этому научиться. Потому, что есть вещи, в которые придется верить слепо. Но важна цена вопроса, это должно быть что-то важное, что стоит такой платы».
Девушка обернулась. Она хотела спросить, есть ли что-то, что стоит платы, слепой веры. Но так и не решилась. Ответ мог оказаться не тем, который бы она хотела услышать. Он мог быть совершенно другим. Но пока Мэриан думала, Рей готовил завтрак. И продолжал говорить, заставляя девушку переключиться на нечто иное, следующее по списку их проблем. Ладно, в конце концов, со слепой верой они еще успеют разобраться. В конце концов, этому можно научиться, если она будет уверена, что… это того стоит.
- И что же ты предлагаешь? Записаться на прием к доктору Хопперу?
Девушка фыркнула. Ну что за бредовые идеи. Какой доктор Хоппер? Он и детям-то не всегда может помочь, что говорить о них? Учитывая, сколько всего наболело, о чем рассказывать… да Хоппера просто жаль.
И Рей, похоже, сам это прекрасно понимал. Мэриан невольно улыбнулась едкому замечанию Каннингема. И все-то он знает. Только вот он прав. Именно это им посоветует Хоппер. Именно это им бы взять на вооружение. Только вот поможет ли?
- Хорошо, - тихо сказала девушка. – Выбираем компромисс, выбираем попытки что-то исправить. И каковы условия? – она неожиданно поднялась из-за стола и оттеснила Рея от сковородки. – Сядь за стол, пожалуйста.
Две ее территории – конюшня и кухня. В первом она чувствовала себя королевой, а вот готовила Мэриан не шедеврально, но съедобно. И не особо любила, когда Рей хозяйничал здесь сам. После него имелась либо гора грязной посуды, либо все чисто, но ничего не по местам. И вообще, с яичницей она могла справиться сама. А вообще, пора было Пейдж будить. Но разговор нужно закончить. Иначе все просто не имело смысла: - Что ты хочешь от меня в рамках этого компромисса?
Мэриан так и стояла спиной к Рею, копошась с тарелками и яичницей.

+1

19

- Условия? -Рейнард переспросил, словно только что вернулся на эту грешную землю. Мужчина обернулся к Мэриан, пытаясь отыскать в ее словах подвох, но нет, казалось, та действительно делает шаг на встречу. Огромный шаг, к которому им нужно было придти еще в Ноттингеме. Он опустил крышку на сковороду, передал ей лопатку и разве что не покорно опустился на прежний стул, наблюдая за ее действиями. Что ж сам виноват, чо решился покуситься на святая святых и завладеть плитой, даже на эти короткие минуты. - Дать друг другу шанс. Не пытаться лезть в дела друг друга. Когда придет время, Мэриан, я сам все тебе расскажу.
"Сейчас ты должна понять, что я оберегаю и тебя, и Пейдж, и Изольду от силы, которая сама еще не знает на что способна".
Не давая пока ей ничего ответить или возразить, Рей протягивает руки, перехватывая тонкую талию и тянет Мэри к себе, аккуратно, настойчиво поворачивая к себе лицом, чтобы в следующий миг уткнуться в ее плоский живот. Хоть бы она послушала его. Треклятые заговоры в этом городе затевать было в сотни раз сложнее, хотя бы потому что все с вниманием коршунов следили кто из соседей - падаль. Один неверный шаг и никто больше тебе не поверит. Каннингем и так многое сделал чтобы заручиться в Сторибруке поддержкой и постараться являясь другом Спенсера, не перенять и всей той грязи в которую он вляпался с волчицей.
- Пожалуйста, - сумел вполне искренне произнести он, отстраняясь и поднимая на нее пронзительный взгляд прозрачно голубых глаз.Выжидая, выискивая понимание или долю согласия в Мэриан, Рей неосознанно водил пальцами по ее спине, скользил на бока, обхватывая их, держа девушку так, словно моргни - и она навсегда исчезнет. - И не заставляй меня повторять дважды.
Пришлось ее выпустить. Встать со стула и задумавшись, Каннингем в очередной раз позволяет себе больше вольности, чем за последние лет тридцать - целует племянницу в висок, перехватывая рыжий локон, он делает пару шагов спиной вперед:
- Пойду разбужу Пейдж. Ей бы уже пора собираться в школу.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC